Николаева Анастасия Владимировна (nikolaeva) wrote,
Николаева Анастасия Владимировна
nikolaeva

Любовь рифмуется со словом кровь

"Любит-не любит, плюнет-поцелует" - никогда не надоедающая игра на зеленых лужайках, там, где произрастают в бессчетном количестве вечные заложницы чувств человеческих - белые ромашки. Летят легкие лепестки, подхваченные теплым дыханием лета. "Любит - не любит" - шепчут маленькие девочки, бросая взыскующие ревнивые взляды друг на друга.
Кто любит? На этот вопрос ни у одной из нас нет ответа, но очень почему-то важно, чтобы любил. Вот и мухлюешь с лепестками, превращая себя в самую любимую.
Отчего мы так зависимы от чьей-то любви, почему ищем ее всю жизнь, а найдя, не успокаиваемся и боимся потерять?
Жажда любви везде: в голове, душе, каждой клеточке тела.
Читала я историю, как в больнице тихо умирал оставленный мамой младенчик: его организм почему-то не усваивал никакой еды. И вот этого маленького заморыша решила взять в семью бездетная пара. Началось долгое оформление документов. Конечно, младенчик знать об этом не мог, и к нему никого не пускали, но... он начал есть. Через месяц новенькие родители забирали толстенького малыша. Как он мог почувствовать, что о нем думают, что его готовы принять и полюбить?
- Знаешь, мне ведь физически больно, - говорит мне моя знакомая, от которой после тридцатилетней счастливой супружеской жизни ушел муж. Она не может есть и забывает пить, кожа на руках трескается от обезвоживания. Река семейной любви пересохла, и она задыхается как рыба без воды. А столько любви вокруг: сын, невестка, мама, брат... Почему перехватило удавкой горло и нет больше сил брести по дороге с названием жизнь? Значит, есть люди, чья любовь для нас приятна и целительна, а есть те, без любви которых мы умираем?
Их много, любовей этих, в каждой человеческой жизни.
Мамино-папина любовь - самая первая и важная. Она - условие выживания. Ее воспринимаешь как данность. До определенного момента. И этот момент у каждого свой.
Я росла единственным маленьким ребенком в большой семье до шести лет. Потом родилась сестра, а меньше чем через год - двоюродный брат. Помню: стою и смотрю, как женская часть нашей семьи ликует возле нового маленького мальчика. Моя бабушка, мама Анечка, что-то такое, видимо, разглядела на детском личике моем и, утащив меня в коридор, жарко зашептала в ухо:" Ты моя самая-самая любимая внучка, поняла?"
И я почувстовала, как слова любви, наполняя меня, буквально отрывают мое худое детское тельце от пола, и я, легкая, как надувной праздничный шарик, лечу по длинному коридору квартиры на Кутузовской. Эти слова были такие большие, а я - такая маленькая, что не удержала я их в себе и выплеснула все свое ликование на тетю Наташу, маму того самого только что вылупившегося мальчика. И тут произошло странное: тетя стрелой метнулась к бабушке, и я улышала громкий гневный монолог: "Ты зачем сказала Насте, что она любимая внучка, а мой сын? Он - не любимый?" Бабушка что-то негромко говорила, в голосе ее звучали оправдательные интонации, но я этого уже не хотела слышать. Отпустив на волю слова любви, я осталась без них, сжалась и съежилась в темном коридоре, думая о том, что не получается быть самой любимой, если рядом еще кто-то маленький.
И с этим открытием пришлось жить дальше. Началась странная игра длинною в жизнь под названием "Стань самой любимой".
Безусловная любовь закончилась. Игра с условиями была очень жесткой, а порой и жестокой. Тут уже мало было любить самой, нужно, как в шахматах, просчитывать все вводные.
Первое и главное - на чьем поле идет игра. Если это отношения с родителями, то, чтобы любили, надо быть умненькой-остроумненькой, веселить гостей, хорошо учиться, не дерзить и почаще болеть. Последнее нам с сестрой удавалось лучше всего. Ни у кого в классном журнале не было столько пропусков по болезни, как у меня и моей сеструхи. Хочу заметить, что мы были вполне здоровыми детьми, но просто очень впечатлительными, наше духовное всегда вертело нашим физическим так, как считало нужным. Если нужно болеть, чтобы мама жалела, а школа забылась как кошмар, значит - будем болеть. И тянулись бесконечные сопли - кашли, и уютно было так завалиться рядом с мамой на диване и читать какую-нибудь толстенную книгу о любви и грызть соленые сухарики из духовки.
Мама, конечно, печалилась, глядя на своих болящих, но что-то мне подсказывает, что и она рада была держать нас поближе к себе, справедливо полагая, что вряд ли кто-нибудь во внешнем мире любит нас больше, чем она.
Было еще и другая любовь. Она жила там , во внешнем мире, и была менее серьезной и более веселой. Победы в ней давались легче. Рыжие кудряшки, звонкий смех, новый свитерок - и ты королева.
Забавные отношения без внешних обязательств манили. Мы стали уходить. Нам с сестрой всегда казалось, что наши родители так сильно любят друг друга, что они не особо обратят внимание на наши все более продолжительные отлучки, отсутствующий взгляд, долгие разговоры по телефону. Тем более что мама всегда говорила:" Семья - это мы с папой, а вы - гости. Уйдете в свои семьи - и все."
Но слова словами, а любовь мамина оказалась взыскующей и ревнующей. Помню: пришла я поздним вечером, слегка задержавшись против назначенного времени, было где-то около одиннадцати. Мама сидела на кухне как-то так неловко согнувшись, положив ногу на ногу. Подойдя, я с ужасом увидела, что в руке она вертикально держит нож, конец которого упирается в ее ногу, а на ручку она положила подбородок склоненной головы.
Увидев меня, мама положила спокойно нож на стол и сказала: "Так мне легче ждать тебя, я волнуюсь по вечерам, а боль отвлекает".
С того вечера после девяти я выходила только для того, чтобы погулять с собакой.
Любовь в семье была очень сильной, она связывала, но она же давала силы жить. Глядя, как мой отец помогает маме снять сапожки, норовя тихонько поцеловать любимую ножку, как, приходя с работы, он громко зовет ее: "Мамочка!" - я понимала, что мои родители - одно целое. Это понимание было и в раннем детстве.
Помню, как сильно я удивилась, когда моя подруга Танька в третьем классе спросила меня: "А ты не боишься, что твои родители разведутся?"
Я остолбенела: скорее я поверю, что мои родители - марсиане.
Я постаралась выкинуть этот вопрос из головы, но семя было посеяно и скоро дало всходы: любовь не только надо заслужить, она может и закончиться.
Хотя, казалось бы,я сама должна была знать об этом.Через все мое детство и юность пронесся смерч леденящих кровь страстных отношений моих бабушки и дедушки. После 25 лет совместной жизни они развелись, это произошло тогда, когда три их ребенка уже выросли, а мне был годик. Но видимо, они не смогли уничтожить свою любовь до конца, и она, как это обычно и бывает в таких случаях, превратилаь в ненависть. Но почему-то вот не расслышала я тогда сквозь шум водопада обвинений тихого журчания того источника, из которого они пили 25 лет да так и не напились. Только много лет спустя стало мне ясно, что любовь бывает ненавистью.
Третий класс вообще был полон открытий. Одноклассница Светка поведала, как у людей дети появляются. Я и мои подруги на время выпали в осадок. В голове вертелось что-то вроде: "И эти люди запрещали мне ковырять в носу".
Я тут же поняла, что никого любить не готова. А моя подруга Ирка, помявшись, сообщила, что даже эта жуткая во всех отношениях информация не заставит ее перестать любить Сашку из "А" класса. Я смотрела на нее как на умственно осталую, ужасаясь и сотрясаясь в душе от омерзения.
В четвертом классе мне преподнесли ту же информацию, но уже на официальном уровне: учительница биологии, собрав под крыло всех девочек класса и выгнав мальчишек, алея щеками и возбужденно взмахивая руками, а в самых захватывающих местах еще прищуриваясь и глупо прихихикивая, в духе стилистики учебника по биологии сообщила нам о главной тайне отношений мужчины и женщины. Я была убита: в изображении Светки все это выглядело и то пристойнее. Светка вела свой рассказ по-деловому, сжато и торопливо, не корча нам рожицы, как училка.
Биологичка же выглядела как-то нелепо. Ее торжествующе- таинственный вид и победно-алые щеки абсолютно не вязались с наукообразным рассказом о диких привычках взрослых мужчин и женщин.
Удрученная, я поползла домой, надеясь, что моя возвышенная и тонко организованная мама исправит напугавшую меня картину. Но мама потребовала, чтобы сначала я пересказала ей речь учительницы. И когда я это сделала, мамуля громко выдала свое резюме: "Какая гадость!"
Последние иллюзии исчезли. Мир таков, каков есть. Мамочке тоже не нравится .
Шло время, наплывали влюбленности. Снова начали интересовать ромашки, но на вопрос - кто? - уже был четкий ответ. Да у меня и на вопрос - любит/не любит - тоже уже всегда был ответ. Дело в том, что мне никогда не нравились те, кому не нравилась я.
Я справедливо считала, что это люди неумные и недальновидные, что с ними лучше дела не иметь. Поэтому я спокойно выбирала из настоящих ценителей истинной красоты того, кто был мне приятнее, и начинала строить радостные и необременительные отношения. Так что муки неразделенного чувства были мне неведомы.
Зато мои подруги отрывались по полной. Была даже такая история.
Моя приятельница влюбилась в отца своего одноклассника. Чтобы видеть объект своей страсти чаще, она задружилась с его сынком, каждый день ходила к нему в гости и ... вышла за сыночка этого замуж. Не переставая, конечно, при этом любить папу, то есть свекра.
Другая моя одноклассница много лет любила мальчика, который совсем не обращал на нее внимания. Каждый вечер она садилась на лавочку, напротив его дома, и преданно смотрела на окна квартиры, в которой проживал ее принц. Иногда мне казалось, что это все приколы нашего городка, что так просто не может быть. Но как можно полюбить человека, который не может оценить твоей красоты и ума? Ежику понятно, что он- идиот. Признаюсь честно: я до сих пор так думаю.
Но время детских любовей кончалось, и я стала понимать, почему слово любовь плохие поэты частенько рифмуют со словом кровь.
Subscribe
promo nikolaeva december 22, 2015 13:13
Buy for 250 tokens
Мои новые и самые лучшие старые посты теперь здесь: Николаева На этом ресурсе новости выходят раньше чем в ЖЖ и там очень удобный просмотр для смартфонов, айфонов и прочих мобильных гаджетов, ну и, естественно, для настольных компьютеров.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments