Николаева Анастасия Владимировна (nikolaeva) wrote,
Николаева Анастасия Владимировна
nikolaeva

Аборт

Такая тяжёлая статья в "Медузе". И название у неё жуткое и многоплановое:

"Мамочка, мне ножку рвут: Как врачи, Церковь и фонд Владимира Якунина борются с абортами".

Даже не знаю, что сказать. Читайте сами:


"Короткий больничный коридор с потертым линолеумом. В углу у окна — телевизор. На одной из дверей — табличка с надписью «Вспомни дату последней менструации». Над другой дверью на нарядной резной подставке — большая икона Богоматери.

Так выглядит гинекологическое отделение Центральной районной больницы в Данилове, 15-тысячном райцентре в Ярославской области. Последние несколько лет здесь не делают абортов — вообще. Когда именно их перестали делать, акушеры-гинекологи Анна Зутунга и Наталья Максименко уже и не помнят. «Года три назад, в 2012–2013-м примерно», — говорит одна. «Пять лет назад точно, даже больше пяти, шесть», — вспоминает другая. Зато точно известно, что первой отказалась делать аборты Максименко, еще в начале 2000-х. «Я болела после каждого аборта, в прямом смысле слова, — вспоминает она. — В неврологии это называется парез: руки-ноги болят, чувствительность теряется, силы уходят. В какой-то момент стало доходить, что у меня одни и те же симптомы в одни и те же дни после одних и тех же процедур. Здесь и дураку было ясно. А потом была весна, пост, Родительская суббота, дошла я в храм, поговорила с батюшкой, и он меня настропалил: „В понедельник идешь и говоришь, что [аборты] делать не будешь“».

Так как отказывать в процедуре, предусмотренной законом, все-таки невозможно, женщин из Даниловского района теперь отправляют на прерывание беременности в областной перинатальный центр. Так что женщины ездят в Ярославль: почти два часа пути по проселочным дорогам в один конец и 400 рублей за билеты туда-обратно (на электричке подороже, на автобусе чуть дешевле). Получившееся нужно умножить на два или три: по закону после получения направления на аборт женщина обязана пройти консультацию психолога (он тоже в Ярославле), после чего положена «неделя тишины» — от двух до семи дней в зависимости от срока.

Средняя зарплата в Даниловском районе в 2016 году составляла 24 тысячи рублей в месяц. По статистике, более 70 процентов абортов в России совершают не подростки, а взрослые женщины, у которых уже есть дети, — и в девяти случаях из десяти они делают это в государственных учреждениях. Директор ассоциации акушеров-гинекологов «Народонаселение и развитие» Любовь Ерофеева кратко резюмирует ситуацию так: «У наших женщин нет денег».

Но даже тех женщин, что пришли за направлением и готовы ехать в Ярославль, в Данилове изо всех сил пытаются отговорить. «Мы с женщинами беседы проводим, — рассказывает Зутунга, — Я пытаюсь им объяснить с этической точки зрения, что такое аборт и какие последствия могут быть не только для нее, но и для ее родственников, детей. Ладно бы она сделала аборт и какие-то неприятности были у нее, так ведь семь поколений ее детей потом будут отвечать за этот поступок. Семь поколений! Никто даже не вспомнит, что было, а все отвечают и отвечают». По словам врача, если муж говорит женщине: «Если ты оставишь ребенка, собирай вещи и уходи», она увещевает: «Так ты собери и уйди! Через пару лет он сам придет. Ты же живешь не на необитаемом острове, подруги есть, знакомые, к маме с папой вернешься перекантоваться». И продолжает: «Очень часто бьет по мнению женщины тот факт, что я говорю: ну вот ты смирись уже, ты уже мама, ребенок в тебе есть, он уже живет». Когда уговоры самих докторов не помогают, они зовут на помощь местного священника, отца Михаила.



Анна Зутунга, акушер-гинеколог Даниловской центральной районной больницы, 20 апреля 2017 года
Фото: Анна Иванцова для «Медузы».

Справка:

2012 году было зафиксировано право врача по своему усмотрению отказаться от искусственного прерывания беременности — по закону этот отказ оформляется в письменном виде, а больница обязана предоставить пациентке другого акушера-гинеколога. В том же году были закреплены и две другие меры, касающиеся абортов: «неделя тишины» — обязательная пауза между обращением женщины за направлением на аборт и самой операцией (в зависимости от срока беременности она может составлять либо 48 часов, либо семь дней) — и обязательная предварительная консультация у психолога или соцработника.
Нормативы продолжают появляться. Например, в приказе Минздрава от 12 января 2015 года в документ, регламентирующий порядок работы гинекологов, был введен пункт, предписывающий демонстрировать пациенткам при проведении УЗИ изображение эмбриона и включать его сердцебиение — «в целях сохранения беременности». Задача - воздействовать на психику женщины, чтобы она отказалась от аборта; показать ей живой плод с сердцебиением и навязать ей чувство вины, что она убьет этот живой эмбрион. По мнению коллеги Любови Ерофеевой, акушера-гинеколога и директора ассоциации «Народонаселение и развитие», смотреть на эмбрион и слушать его сердцебиение для женщины, пришедшей за направлением на аборт, может быть сравнимо с пыткой.

С декабря 2017 года вступает в силу обязательное лицензирование клиник, проводящих аборты.


Жители России не согласны с православными активистами и церковным руководством. По данным «Левада-центра», 59% граждан считают, что государству не следует вмешиваться в планирование семьи: у женщины должно быть право прервать беременность — и должна быть возможность сделать это за счет ОМС. Даже те, кто считает, что власти должны принимать меры по предотвращению абортов (их, по данным «Левада-центра», 27%), в первую очередь говорят о необходимости увеличить пособие по уходу за ребенком до прожиточного минимума, создать всеобщую программу сексуального воспитания в школах и покрывать стоимость средств контрацепции из фонда ОМС.


"Я знаю, что такое аборт, видел его, можно сказать, изнутри. Нет, слава тебе, Господи, я гинекологом не был, Господь меня миловал — говорит протоиерей Александр Белов, благочинный Гаврило-Ямского района Ярославской области и смеется. — Я был хирургом, анестезиологом-реаниматологом». В Гаврило-Ямской центральной районной больнице священника, получившего высшее медицинское образование в Ярославле и тринадцать лет проработавшего врачом, все знают — пока он дает интервью в коридоре поликлиники, с ним постоянно здороваются пробегающие люди в белых халатах, многих из которых Белов знает еще с университетских времен.

Именно Белова заведующая гинекологическим отделением больницы Ольга Маркевич благодарит за то, что она еще в 2006 году перестала делать аборты. «Встреча с отцом Александром резко полностью поменяла весь мой взгляд на эту сторону, он мне действительно открыл глаза на духовно-нравственную составляющую этой операции», — чуть казенным языком объясняет она. На деле переход, судя по всему, был куда более драматичным — священник, по его словам, просто отказывался причащать женщину: «Ольга Геннадьевна человек сугубо православный, венчаный, а была в ситуации, что не могла причащаться, потому что делала аборты, — поясняет он. — Церковь ее не могла причастить, потому что она убивала людей. Младенцев. Она раскаялась, понесла епитимью большую. Какую? Ну это уж между мной как духовником и ей остается. А потом она как руководитель и все стадо свое привела к этому. Господь нас свел всех в одном месте в одно время, чтобы мы это делали вместе».

Под «стадом» подразумеваются коллеги: всего в Гаврилов-Ямском районе сейчас четыре гинеколога (включая тех, что на пол- и четверть ставки), и начиная с середины 2015 года аборты не делает ни один из них — как и в Данилове, те, кого врачам, сообща со священником, не удалось отговорить, ездят в Ярославль. Агитационную кампанию против абортов Маркевич ведет уже несколько лет. С 2013 года в поликлинике висит плакат «Аборт — убийство»; в помещении, где женщины обычно ждут, пока их примет гинеколог, лежат брошюры, расписывающие духовный и физический вред от абортов. В одной из них утверждается, что «беременная женщина — это национальное достояние страны, поскольку женщина готовит для государства гражданина, будущего ученого или служащего своему государству». Другая представляет собой «Дневник нерожденного младенца». Двенадцатая неделя — последняя, на которой разрешено прерывание беременности по желанию женщины — описывается так: «Мамочка, мне так спокойно и тепло у тебя под сердцем. Мы снова у врача… Что происходит? Ой!!! Что это за вещь в моем домике? Зачем она? Это новая игрушка? Не понимаю, зачем высасывают мой домик… Я БОЮСЬ!!! Мамочка, мне ножку рвут! Неужели ты не видишь моей боли? Мамочка, родная, защити меня!!!»

Завотделением Ольга Маркевич решила сосредоточиться на просвещении девочек-подростков. «Я к 2012 году поняла, что надо работать с молодежью, чтобы она знала, что такое операция „аборт“ и как она производится, — рассказывает врач. — Это одиннадцатый класс, я им рассказываю все открытым текстом, отрывки из интернета показываю». Договорившись с четырьмя районными школами, завотделением не только читает лекции о репродуктивном здоровье, но и демонстрирует одиннадцатиклассницам УЗИ настоящих беременных женщин (с их согласия) — стараясь подгадать так, чтобы у эмбриона уже было сердцебиение, а срок не превышал 12 недель. Беременные, по словам Маркевич, участвуют «с интересом, без стеснения и без боязни, что сглазят».

— А еще есть биологический материал, — неожиданно говорит Маркевич. — У меня есть в баночках ребятки, которых никто не взял захоронить. В баночках в формалине.

— Это после абортов или выкидыши?

— Выкидыши. У одного срок — как раз 12 недель. Гаврюша у нас уже давно, с 2006 года. Пожилой.

— Гаврюша?

— Гаврюша. А второй помладше, на более позднем сроке. Был самопроизвольный выкидыш у женщины. Зрелище, да, не из приятных. Но вот впечатляет. Запоминается. Когда не вооружен, тогда можно натворить дел, которые потом вспоминаются с сожалением. И наша задача основная — это вооружить знанием, — подытоживает гинеколог с улыбкой. Гаврюшу с товарищем показывают только самым бесстрашным старшеклассницам после получения их согласия.(Фотография "Гаврюши" помещена в материале, я ее поставить здесь просто не могу - А.В.).

Мы сидим во врачебном кабинете, Маркевич подливает чаю. На книжном шкафу — изображения святых и много цветов.

— А бывают случаи, что у вас сердце рвется от того, в какой женщина ситуации, когда она приходит на аборт? Ведь часто это…

— Шаг отчаяния?

— Да.

— У меня рвется, когда она не соглашается… У меня психоэмоциональная сторона преобладает в пользу ребенка, а не женщины, — говорит гинеколог. — Я вижу этого человека на УЗИ, он уже родной. Я знаю, что завтра он погибнет. Или послезавтра. Так что я на стороне ребенка. Все отчаявшиеся, когда не получается сделать аборт, они же потом очень благодарны. За то, что их убедили. Им всем хорошо".

Кроме той части, где рассказывается о врачах и проблемах, связанных с прерыванием беременности, есть в статье рассказ и о фонде Якунина:

Фондов, борющихся против абортов, в России немало. Есть те, кто рисует агитплакаты. Есть те, кто собирает деньги на совместную закупку муляжей эмбрионов («муляжи очень дорогие, их надо заказывать в США, платить за доставку и пошлины на таможне»). И есть те, кто деньги раздает. Один из них как раз и проводит конкурс «Святость материнства» — Фонд Андрея Первозванного. Возглавляет его экс-президент «РЖД» Владимир Якунин, а за приоритетную программу, одноименную конкурсу, отвечает его супруга Наталья.

2016 году конкурс «Святость материнства» проводился впервые — по следующим номинациям: лучшая женская консультация, лучший врач акушер-гинеколог, лучший психолог по доабортному консультированию и (или) специалист по социальной работе — причем критерием оценки во всех случаях было число «сохранения беременности у женщин, обратившихся за направлением на аборт»; кроме того, отдельный приз «За лучшую просветительскую деятельность по сохранению беременности». Общий призовой фонд конкурса составил миллион рублей: 100 тысяч рублей за первое место в каждой из четырех номинаций, 80 тысяч за второе и 60 тысяч — за третье.


Ролик о программе «Святость материнства», представленный на конкурс короткометражных документальных фильмов «Милосердие.DOC»

Полная версия материала:https://meduza.io/feature/2017/05/02/mamochka-mne-nozhku-rvut


Tags: Невыразимое
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo nikolaeva november 1, 00:41
Buy for 350 tokens
Что касается промо-блока: Исключено размещение постов политического и националистического толка, антирелигиозных текстов, порнографии, а также любых постов, носящих оскорбительный характер. Для рекламодателей почта nikolaeva.lj@yandex.ru
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 829 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →