Николаева Анастасия Владимировна (nikolaeva) wrote,
Николаева Анастасия Владимировна
nikolaeva

Героический космос и космическая глупость

В исторический день полета Гагарина в космос, 12 апреля 1961 года, газете «Правда» сказочно повезло: по воле слепого случая в редакцию попал небывало сенсационный материал об этом полете, всколыхнувшем весь мир и открывшем новую эру в истории человечества. Случилось это так.
Утром того дня Гагарин, обогнув земной шар, на что у него ушло меньше двух часов, стремительно спускался на земли Саратовской области. Точного места приземления предсказать никто не мог, поэтому на огромной площади в несколько сотен квадратных километров его с нетерпением ждали тысячи человек, знавших об этом событии по долгу службы (предварительно о полете, разумеется, ничего не сообщалось).

Среди тех, кто готовился к возможной встрече с Гагариным, было и несколько журналистов, в том числе, конечно, и корреспондент «Правды». Вместе с начальником местного отделения КГБ он ехал на машине, ожидая сообщения о приземлении космонавта, а Гагарин, можно сказать, едва не свалился им на голову.






Так наш корреспондент оказался первым в мире журналистом, встретившим на земле Гагарина и взявшим у него интервью. Им удалось провести вместе около часа, пока до них добрались встречавшие космонавта специалисты. Можно представить мое изумление, когда я, сидя в своем редакционном кабинете, услышал по телефону восторженный рассказ нашего корреспондента о случившемся с ним чуде. У нас в редакции царило всеобщее ликование. Сенсационное интервью с Гагариным было заверстано на первую полосу газеты. Мы обошли всех! А на другой день газета вышла без него!

Публикация была запрещена цензурой. Нам объяснили, что нельзя называть место приземления космонавта. А газеты всего мира, за исключением советских, точно его назвали, приложив к своим сообщениям разные схемы и географические карты. Сегодня в такое трудно поверить. Но вот другой аналогичный пример, в достоверности которого при желании может убедиться каждый.

Наших космонавтов, которые летали после Гагарина, раньше всех встречал город Куйбышев (ныне – Самара), откуда они затем следовали в Москву. Это огромный город, крупнейший промышленный центр. Сотни тысяч его жителей каждый раз торжественно приветствовали космонавтов, когда они проезжали по городу. А в наших газетах на следующий день печатались снимки этих встреч и под ними стоял такой засекреченный адрес: «Встреча в городе на Волге».

От кого и что скрывали в данном случае?! В такой необъяснимой атмосфере доведенной до абсурда секретности началось и затем продолжалось в наших СМИ освещение того, что назвали освоением космоса. Тон в этом деле задавала «Правда», даже космический подвиг она не только засекретила, но и засушила, засахарила, отдала его демагогам и бездарям. Первые же огромные очерки о Гагарине и последовавшие за ними описания других космонавтов, его «звездных братьев», по жанру можно отнести только к житиям святых.

Об их жизни и работе в «Правде» было поручено писать двум полковникам, заведующему военным отделом газеты Н.Денисову и его заместителю С.Борзенко. Писали оба плохо, а тут получили возможность гнать свои графоманские сочинения целыми газетными полосами. Вот цитаты из их «очерков»:
«Приближалось время долгожданного старта. Перед отъездом на космодром парторг группы космонавтов Павел Попович собрал напутственное партийное собрание. Все были уверены, что в первый полет назначат Гагарина. Выступали и те, кто уезжал, и те, кто оставался… Юрий Гагарин закрыл глаза и помолчал. Потом он рассказывал, что в те несколько секунд перед ним возникли и молодогвардейцы, и Алексей Маресьев, и панфиловцы, и Александр Покрышкин, и Иван Кожедуб – все те, кто, рискуя жизнью, боролся за свободу и счастье народа и побеждал».
«Когда «Восток» мчался над просторами Родины, Юрий с особой силой ощущал сыновнюю любовь к ней. он думал о том, что еще недавно нищая и отсталая страна превратилась в могучую индустриальную державу… На высоте трехсот километров Юрий мысленно благодарил партию и народ, давших ему счастье – первому увидеть и рассказать людям обо всем познанном там, где еще не бывал ни один человек».
По-моему, это похоже на сатирическую пародию на казенно-патриотический газетный стиль советского образца. Но продолжим цитирование «публицистики» Денисова и Борзенко:
«Гагарин понял: корабль почти облетел вокруг земного шара. Он рассказывал потом, как вспомнились ему строки из стихотворения о Ленине «Капитан Земли»:
Он – рулевой
И капитан,
Страшны ль с ним
Шквальные откосы?
Ведь, собранная
С разных стран,
Вся партия – его
Матросы.
Космический корабль нес идеи Ленина вокруг всей Земли…»
Ну, каковы «стихи»? Не хуже «публицистики». И как это Гагарину удалось запомнить их, чтобы лишний раз наслаждаться ими в космосе? Впрочем, он, по описанию Денисова и Борзенко, еще с раннего детства отличался большими способностями:
«Не по книгам и не по рассказам старших узнал маленький Юра, какие бедствия приносит война… В год, когда ему надо было идти в школу, он услышал о подвиге Николая Гастелло и узнал о том, как можно, любя жизнь, презирать смерть».

В школу, как известно, идут в семь-восемь лет. До таких ли мыслей («презирать смерть»!) в таком возрасте? И еще несколько, по-моему, очень характерных строк из этих «очерков»:
«К своему бессмертному подвигу Юрий Гагарин шел трудовым путем, по которому идет к заветной цели – коммунизму все поколение советской молодежи. В его биографии, как солнце в капле воды, отражается полная горения и благородных устремлений жизнь миллионов советских юношей и девушек, воспитанных Коммунистической партией».

В своем стремлении возвеличить Гагарина оба полковника договариваются до невероятных благоглупостей, а «Правда» их печатает многомиллионным тиражом. Так, они пишут:
«Первого космонавта в мире интересовало, что делается в США. Зная английский язык, Юрий Алексеевич регулярно просматривал американскую прессу… Его тревожила милитаризация американской космической программы… Будучи в гостях у Гагарина, мы обратили внимание на журнал «Лайф» номер 14 за 1965 год. Рукой Юрия Алексеевича было отмечено: «Сейчас совершенно очевидно,- это было заявлено с трибуны конгресса,- что Соединенные Штаты должны создать вооруженные силы, способные действовать в космическом пространстве». Гагарин сильно возмутился тем, что в Америке сторонники открытого военного проникновения требовали немедленно принять программу ВВС по созданию военных пилотируемых лабораторий, которые должны провести опыты, связанные с решением проблем стратегической разведки, перехвата и уничтожения чужих спутников и космических кораблей, разработать тактику и приобретать навыки в ведении космического боя, организации командно-стратегических пунктов для руководства глобальными военными операциями на суше и на море, выявлять эффективности космических вооружений, в том числе и ядерных, а также жизнедеятельности человека и возможности его сражаться там».

Из какой военной служебной инструкции оба полковника выдрали этот малограмотный текст и посмели приписать его Гагарину?! Какие же они наивные ребята! Оказывается, не им, ни Гагарину неизвестно, что освоение космоса нами и американцами преследует прежде всего военные цели. Отсюда и вся наша сверхсекретность, беспощадная цензура… Отсюда и «жития святых» вместо живого рассказа о наших космонавтах.
В наше время, уже в 21-ом веке, стало возможно прочитать следующее:
«Практически все наши космические аппараты имеют двойное назначение – вторая «специальность» спутников, кораблей и станций, кружащих на околоземных орбитах, чисто военная. Не случайно большинство российских объектов, более 80 процентов, входят в группировку Военно-космических сил… Все, что было связано с космосом и у нас, и у американцев, проходило через военное ведомство и рассматривалось в первую очередь как космическое оружие».

Параллельно созданию прозаического псевдоэпоса о советских космонавтах сооружалась и кинолетопись, причем примерно такого же качества, как и «очерки» Денисова и Борзенко. Во главе этого кинопроизводства стоял мой коллега по «Правде» Е.Рябчиков, о нем выше я уже упоминал. О его бесконечном многосерийном документальном фильме на эту тему можно судить хотя бы вот по такому отрывку из текста к сериалу:
«Отважные, смелые люди шли и пели, и в том, как они дружно шли и как пели, ощущалась сила, молодость, дерзновение и великий порыв в будущее воспитанников партии, готовых по ее зову на подвиги в просторах Вселенной». Куда же так дружно и бодро шли космонавты? Оказывается, судя по фильму, шли они на Красную площадь, к Ленину, «чтобы вобрать в себя новые силы для выполнения необыкновенного дела». К тому же в тексте к фильму еще уточняется, что космонавты направлялись на Красную площадь, предварительно отсидев на партийном собрании.
Свистопляской графоманов вокруг космонавтов в «Правде» погубили два ведущих газетных жанра – очерк и репортаж, что было, впрочем, вполне закономерно: кризис жанра отражал кризис так называемого советского образа жизни.



Tags: Папины мемуары
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo nikolaeva декабрь 22, 2015 13:13
Buy for 250 tokens
Мои новые и самые лучшие старые посты теперь здесь: Николаева На этом ресурсе новости выходят раньше чем в ЖЖ и там очень удобный просмотр для смартфонов, айфонов и прочих мобильных гаджетов, ну и, естественно, для настольных компьютеров.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments