Николаева Анастасия Владимировна (nikolaeva) wrote,
Николаева Анастасия Владимировна
nikolaeva

История двух детей

Вот эта история, пожалуй, поразила меня больше всего. Я никак не могу понять, как такое вообще могло быть.

"Когда началась война, моему будущему мужу было двенадцать лет, а его брату Леше четыре года. Домашние дети, выращенные бабушкой, привязанные к семье. Моя будущая свекровь работала в «Пионерской правде», ее муж преподавал в МИИТе. Не знаю, кому пришла в голову эта светлая мысль – сдать детей в детдом, но понимаю одно: свекор находился под сильным влиянием своей жены, из ее воли не выходил. И хотя очень любил своих детей, противостоять ей не мог. Детей собрали, но со многими детьми журналистов, партийных работников ехали мамы; эти двое оказались совершенно одни.

Где-то их грузили на пароход, и этот пароход плыл бок о бок с другим, на котором плыла моя свекровь в командировку. И там все были оглушены истошным воплем мальчика: «Мама, забери нас, не отдавай, мама, нам здесь страшно».

На нее это не подействовало. И мальчики оказались в Омской области, в детдоме. Причем не вместе. Их разъединили. И младший был в детдоме для самых маленьких за три километра от старшего. Старшего сына, моего будущего мужа, звали Эвир (эпоха войн и революций), к рождению младшего сына партийный пыл семьи несколько поутих, и его назвали Алешей.

Эвир еще дома страдал заболеванием почек, и у него были проблемы с недержанием мочи. В детдоме эти проблемы вызывали жгучую ненависть нянечек и самих воспитанников. Основной костяк детей был не из москвичей, а из местных ребят, прошедших скитания, бомжевавших, не брезгающих кражами и грабежами. За каждый случай его нещадно били, накрыв одеялом, чтоб криков не слышали. Нянечки это поощряли, потому что постельное белье было на счету, и болезненный мальчик прибавлял им работы.
Кроме того, было очень голодно. Кормили крайне скудно.

Но Эвир не ел того, что давали, потому что отщипывал кусочки из скудного пайка для Алеши и каждый вечер тайком сбегал из детдома, чтобы навестить и покормить брата. Лешка был болезненно к нему привязан и ждал его. Иногда Эвир даже пытался его вымыть. Сердце болело, какой дикий, неухоженный рос малыш. Эвир-то помнил настоящую еду, а Леша радовался любой корочке.

Война заканчивалась, и люди стали думать о возвращении. В Москву было просто так не попасть, нужны были разрешения на въезд. Многие мамы, которые все кусочки получше вырывали у других детей и отдавали своим детям, зашевелились. Они списались с мужьями, вызвали многих в эту глухомань, один за другим соединившиеся пары уезжали домой. За двумя мальчиками никто не приезжал. И тогда старший решил за двоих: они сбегут, не буду ждать, когда родители поторопятся. Они начали копить кусочки хлеба на дорогу. И договариваться с теми самыми мамами, которые так были немилосердны к ним раньше. К чести сказать, ребят никто не выдал и согласились прятать их в вагоне под грудой вещей, чтоб патруль не заметил.

Старший извелся, потому что малыш простудился, и он боялся, что кашель его услышат. Потом он мучился, какой малыш грязный, боялся, что родители ужаснутся. Он мыл его ночью, ледяной водой, кипятка не было, из маленькой кружечки. И вытирал тем же колючим казенным одеялом.
Потом, не доезжая Москвы, они выскочили с Лешкой из вагона и побрели по шпалам. Тогда беспризорников было очень много, и эти двое ни у кого вопросов даже не вызвали.
Каким-то чудом им удалось все же добрести до Москвы, до своего Товарищеского переулка.

Они совсем оборвались и на ногах не держались. Но у Эвира подмышкой было полбуханки хлеба, уже закаменелого. Они везли гостинец родителям.

В Товарищеском переулке, в огромной квартире на первом этаже, соседи не хотели открывать двум оборванцам. Потом узнали Эвира, ужаснулись и побежали звонить отцу и матери. А детей пустили в их комнаты. Ключ хранился у соседей.

Дети торжественно водрузили на стол свои полбуханки. А потом открыли шкафчик. А там белые "французские" булки и масло.

И Леша стал теребить брата. Показывал пальцем и спрашивал, что это такое.

И тут "железный" мальчик Эвир сломался. Он плакал и плакал, не умея остановиться.

Младший не подпускал к себе никого, кроме брата, целый год.

Прошла целая жизнь. У обоих были семьи. Но стоило им чуть выпить, они снова заводили разговоры про теплушку. Про истязания. Про серый слежавшийся хлеб. И Эвир монотонно, как заведенный, принимался рассказывать, как нужно глотать слюну, задерживать дыхание, когда есть хочется до обморока, а за пазухой у тебя только мизерная Лешкина доля. Слушать это было непереносимо. Наутро они стыдились самих себя. А потом все начиналось снова.

Один стал адвокатом. Другой журналистом. Совершенно опустошенные люди, сломанные внутри. Младший умер в 29 лет. Старший - не дожив до шестидесяти.

А мама их умерла в 96 лет. В здравом уме, не раскаиваясь ни в чем. Уверенная в собственной непогрешимости.

Tags: История
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Секс-беженцы: иногда они возвращаются

    Упс. Они снова с нами. Секс-беженцы опять приехали. Не без помпы. В аэропорту их встречали ... лезгинкой. Как пишет КП:"Дети из Германии, не видевшие…

  • В мавзолей

    Конкурс. Картинка из прошлого. Портал времени. Мои родители Лариса и Борис, 1960 год, маме скоро двадцать, папа на год старше. Решили они…

  • "Ворошиловский стрелок". "Лизка была подростком, и папа умирал от ужаса за нее..."

    Ульянов очень переживал развал страны в 90-е, не мог видеть тот разбой, ту нищету, в которые погружалась страна. И больше всего он боялся за внучку…

  • Аааааа!!!!

    Все!!! Я перестаю читать ленту друзей. Может,тогда исчезнут эти дикие картинки и я перестану подозревать себя в глюках. Ребята, сжальтесь, сообщите…

  • Операция Трансформация

    Реально страшная история бесстрашного автора участвует в нашем конкурсе. Было это давно. В годы моей молодости. Бурной молодости. Попал я в…

  • Утро было не томным

    Пьеса в одно действие. Без слов. Научпоп. Испытано на животных. ВСЕ животные пострадали! Продолжение банкета в дворовых условиях.…

  • Зоя

    Я в детстве как-то очень близко к сердцу принимала судьбу Паровозика из Ромашкова. Что может быть страшнее, чем НАВСЕГДА не успеть или навсегда не…

  • Что может принести домой котик

    Котики. Но такие брутальные котики в главной роли триллера. Конкурс. Приличные котики носят домой мышей и крыс, хорошие котики носят сусликов и…

  • Рецепт любви от классиков марксизма-ленинизма

    Карл Маркс писал:"Любовь — это мера вложенного труда". А ведь неглупо он это писал, чесс слово. Вот кого мы нежнее всего и трепетнее любим на…

promo nikolaeva 03:00, saturday 17
Buy for 350 tokens
Я в детстве как-то очень близко к сердцу принимала судьбу Паровозика из Ромашкова. Что может быть страшнее, чем НАВСЕГДА не успеть или навсегда не понять? И сейчас я оглядываюсь на свою жизнь и думаю, что не успела, где не поняла? Очень трудно понять другого человека, потому что он другой, не…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 113 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →