Николаева Анастасия Владимировна (nikolaeva) wrote,
Николаева Анастасия Владимировна
nikolaeva

О вечном



Когда здесь слишком громко, пыльно, когда становится трудно дышать и ничего не видно, я ухожу туда, где люди неторопливо и со знанием дела говорят о вечном, о том, что было в веках и, вне всякого сомнения, будет. О том, что делает наш мир прекрасным и теплым.

И тогда я с наслаждением слушаю о том, как правильно подрезать розовые кусты и чистить столовое серебро, как избавиться летом от мух, чем лучше отстирывать пятна от сочных ягод на белом воздушном платье, как красиво сервировать стол на двенадцать персон.

В этом мире ветерок нежно дует в кружевные белоснежные тюлевые занавески, лучи солнца разбегаются солнечными зайчиками по стенам, оттолкнувшись для разбега от хрустального графинчика с домашней наливкой.

Одуряюще соблазнительно пахнут котлетки из свежей телятины на плите, ползает по полу ребенок, стараясь поймать рыжую кошку за хвост.
Где-то в недрах темного резного буфета призывно поблескивают круглыми боками банки с вареньем. Постукивают спицы, тикают часы с кукушкой, в углу дремлет маленький паучок, которого бабушка велела не трогать. Паук - к хорошим вестям, к письмам.

Но писем нет, только газеты. А в них:

"Любопытное письмо получено одесским купцом А. Ф—ным от сына, находящегося в армии на фронте и участвовавшего в десяти боях в Галиции и за отличия представленного к получению третьего Георгия и к чину унтер-офицера.

Провожая сына в армию, А. Ф—н, между прочим, сказал:
— Дай Бог тебе, сын мой, так же удачно одолеть врага на войне, как ты удачно выкурил «пруссаков» из нашего жилища. За каждого убитого неприятеля обещаю тебе 1000 рублей...

На днях А. Ф—н получил от сына письмо с приложением счета, на котором буквально значится следующее: «За убитых мною 6 австрийцев мне, согласно нашему условию, причитается 6.000 руб. За вычетом 5 процентов за наличный расчет, следует получить мне 5.700 руб., которые прошу немедленно выслать".

(«Русский инвалид», 19 января 1915 года).


В газетах всегда страшное:
"Наш корреспондент Г. Ксюнин рассказывает о следующем случае:

— На перевязочном пункте встретился с полковником Н-ским. Осматривая у солдат развороченные раны, тот вспомнил страшный случай, свидетелем которого сделался, во время лодзинских боев.

Он был контужен и, пробираясь с денщиком в тыл, зашел в лесную сторожку. Тут глазам представилась ужасная картина. Молодой лесник стоял привязанный к дверям с отрезанным языком. Около него на коленях рыдала полусумасшедшая жена, а из-под кровати выглядывала до смерти перепуганная девочка. Женщина ничего не могла объяснить, но от ребенка кое-как узнали, что в сторожку только что заходили немцы, и что их разъезд пошел лесом. По счастью, подвернулись наши казаки и полковник уговорил их нагнать немцев. Разъезд настиг семерых захватил, привел в сторожку и показал их подлое дело".
(«Новое Время»,23 января 1915 года)

И сразу перестают стучать спицы, уже никто не слышит мерного стука ходиков, пригорают котлеты на плите, а взрослые все спорят, говорят и кричат.

Рыдает под столом малыш: кошка убежала.
Стонет ветер за окном, разбиваются об оконное стекло большие влажные снежинки и стекают вниз извилистыми крошечными ручейками.
А в доме тесно от слов "война", "кризис", "мобилизация":

"По мере того, как война принимает затяжной характер, вопросы, сопряженный с золотой валютой, становятся все более острыми и привлекают к себе все больший общественный интерес.
Международная ситуация диктует несомненное и крупное падение курса рубля. Между тем, вся экономическая обстановка, в которой протекает война, не давала объективных указаний для того, чтобы именно наш курс упал так низко, и объяснение этому нужно искать в том, что за прекращением внешнего источника для пополнения золотого запаса его пополнение иными путями оказалось недостаточным. Грядет тяжелейший экономический кризис."

(Голос Москвы 1915, 18 января)


"Всеобщая мобилизация пройдет в ДНР через десять дней, планируется призвать до 100 тысяч человек, заявил глава самопровозглашенной Донецкой народной республики Александр Захарченко.
(РИА Новости, 2 февраля 2015 года)

"Есть оперативная информация о том, что морги и больницы, в частности в Донецке, просто забиты телами. Не хватает лекарств для оказания помощи", - отметил секретарь Совбеза".

Об этом пишет Пресса Украины 3 февраля 2015, или 3 февраля 1915 года, или 3 февраля 2115 года.
Меняются столетия, но по-прежнему все делает этот мир для того, чтобы мы забыли о главном. О том, что плачет ребенок, о котлетах, которые пригорают на плите, о давно остывшем чае в фарфоровой кружке, о том, что мы люди и нас нельзя убивать. Никогда.

Tags: Невыразимое
Subscribe
promo nikolaeva ноябрь 1, 00:41
Buy for 350 tokens
Что касается промо-блока: Исключено размещение постов политического и националистического толка, антирелигиозных текстов, порнографии, а также любых постов, носящих оскорбительный характер. Для рекламодателей почта nikolaeva.lj@yandex.ru
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments