Николаева Анастасия Владимировна (nikolaeva) wrote,
Николаева Анастасия Владимировна
nikolaeva

Они имеют право рассказать

Я все чаще вижу в центральной прессе и в личных блогах разного рода противоречивые тексты о том, что такое для нас, нашей страны, других стран, входивших в состав СССР, Отечественная война. И что для нас значит праздник 9 мая.

Уверена: право говорить о той войне имеют прежде всего живые свидетели, участники страшной войны.

В моей семье это мой отец Владимир Дмитриевич Николаев и мой дед Федор Федорович Петренко. Русский и украинец. Оба они прошли войну, они ветераны, инвалиды войны.
Для них никогда не было вопроса - праздник ли 9 мая. Праздник. Великий.


И для меня День Победы всегда был и будет праздником. И для моих детей. И надеюсь, для внуков тоже.
Благодарная память рождается не из разных статей по поводу и не из учебников по истории, она рождается тогда, когда ты слушаешь истории тех, кто имеет власть сказать. Истории очевидцев из участников. Честные истории, за которые люди заплатили собственной кровью и жизнью.

Поэтому я время от времени публикую в этом журнале дневники деда и бабушки, а также мемуары отца, в которых речь идет о военных и предвоенных годах.

Бабушкины и дедушкины дневниковые записи велись как раз с 1941 по 1944 годы. Эти небольшие, пожелтевшие от времени тетради хранятся у меня. В них судьбы и слова совсем юных людей. Они тогда только начали жить, только встретились с первой любовью, но готовы были умереть за свою родную землю. Об этом они и пишут.

Папа мой писал свои мемуары позже, в конце прошлого века, в начале этого. Эти записи совсем другие. В них взгляд на события человека, уже много понявшего и прошедшего большой путь. Горько и нелицеприятно говорит отец о многих вещах. Но он имеет на это право, потому что он патриот свой страны. Я понимаю, что это слово сегодня слишком заезженно, слишком много нечистых душой людей прикасалось к нему. Но как еще назовешь человека, который в 16 лет ушел на фронт, который всю жизнь прожил в России, любил ее и не мыслил своей жизни без нее?

Любовь к родине - это не желание завернуть все в парадную праздничную обертку, а это целая жизнь, полная трудов, и честный взгляд на её историю.

Итак, начнем. Говорит мой папа. 1939 год. Страшная тень нависла над всеми людьми, живущими на этой земле.




НЕИЗБЕЖНЫЙ СОЮЗ
С детства я любил футбол, лет с десяти регулярно ходил смотреть встречи высшей лиги на стадион «Динамо», который почти всегда был переполнен (телевизора тогда еще не было). И вот однажды в погожий августовский денек 1939 года, в самый разгар очередного футбольного матча, на глазах у десятков тысяч болельщиков, из-за трибуны стадиона выплыл, причем низко-низко, брюхатый, серый в закатном солнце самолет с фашистскими знаками, он прямо над футбольным полем шел на посадку на Центральный аэродром, находившийся неподалеку.

И стадион замер. Все собравшиеся на нем впервые в жизни видели над собой фашистский самолет. Кто из нас мог знать в ту минуту, что Гитлер и Сталин неожиданно для всех сговорились между собой и что это нацистский министр иностранных дел Риббентроп поспешил прилететь в Москву?!
В то время ничто не могло бы вызвать у нас такого изумления, как этот фашистский самолет в московском небе. Но никто не раскрыл рта! Я не помню ни одного недоуменного возгласа или жеста. Ни одного! Даже в такой ситуации не положено удивляться, во всяком случае, открыто выражать свои чувства. Вызванный массовым многолетним террором страх дисциплинировал всех лучше плетки, даже всегда шумную многотысячную толпу футбольных болельщиков. Свастику в столичном небе переполненный стадион молча проглотил, хотя в те годы не было в нашей стране страшнее слова, чем «фашист».

Изумление, вызванное появлением фашистского самолета в небе Москвы, усиливалось и потому, что уже надвинулась вторая мировая война. Начавшись в 1939 году, она на другой год захватила огромную территорию от Гибралтара до Шанхая, втянув в свой водоворот около трети населения земного шара. Главные военные события разворачивались в Европе, где за полтора месяца Германия повергла к своим ногам несколько европейских стран, включая Францию.

У нас отношение к войне было вполне определенное: «Новую империалистическую войну затеял и ведет один империалистический блок – союз фашистских держав, угрожающий всем народам». «Фашистские людоеды», «фашистские агрессоры» - вот официальные определения, в точности которых у нас никто не сомневался. И вдруг – Риббентроп в гостях у Сталина!
И сразу с наших газетных и журнальных страниц сдуло фашистских «варваров», «людоедов», «агрессоров». В газетах появились фотографии о советско-немецких дружеских встречах в Кремле.

Вскоре после этого Молотов, второй после Сталина человек, летал в Берлин к Гитлеру. Завязалась личная переписка между фюрером и Сталиным. Риббентроп доложил фюреру: «Сталин и Молотов очень милы. Я чувствовал себя как среди старых партийных товарищей».

А Сталин на встрече с Риббентропом в Кремле заявил: «Я знаю, как сильно немецкий народ любит своего вождя. Поэтому я хотел бы выпить за его здоровье». Присутствовавший при этом немецкий дипломат Х. Хильге писал в своих воспоминаниях: «Тон Сталина при разговоре о Гитлере и манера, с которой он провозглашал тост за него, позволили сделать заключение, что некоторые черты и действия Гитлера, безусловно, производили на него впечатление… Это восхищение было, по-видимому, взаимным…»
Как это ни удивительно, немецкий дипломат был прав! Фюрер не раз подчеркивал (все его застольные беседы с приближенными стенографировались), что присущие ему и Сталину «величие и непоколебимость не знают в своей основе ни шатаний, ни уступчивости, характерных для буржуазных политиков». Будучи уверенным в успехе войны против нас, он как-то заявил: «После победы над Россией было бы лучше всего поручить управление страной Сталину, конечно, при германской гегемонии. Он лучше, чем кто-либо другой, способен справиться с русскими».

23 августа 1939 года был подписан советско-германский договор о ненападении. А через несколько дней, в сентябре, вся наша школа была собрана в физкультурном зале и там нам сообщили о речи Молотова по радио. Ее суть заключалась в том, что Красная Армия вступила в пределы Польши, чтобы взять под защиту единокровных украинцев и белорусов в Западной Украине и Западной Белоруссии. «Под защиту» от кого? От поляков? Но Польшу уже размолотил Гитлер. Слушая это сообщение, я впервые в жизни с испугом подумал: «Война!»
В тот момент мне все рисовалось так: мы перешли границу, вошли в чужие земли и, пытаясь защитить украинцев и белорусов, не сегодня-завтра столкнемся с фашистской армией, несмотря на наш договор о ненападении. Никто же из нас не знал, что Гитлер и Сталин заключили секретные договоренности о разделе и захвате чужих земель в Восточной Европе Германией и нашей страной. Так что я напрасно испугался.

Уже осенью 1939 года, после разгрома Польши, был подписан советско-германский договор о дружбе (это совсем не то, что о ненападении!) и границе между СССР и Германией. А «граница» между нами всплыла после того, как Гитлер и Сталин поделили между собой Польшу. На одной ее половине фюрер стал проводить в жизнь свои расистские принципы, безжалостно уничтожая евреев и поляков, а Сталин, в свою очередь, тоже обрушил на них массовый террор. Так эта многострадальная страна стала своего рода полигоном для обоих диктаторов.
Дальнейший ход исторических событий доказал, что совершенно, казалось бы, немыслимый союз между Гитлером и Сталиным был для обоих диктаторов просто-напросто неизбежным. С течением времени появилось немало свидетельств того, как фюрер нетерпеливо ждал согласия Сталина на советско-германский союз. Вот как вспоминает А.Шпеер, один из самых близких сподвижников Гитлера, о реакции фюрера на решающее письмо от Сталина: «Он на мгновение застыл, вперившись в пространство, побагровел и грохнул кулаком по столу так, что задребезжали стаканы, и воскликнул прерывающимся голосом: «Они у меня в руках! Они у меня в руках!»

К тому времени фюрер уже вел свою войну в Западной Европе и еще не был готов к нападению на СССР. Сталин тоже не считал себя готовым к походу на Западную Европу, который должен был начаться с его удара в спину Гитлеру, когда тот нападет наконец на Англию. Фюрер торжественно обещал Сталину сделать это в самое ближайшее время. Оба они в своем полубезумном стремлении к мировому господству, то есть фактически друг против друга (!), столкнулись на узкой дорожке над бездной войны и решили на какое-то время не вступать в схватку, чтобы затем половчее столкнуть соперника в пропасть. Недаром маршал Жуков вспоминал: «У Сталина была уверенность, что именно он обведет Гитлера вокруг пальца в результате заключенного пакта, хотя потом все вышло как раз наоборот».

Мой отец и его мама - Елизавета Милорадова летом 1939 года

image



Tags: Папины мемуары
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Священники о Сталине: грех сталинофилии

    ...Некоторые люди боятся говорить сегодня о своем истинном отношении к Сталину. Молодежь мало знает о жизни этого человека. Я три года жил при…

  • ЧАЙЛЗ, ПОЛ И ЛЮСИ

    Мне тут не верят, что я переплываю Темзу, что сдала на права в 68 лет, что прожила 3 жизни в одной и не останавливаюсь. И не надо, хотя и обидно…

  • Преступница

    Беременная девочка 14 лет пришла к врачу-гинекологу. Врач тут же задержал пациентку и вызвал полицию. Приехала полиция и допросила подростка. Дело…

  • Опять виновата мать

    Знаете, весьма меня удивило дружное мнение читателей, которое вкратце можно сформулировать так:"Если ребенок негодяй, всегда виновата мать". Это я…

  • Приятное удовольствие для мужа

    Благоразумная жена! Если ты хочешь, чтобы муж твой время проводил с тобой, то заботься о том, чтобы он ни в каком другом месте не находил столь…

  • А деньги за букет верните

    Спорим, такого вы ещё никогда не слышали и не видели? Эта история произошла в прошлую пятницу, когда массово праздновался День учителя. Итак,…

  • «Я доставлю вам боль, чтобы вы научились доставлять радость»

    Чтобы жопе не расти, мы доставим до шести! Чеканные мемасики, бодрые прецеденты. И ведь клево получилось! Здесь и тоска по сильному лидеру, и…

  • Плачет дяденька у туалета

    Вот прям четыре часа назад. Реально всхлипывал и подбегал ко всем, умоляя:"Помогите, пожалуйста, очень хочется, никак не могу попасть". Люди,…

  • Продам квартиру с мамой

    Газеты рассказывают: Александр — россиянин, уже несколько лет проживающий в Эквадоре, продаёт квартиру в Москве. Вместе с мамой, там проживающей,…

promo nikolaeva ноябрь 1, 00:41
Buy for 250 tokens
Что касается промо-блока: Исключено размещение постов политического и националистического толка, антирелигиозных текстов, порнографии, а также любых постов, носящих оскорбительный характер. Для рекламодателей почта nikolaeva.lj@yandex.ru
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments