Николаева Анастасия Владимировна (nikolaeva) wrote,
Николаева Анастасия Владимировна
nikolaeva

Categories:

Крещение

Праздник Крещения - это всегда снег, мороз, длинные очереди перед храмом и ненужные мысли в голове: как это так, в Бога верят совсем не все, а в крещенскую воду - все?
Никакой праздник не собирает вокруг храма столько народу. Из года в год, вопреки всем разъяснительным беседам, в очереди за водой ведутся глубокомысленные разговоры о том, чем крещенская вода отличается от богоявленской, освященной накануне.
Ропщет очередь на тех, кто пытается первым прорваться к воде. Еще служба не кончилась, а уже в двери заглядывают ходоки с канистрами.
- Ты, батюшка, давай уж быстрее закругляйся, на улице стоять холодно, воду людям надо! - кричит на весь храм бодрый старичок в пуховике, никак не желающий понять, что без службы нет и не будет ему святой воды.

И все равно хорошо, что хоть так, но идут в храм. Что-то все же помнят, понимают, а может, просто душа чувствует благодать.

Немало есть фильмов, рассказов и воспоминаний о необыкновенной силе крещенской воды и о том, что такое крещение.

Так, епископ Иннокентий (Солотчина) писал о том, как в Алтайском крае нужно было крестить одного язычника. Крестным отцом был дядя крещаемого. И вот в то время, когда священник освящал воду в чане и начал говорить слова «Сам и ныне прийди и освяти воду сию Духом Твоим Святым», крестный вдруг страшно закричал.
Что же он увидел? С купола церкви сошел в воду огонь и как бы растаял в ней… Потом доложили об этом чуде епископу, и он назначил комиссию для обследования совершившегося чуда. В эту комиссию и назначен был архимандрит Иннокентий, впоследствии епископ. Все в точности подтвердилось под присягой.

А про то, как проверяют, бесноватый ли человек или просто сошел с ума, предлагая ему крещенскую воду? Выпьет больной спокойно эту воду - значит , физическая немощь его одолела, надо врачей искать, а забьется в корчах при виде святыни - искать батюшку, у которого есть благословение отчитывать таких.

Много можно всякого вспомнить, а все же вера рождается только опытно. И опыт этот у каждого свой.

Много раз я видела в жизни своей, как проходит Таинство Крещения.
Я и свое даже помню, потому что крестили меня в сознательном шестилетнем возрасте вместе с почти годовалой сестрой Дашей.
Мама, мамина сестра Наташа и прабабушка Груня отвезли нас с сестрой в Каширу, в храм.

В Москве было опасно крестить: папа партийный и большой пост занимал.
Поэтому упросила бабушка, чтобы священник тайком нас окрестил, никуда не записывая и не посылая сведения о крещении в особый отдел, контролирующий работу церковных приходов.
Бедные батюшки тех лихих лет, как же они рисковали! Потерять работу, родной приход - это еще не самое страшное, можно было и вовсе попасть в места не столь отдаленные, получив приличный срок.
А вот рисковали, крестили, отпевали, венчали, уповая на милость Божью. Низкий поклон и вечная память всем тем, кто пас стадо Господнее в то время.

Вот такой старенький сухонькой священник, крепко заперев двери церкви, и окрестил нас, двух сестер. Помню только, как водили меня вокруг купели, как бегала всполошенно бабушка, как беспокоилась мама за сестру свою, которой скоро надо было рожать. Сумрак древнего храма, свечка в руке. Две крошечные человеческие жизни слились с жизнью вечной.

И крещение своих детей помню. Маленького Никиту крестили в Елоховском соборе, в старинной купели, там же, где был окрещен Александр Сергеевич Пушкин.
Никитке было месяцев девять, и он радовался и гулил все время. А когда батюшка взял его на руки, крепко ухватил священнический крест двумя руками.
- Батюшкой будет! - засмеялся священник.

И Еремка четырехмесячный совсем не плакал.
И на крещении мужа моего я присутствовала, а это было всего-то одиннадцать лет назад, даже и не верится.
И папа мой, которому в то время было за восемьдесят, крестился на моих глазах. Духовник нашей семьи, отец Александр, его крестил, а потом сказал мне:
"Ваш папа очень верующий человек!"
Что я могу рассказать о той радости и благодарности Господу, которые чувствовала в те минуты?!

И так же ликовала душа при крещении самого крошечного члена нашей семьи, младенца Агафона.
Каждое крещение - это чудо. И иногда очень необычно люди приходят к решению окреститься.

Кода родился мой младший сын, я тяжело заболела. И эта была та болезнь, что не только тело грызет, но и разум затмевает.

В отчаянии метались мы с мужем по врачам и знахаркам. Ничего не помогало.
И вот в одном московском храме известный батюшка Валентин Асмус посоветовал мне поговорить о моих бедах с настоятельницей Зачатьевского монастыря.
Три раза приезжала я в монастырь, три раза по разным причинам не смогла меня принять мать Иулиания.

И в последний раз получив отказ, совсем огорченная, решила я, что, видно, так и придется пропадать.

В унынии доплелась я до монастырской лавки, где разные церковные книги продавались.
Стала со стеллажей разные томики доставать да и опрокинула на пол одну этажерку.

Разлетелись книги, бросилась я в панике их собирать, вдруг над моей головой кто-то сказал:"И почто она не съездит к отцу Илию? Отец Илий таким помогает."
Говорил все это, нависая надо мной, странный человек на костылях, нелепо одетый, один, видимо, из тех несчастных, которых опекают при храмах.
Я ничего не поняла. Но на слова эти сразу отреагировала монашка, стоящая за прилавком:
- И чего ты зря говоришь! Не принимает сейчас старец! Я только на прошлой неделе там была!
- А вот и примет! - упорствовал странный человек. - Примет и еще за ручку подержит!
- Не вводи людей в заблуждение, - горячилась монахиня.
Понимая, что речь идет, собственно, обо мне, я вмешалась в их беседу, обратившись к монахине:
- Кто помогает? Кто не принимает? О чем вы говорите?
- А, - только махнула рукой монашка, - это он о старце Илии говорит. И не знает, что сейчас старец в затворе, никого не принимает.
- А где он, этот старец? - спросила я.
- В Оптиной, - еще раз отмахнулась моя раздосадованная собеседница.

Я никогда не была в Оптиной, ничего не слышала о старце, но мне так нужна была помощь!

Выйдя из лавки, я набрала мужу и рассказала и про странного человека, и про его слова.
- Может, это мне намек какой-то? - спросила я у мужа.
На что тот сразу ответил:
- Какой еще намек! Прямое указание! Собирайся! Завтра выезжаем в Оптину!

И мы собрались. С грудным сыном Еремкой осталось моя подруга Наташа, которую я уговорила побыть нянькой моего малыша. Наташе я рассказала всю историю. Моя подруга ни во что особо не верила, сама была некрещеной, но отговаривать не стала, так как очень сильно жалела болящую меня и моего совсем крошечного младенца.

И мы поехали. Дорогу толком не знали, выехали поздно. Короче, в Оптиной были уже практически ночью.
Зима, блестит снег, никого не видно. Мы ходим кругами и не знаем, что делать. Видим на тропе монаха, кидаемся к нему с вопросом, а как нам встретиться со старцем Ильей (я именно так в лавке услышала имя).
- Не с Ильей, а Илием, - поправил меня монах. - А встретиться непросто. Поживите здесь недельки две, может, и увидите.
Недельки две! А у нас дома грудничок!

Грустные, мы зашли в ближайший храм. Шла служба. Очень красиво пели монахи. Я тихонько подошла поближе к ним. И вдруг, как из-под земли, передо мной возникла разъяренная тетенька, из тех тетенек, которых каждый из нас встречал в церкви.
- Куда ты так близко к батюшкам встала, нельзя! - зашипела на меня тетка.
Испуганная, я отбежала аж к самым дверям храма. И в этот самый момент одна из створок приоткрылась, и передо мной предстала странная фигура в удивительном облачении с крестами и черепами. Это был очень старенький, как мне тогда показалось, монах. Он, перешагнув порожек, живо схватил меня за руку и, удерживая, стал многократно крестить и благословлять.
Тогда я еще не знала, что никогда монахи и священники так не делают. Надо сперва самой подойти и взять благословение. И тут по церкви прокатился гул:" А-а! Старец Илий!" Толпа бросилась к дверям.
Схиархимандрит Илий быстро выпустил мои руки и скрылся за дверью. Я осталась стоять в остолбенении.

Через полчаса мы ехали уже в Москву. Молча. Говорить было не о чем.

Добрая Наташка ждала нас дома. Я сразу все ей рассказала.
Через два дня после этого Наташа приняла святое крещение и с нею вместе окрестилась вся ее семья.
А я пошла на поправку. Медленно, не сразу, но верно. И странного моего собеседника на костылях больше в монастыре никогда не встречала.
Слава Богу за все! С Крещением вас, мои родные!

P. S. Наконец мы смогли всей семьей в такой день окунуться в Иордань, а не просто смотреть в восхищении на отважных людей в проруби. Вот такая у нас, по Божьей милости, Иордань:



Tags: Вера, Семья
Subscribe
promo nikolaeva may 1, 2019 00:41
Buy for 250 tokens
До 500 000 показов вашего контента всем заинтересованным в рекламе могу обеспечить на своём канале в Яндекс.Дзене. nikolaeva.lj@yandex.ru
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments