Николаева Анастасия Владимировна (nikolaeva) wrote,
Николаева Анастасия Владимировна
nikolaeva

Сретенье

Сретенье... Встреча с Богом. Старые, хрупкие руки в мольбе немой протянуты ко Святому Младенцу. Душа, очищенная подвигом праведной жизни, ясно видит, ликуя: Спаситель пришел, мы спасены... Они ждали, молились, они увидели. А как нам увидеть Бога? Страшно даже думать об этом. Моя коллега однажды мне сказала:"Знаешь, у меня умирала маленькая дочь в больнице, я в окно посмотрела - а там ветка дерева, листочки на ней такие зеленые,маленькие. А в каждом листике - Бог,в каждом-каждом". Девочка ее по Божьей милости выздоровела,выросла, но для памяти сердца времени нет. И когда она мне это рассказывала,я поняла,сразу поняла истинность и выстраданность этой,в общем-то, простой фразы. И когда я слышу вокруг: "Ну где Бог-то ваш, где?" Внутренним взором я вижу белое больничное окно, маленькую девочку в жару,мать, распятую страданьем, и над ними ветку... и Господа. И душа моя говорит мне: "Везде, везде он, Господь наш..."
И бесконечная светлая радость охватывает меня и плачу я о тех, кто бежит от самого большого счастия в жизни своей - счастья Встречи.
Никудышная молитвеница и ленивая постница, сердцем черствая, не могу я никому помочь, рассказать, доказать. Господь наш тих, он никому не навязывается, когда его гонят - отходит. Но если из глубины своего сердца вы вдруг начнете звать искренне, неотступно, Он окажется рядом. И тогда вы вдруг поймете всем существом своим, какой несчастной, какой нелепой и бесполезной была вся ваша жизнь до этой встречи. И в самых страшных снах, и в самых жутких триллерах нет и миллионной доли того страха и жути, как жизнь человеческая без Веры. Несчастные в своем внутреннем одиночестве, озлобленные в своей душевной боли, замотанные мороком ежедневной человеческой суеты, бредут они к неизбежной могиле, смертники без права помилования. А рядом - только руку протяни - такое счастие и такое торжество. Завязаны глаза, опутана душа. Каких доказательств вы хотите?
И бесполезен оказывается разговор о батюшке Серафиме и верном служке его Мотовилове, увидевшем по его молитвам действие Духа Святого. И рассказ о несчастной окаменевшей Зое, подтвержденный сотнями документальных свидетельств, все это так, не убеждает. Любят меня мои друзья, терпят со снисходительной улыбкой рассказы мои, жалеют, наверное. А я-то еще более их Фома неверующий. Уже и в храм ходила, и причащалась, и много чего видела и читала. Ан нет, мало все. Где язвы Твои, Господь мой, страдающий за меня? Покажи!
Причастилась я как-то, Слава Богу! Иду и в голове моей высокомудрой ну такие мысли умные, что радоваться остается, что невидимы они людям другим, если бы бежали они красной строкой над мудрой головой, оставалось бы только горевать о читающих. Так вот иду и думаю: "Ну как же так, вот причастилась я. Во мне Кровь и Тело Господа нашего, Святыня великая. А читала ведь я, что, например, бесноватые, чувствуя святыню, из себя выходят, в припадке закатываются. Что же я вот по улице иду, а никто не реагирует? Бесноватые что ли повывелись? Это уж вряд ли. Наверное, - думаю, - не могу я в себе Святыню сохранить, грешная слишком". На том и порешила. День будний был, на работу поехала, поучила студентов, пошла в книжную лавку в Храме Святой Татианы посмотреть чего-нибудь почитать. Иду вверх по Никитской , а навстречу мне тетенька средних лет,прилично одетая, с простым безмятежным широким лицом. Поравнялась она со мной и вдруг как закричит: "Ударила меня, ты ударила меня, больно мне!" И с хрипом утробным бросилась от меня прочь, я только с испугом вслед ей посмотрела и подумала: "Сколько же в Москве людей странных". Зашла в лавку, стала книги просматривать, как вдруг в коленях у меня стало так мягко, а в голове звонко. Я вспомнила! Я спрашивала! Слезы хлынули у меня из глаз. Господи, прости меня, маловерующую, прости меня. Страшно как, как же страшно, прости дитя свое неразумное. Бежала домой, влетела на кухню. Муж и два сына за столом испуганно смотрят на меня. Захлебываясь от слез, молю: "Веруйте, только веруйте..."
Года два после этого я на Чашу с Дарами в храме даже глаза поднять боялась. Так Господь только самых нестойких детей своих учит. Страшно, очень страшно слабому в вере встретить Бога, безнадежно страшно не встретить никогда. Сретенье... Праздник. Радость.</span>
(©А.В.Николаева)
Tags: Вера
Subscribe
promo nikolaeva november 1, 00:41
Buy for 350 tokens
Что касается промо-блока: Исключено размещение постов политического и националистического толка, антирелигиозных текстов, порнографии, а также любых постов, носящих оскорбительный характер. Для рекламодателей почта nikolaeva.lj@yandex.ru
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments