Николаева Анастасия Владимировна (nikolaeva) wrote,
Николаева Анастасия Владимировна
nikolaeva

Школа мальчишек. Побег от шишек

Да, шишек-то и не хотелось. Но не оставляло ощущение их неизбежности. Я потерянно бродила по школе, заглядывала в кабинеты, пыталась разговаривать с учителями. И все больше убеждалась: это не то место, где хочется долго находиться.
Зеленые масляные коридоры, сиротские туалеты, толпы разнокалиберных детей, усталые глаза учителей. Но идти-то было некуда. Конечно, забавно было бы сорвать ребенка из школы, а потом торжественно объявить в военкомате в его 18 лет, что он безграмотный. А не знающих грамоты в нашу доблестную армию, в соответствии с законом, брать нельзя! Но все это хорошо в мечтах. А в реальности мы ходили разговаривать с директором о нашем классе, пытались объяснить, почему важно оставить детей учиться вместе, просили поговорить с учителями, обещали помогать. Я таскала в школу университетские методички, диктанты, разработки. То есть нельзя сказать, что мы не пытались наладить диалог. Но пока мы пытались, одному Никитиному однокласснику балбес из восьмого класса приставил нож к животу. Наши мальчишки после этого жестко объединились и дали отпор. Я не сомневалась, что они выживут и в этой школе. Я сомневалась в том, нужно ли подменять жизнь выживанием.
И тогда в самый напряженный момент мне позвонила моя университетская подруга и в ответ на мои страдания рассказала о том, что она слышала о таком учителе, который создал что-то вроде экспериментальной школы, но это не школа, а образовательный центр. А лучше мне самой связаться с ним и все узнать.
И буквально на следующий день я сидела в крошечном кабинете, а рядом со мной был человек , который так сильно изменил нас и всю нашу жизнь.
Игорь Моисеевич Чапковский, математик, который преподавал раньше в школе для одаренных юных математиков при университете. Наблюдая за детьми, он пришел к мнению, что самое страшное, что можно в рамках образования сделать с ребенком, - это попытаться вогнать его в усредненные параметры нашей школы. Впрочем, я могу дать вам возможность самим прочитать то, что в тот день сказал мне Игорь Моисеевич. Это интервью я делала сама для журнала "Отечественные записки", поэтому за каждое слово ручаюсь. Читать: "Систему не исправить: она враждебна ребенку"
Все, что было сказано, находило отзвук в моей душе, но никак не умещалось в голове. Разве можно без школы? А коллектив? Не вырастет ли у меня мизантроп, отшельник, асоциальный тип?
Несколько ночей я даже не могла спать. Хорошо, что у меня есть муж, человек более здравый и спокойный. Он предложил попробовать. Просто попытаться.
И мы стали заниматься в центре Игоря Моисеевича. Сначала это были индивидуальные занятия. Ребенок два раза в неделю приходил в школу, у него проверяли уроки, ему объясняли новый материал и давали задания. Потом, когда он немного понял принцип, стал заниматься в маленькой группе.
Никита с восторгом принял такую систему. Ему нравилось находить информацию самому, работать самостоятельно. Но больше всего, конечно, ему нравилась атмосфера в школе Игоря Моисеевича и та свободная жизнь, которую она ему подарила.
Все дети в этом центре официально числились за разными дружественными центру школами Москвы и сдавали там все необходимые экзамены. Считалось, что они на семейном обучении.
А для меня было удивительным то, что все учителя в этой школе относятся к моему ребенку с необыкновенным вниманием и симпатией. И их интересует не только, как успевает ученик по их предмету, а чем он живет, что его волнует.
Про самого Игоря Моисеевича надо писать специально. Здесь я могу сказать только то, что он отец четырех прекрасных родных детей и множества приемных, его любви и внимания хватает на нас всех. Чудесные ясные голубые глаза, пушистая борода и всегда такое доброе напряженное внимание к каждому, кто рядом. То, что ребенок видит рядом с собой такого человека, не может не оказывать на него самое положительное влияние. И я всегда знала, что рядом есть человек, к которому я могу обратиться со всеми детскими и собственными проблемами.
Помню, когда Никита увяз в подростковом нигилизме, Игорь Моисеевич приехал, посадил его в свою машину, и они два часа ездили по городу и разговаривали. Никогда и никак не смогу я выразить свою любовь и признательность Игорю Моисеевичу, его жене Валентине Григорьевне и всем тем, кто вместе с нами любил и учил нашего мальчика.
Такая школа давала возможность Никите искать себя, просто интересно жить. Он плавал, занимался борьбой, рисовал, ходил в Клуб юного биолога при Зоопарке. А главное - был окружен взрослыми такого качества, что иногда я ему даже завидовала. Их биолог - зав. кафедрой на биофаке- таскал им на занятия то ужа, то паука, на литературе они писали стихи, выезжали в языковой лагерь, где в упоении вопили песни на английском и французском, ездили по приглашению в Германию, где кроме всего прочего участвовали в каких -то национальных гонках на длинных лодках. Причем Игорь Моисеевич сидел на самом носу этой посудины с огромным барабаном и отбивал колотушкой такт для слаженной гребли. Его белая борода победно развевалась, колотушка стучала, дети старались, лодка летела вперед...
Пока, наконец, мы не доплыли до выпуска. В аттестате были одни пятерки. Впереди - поступление в университет.
Tags: Детки
Subscribe
promo nikolaeva november 2, 03:00 133
Buy for 350 tokens
Мелеет ЖЖ, мелеет, но в нашей тихой заводи ещё встречаются разные славные рыбки авторы, глазастые и проворные. Не все их видят, не все знают. Недавно дала ссылку на журнал моей давней ЖЖ-френдессы и тут же получила комментарий:"Пожалуйста, составьте список тех журналов, которые вы читаете".…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments