Николаева Анастасия Владимировна (nikolaeva) wrote,
Николаева Анастасия Владимировна
nikolaeva

К старшей группе у меня развилась нервная анорексия



Журналистка Юлия Верклова рассказала о своем детском садике. Мы обе ходили в садик в одно время. И все очень похоже. Поэтому оставлю это здесь. Правда, таких странных воспитателей у нас все же не было.

"У меня практически нет детских воспоминаний, все они скомканы в один большой ад детского сада. С полутора до семи лет я очень мало виделась с родителями - теперь-то можно делать глубокомысленные выводы о нарушениях привязанности... Но в 70-е годы прошлого века так жили все. Не всем, однако, доставались воспитатели-извращенцы (я надеюсь, по крайней мере).

Воспоминания ясельной и малышовой групп: тихий час; в спальню входит воспитательница и каждого раскладывает в определенную позу: этого на спину; этого на правый бок, две руки под подушку; этого на левый, ручки под щёчку... Меня почему-то чаще всего фиксировали в позе левый бок, ноги вытянуть, одна рука под щекой, вторая на одеяле. А потом воспитатель следила, чтоб никто не пошевелился. Кто пошевелится, тот после тихого часа не встаёт, остаётся запертым в спальне. Больше двух детей, кстати, не оставляли никогда. Все уходили гулять, а за этими следила нянечка - чтоб из кроватей не вылезали. Меня оставляли чаще всех (возможно, впрочем, мне так только казалось). Родителям я не жаловалась, конечно: думала, что в саду так и положено.

К старшей группе у меня развилась нервная анорексия.
Тогда, конечно, таких слов не говорили. Говорили, что "каждый день ее рвет в саду". Тошнота накрывала меня всякий раз, когда заканчивалась утренняя прогулка и надо было идти к обеду, где злая нянька придерживалась принципа "пока все не съешь, из-за стола не выйдешь". При попытке все съесть, я начинала давиться, потом меня рвало... Со временем стало рвать сразу при подаче обеда. Поэтому детей, на которых воспитатель в тот день бывала сердита, сажали за один стол со мной: "будете обедать в рвотине". Один толстый мальчик бывал наказуем чаще всех. Но он настолько любил поесть, что нюансы его не огорчали. Более того, он предложил мне взаимовыгодное сотрудничество: съедать мой обед. Он ел быстро, мы менялись тарелками (мне пустую, ему полную) - я так радовалась, что даже перестала бояться обедов и меня перестало рвать... Вероятно, это благополучие насторожило педагогов. За нами с мальчиком стали следить и, поймав однажды на подмене, обругали и рассадили. Его оставили без полдника, меня заставили есть суп - и меня, конечно, снова вырвало.
Больше всего я боялась, что они расскажут родителям, как подло я меняла тарелки...
Не знаю (даже до сих пор), почему боялась: дома меня никогда не наказывали, но вот это вот давящее сознание собственной вины и позора не покидало.

В подготовительной случилась история Золушки: я оказалась в одной группе с сыном заведующей, и он влюбился в меня (насколько может страстно влюбиться 6-летний принц): он носил мне леденцы и даже лично попросил маму, чтоб та мне разрешили не спать в тихий час и не оставляли запертой в спальне.
Единственное ущемление в правах, которое Тамара Леонтьевна (да! помню по имени - это вообще главное воспоминание детства) и применяла ко мне - это недопущение к оглаживанию спины. По вечерам был такой ритуал: все дети садились на стульчики, Тамара Леонтьевна - за стол. Она брала книжку со сказками и начинала читать. Но предварительно выбирала двух самых хороших девочек (именно девочек), которые будут гладить ее по спинке во время чтения. Все тянули руки и и умоляли "можно я". Я, конечно, не тянула и не умоляла - не из высокомерия, наоборот, считала себя недостойной. Но в целом последний год перед школой прошел относительно благополучно. В школу я пришла совершенно затравленным, тихим и очень удобным ребенком.

Когда, уже будучи взрослой, я рассказывала все это маме, она страшно удивлялась: педагоги не то что не жаловались никогда на меня, а напротив, постоянно ей говорили, что дочь у нее умница, надежда сада и очень хорошая девочка.
По поводу рвоты меня, конечно, сводили сначала к гастроэнтерологу, потом к неврологу. Невролог сказала: "Если возможно, смените группу". Но в 70-е не было такой возможности. Да и воспитатели маме казались чрезвычайно милыми и заботливыми.
Из хорошего: я не толстею, потому что не люблю есть.

Источник


Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Секс-беженцы: иногда они возвращаются

    Упс. Они снова с нами. Секс-беженцы опять приехали. Не без помпы. В аэропорту их встречали ... лезгинкой. Как пишет КП:"Дети из Германии, не видевшие…

  • В мавзолей

    Конкурс. Картинка из прошлого. Портал времени. Мои родители Лариса и Борис, 1960 год, маме скоро двадцать, папа на год старше. Решили они…

  • "Ворошиловский стрелок". "Лизка была подростком, и папа умирал от ужаса за нее..."

    Ульянов очень переживал развал страны в 90-е, не мог видеть тот разбой, ту нищету, в которые погружалась страна. И больше всего он боялся за внучку…

  • Аааааа!!!!

    Все!!! Я перестаю читать ленту друзей. Может,тогда исчезнут эти дикие картинки и я перестану подозревать себя в глюках. Ребята, сжальтесь, сообщите…

  • Операция Трансформация

    Реально страшная история бесстрашного автора участвует в нашем конкурсе. Было это давно. В годы моей молодости. Бурной молодости. Попал я в…

  • Утро было не томным

    Пьеса в одно действие. Без слов. Научпоп. Испытано на животных. ВСЕ животные пострадали! Продолжение банкета в дворовых условиях.…

  • Зоя

    Я в детстве как-то очень близко к сердцу принимала судьбу Паровозика из Ромашкова. Что может быть страшнее, чем НАВСЕГДА не успеть или навсегда не…

  • Что может принести домой котик

    Котики. Но такие брутальные котики в главной роли триллера. Конкурс. Приличные котики носят домой мышей и крыс, хорошие котики носят сусликов и…

  • Рецепт любви от классиков марксизма-ленинизма

    Карл Маркс писал:"Любовь — это мера вложенного труда". А ведь неглупо он это писал, чесс слово. Вот кого мы нежнее всего и трепетнее любим на…

promo nikolaeva 03:00, saturday 17
Buy for 350 tokens
Я в детстве как-то очень близко к сердцу принимала судьбу Паровозика из Ромашкова. Что может быть страшнее, чем НАВСЕГДА не успеть или навсегда не понять? И сейчас я оглядываюсь на свою жизнь и думаю, что не успела, где не поняла? Очень трудно понять другого человека, потому что он другой, не…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →