Николаева Анастасия Владимировна (nikolaeva) wrote,
Николаева Анастасия Владимировна
nikolaeva

Category:

Мой батюшка

Сегодня у моего духовного отца День Ангела.
И конечно, я думаю о нем, я прошу Господа даровать здоровье и силы иерею Александру.
А ему очень нужны силы. У него очень много детей. Девять по плоти, родных. И несколько сотен духовных... тоже родных.
И каждый из них уверен, что именно он самый любимый.
Так оно и есть. Как у Отца Небесного каждое дитя - наилюбимейшее, так у духовного отца нет детей нелюбимых и неродных.

Помню поздний зимний вечер, я подхожу к нашему маленькому храму в Раменках и узнаю, что батюшки нет, он болен. И только один вопрос в голове:" А как же я теперь, а что же мне делать?!"
И вот я уже не взрослая самостоятельная тетенька, а малое, потерявшееся в большом городе дитя.

И всегда чувствуешь себя ребенком, когда рядом отец.
Вбегаешь в храм - первая мысль:"Где?"
Увидишь, разулыбаешься - все в порядке, на месте.
Сосредоточенно молится наш батюшка, службы у него долгие и светлые.
Перед алтарем просит батюшка за всех нас, за меня.
А я стою, вижу его спину в блестящем священническом облачении и верю, что точно так же, просительно, благоговейно и дерзновенно, подняв руки над головой, будет молить за меня мой отец и там, куда ведут все судьбы человеческие, в Царствии Небесном.

И спокойно мне за его спиной, и тепло мне живется под покровом его горячей молитвы.

Мой батюшка - молитвенник и постник. Каждый пост истончает его и так тонкий и резкий силуэт.
Когда входная дверь в крошечном храме распахивается, порыв жгучего зимнего ветра треплет край его темной рясы и кажется, что подхватит его сейчас сильный ветер и закружит, такой он худенький и бледный.
Стоит батюшка, принимает исповедь, скоро полночь, а он все стоит. И это после Всенощного бдения, на котором он служил.
Значит, уже семь часов на ногах. А завтра в половине седьмого утра ему опять на службу. Получается, что почти целые сутки ни глотка воды, ни кусочка хлеба. Как он это выдерживает? Только милостью Божьей.

Мне так нравится, что наш батюшка всегда в рясе. Он не превращается на улице в просто дяденьку с длинной черной бородой, он всегда батюшка, мой батюшка, батюшка моих детей и мужа, моей сестры. А мы его детки малые и неразумные. Нет у нас возраста, когда рядом отец, есть только бесконечная радость, которую чувствует маленький ребенок рядом с любимым отцом.

Как я могла прожить столько лет без духовника? Сама не знаю. Сейчас каждую проблему и каждое недоумение я несу к батюшке. Много раз проговоришь вопрос про себя, пока он не покажется таким трудноразрешимым, что и ехать дальше некуда.
А стоит его, этот вопрос, батюшке изложить, так оказывается, что проще простого он, и думать было нечего.
А иногда и Батюшка задумается и скажет:" Знаешь что, я молиться буду, и ты молись, а Господь нам подскажет, что делать". И идешь домой, уже ни о чем не тревожишься: батюшка молится. Значит, все будет хорошо.

Когда я только стала заходить в церковь, я узнала, что очень хорошо, если у верующего человека есть духовный руководитель, и стала искать себе такого.

Ходила я в то время на службы в Зачатьевский монастырь. Там было много очень хороших священников.
Сначала я пошла на исповедь к иеромонаху Никодиму, который первый подхватил меня в моем тогдашнем жутком беспросветном состоянии. Долго возился со мной отец Никодим. Но тут стукнуло мне в голову, что в моих семейных вопросах лучше всего разобрался бы священник, имеющий опыт семейной жизни.
Стала я ходить к отцу Николаю, духовнику монастыря, удивительному батюшке, который нас с мужем чуть позже и обвенчал.
И никогда бы я не ушла от отца Николая и отца Никодима, если бы не странный разговор в маленьком храме возле моего дома, куда я водила причащать моего крошечного тогда младшего сына.

Как-то раз после литургии подошел ко мне служащий там отец Александр и спросил:" Вы мама Еремея? Идите ко мне, я с вами поговорю".
Я послушно и беспечно выдвинулась в тот угол храма, где обычно шла исповедь.
Батюшка задал несколько простых вопросов, а потом очень неожиданно и строго сказал:" Вы должны сейчас походить ко мне на исповедь какое-то время регулярно." И на мои робкие возражения, что я уже хожу в другой храм, батюшка только качал головой.
Теперь я знаю, что была в то время в очень большой опасности и батюшка, уж не знаю как, увидел это и в последний момент схватил за руку и стал тянуть из того болота, в которое я сама превратила свою жизнь.

Все во мне восстало тогда. Как это так?! Что за приказы? Я сама выберу свой путь!
Так, наверное, думает и неразумный ребенок, выбегающий на проезжую часть. Так же вырывает свою руку из теплой спасающей руки взрослого.
Но батюшка не выпустил моей руки. И очень скоро я увидела, что жизнь моя стала удивительным образом меняться. И не только моя.

Батюшка окрестил моего 82-летнего отца, привел мужа в храм, буквально привел, за руку.
А дело было так. Под самое Рождество зашли мы с мужем в наш маленький храм. Народу - толпа. Батюшка исповедует, его и не видно.
И вдруг - через огромную толпу, быстро и решительно подходит священник к нам, именно к нам, берет крепко мужа за руку и ведет на исповедь. Я только успела услышать их краткий разговор:
- А что вы меня за руку держите? Боитесь, что сбегу?!
- Боюсь, - тихо, без тени улыбки отвечает батюшка.

Так у батюшки стало на одного ребенка больше. А я до сих пор не понимаю, как батюшка мог нас увидеть за всеми спинами и шубами, ведь у него плохое зрение, да и с хорошим это было практически невозможно. Впрочем, о чем я? Он ведь и мужа моего до того момента не видел!

А потом была промозглая ранняя весна, моего папу в тяжелом состоянии привезли в реанимацию. Батюшка тоже тяжело болел. У него было воспаление легких.
Я позвонила отцу Александру попросить молитв за папу.
- Я выезжаю, - сразу сказал батюшка.
- Я знаю, как его причастить даже в реанимации, не волнуйся, я буду очень скоро.

Но через пять минут папы уже не было ни в реанимации, ни где бы то ни было на земле.

И снова голос батюшки в телефонной трубке.

А через несколько дней моя сестра около него на первой исповеди. И мой старший сын, и племянница. Осиротевшие, мы все сбились вокруг батюшки, и никто не отошел неутешенным.

Светлая радость всегда вокруг батюшки, радость и покой. Никогда я не видела его хмурым и грустным.
Только один раз, когда я на исповеди, начитавшись книг о разнообразных грехах, приписала себе уж что-то совсем несусветное и непонятное, я вдруг увидела, как резко вскинул батюшка голову, как сильно побледнел, как внимательно стал расспрашивать, а потом облегченно рассмеялся. И я поняла, что сердце его рвется за нас, что не на словах, а на деле готов он держать ответ перед Господом за каждого из тех, кого поручил ему наш Спаситель.

Никогда не жалуется батюшка, ни на что не сетует. Только иногда, на проповеди чуть-чуть станет яснее, какой сложный земной путь у нашего отца.
Когда его любимая матушка ждала восьмого ребенка, в очень серьезной опасности оказалась она. И батюшка сказал тогда в церкви, на проповеди:"Моя матушка каждый день готовится к смерти."

Но батюшка, конечно, молился. И все прихожане стали на молитву. И родилась чудесная девочка Анна, названная так в честь Анны Пророчицы. А через два года и брат у нее младший появился, Федор, что значит дар Божий.

Батюшка охраняет нас от всяческих нестроений и искушений. Что бы кто ни говорил о церкви, стоит мне посмотреть на моего худенького подвижника-батюшку, и я понимаю, все слова ничто рядом с его ежедневным подвигом любви, смирения и послушания.
Поэтому хочется мне совсем по-детски просить сегодня Господа:
"Господи! Сохрани моего родного батюшку и его святыми молитвами помилуй всех нас!"
Tags: Вера
Subscribe
promo nikolaeva may 1, 00:41
Buy for 250 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 32 comments