Николаева Анастасия Владимировна (nikolaeva) wrote,
Николаева Анастасия Владимировна
nikolaeva

Category:

День седьмой

Мелькание дней, шелестение лет...

Так быстро пролетают дни, так уверенно сменяется лето осенью, осень зимой. Конечно, бывает еще и весна, что не может не радовать.
Но все же в какой-то момент в неминуемом беге времени теряешь что-то важное, забываешь нечто очень нужное.
И тут всегда спасает день седьмой, единственный день, над которым не властно время.

Он начинается раньше, чем мои обычные дни, где-то на границе ночи и дня. В то время, когда ночь еще владеет всем, а на утро намекают только сухие циферки часов.

Тело не верит цифрам, гораздо убедительнее промозглый холод и чернильная занавеска за окном.

Вставать очень не хочется, но есть многократный убедительный опыт того, что будет, если не встанешь. И вот этого хочется еще меньше.
Поэтому быстро к стулу, где сложена приготовленная вчера одежда, а потом - будить остальных домочадцев.

Завтрак не подразумеватся. Из дома все выходят еще не проснувшиеся. Порыв холодного ветра заставляет окончательно забыть о теплых снах и вернуться к действительности.

Темные верхушки елей старательно машут, пытаясь разогнать темень. Редкие машины миражами проносятся мимо.

А там, куда мы едем, всегда чуточку светлее. То ли белый храм не дает тьме сгуститься, то ли действительно рассвет близко.

Густым желтым светом манят большие створчатые окна.
Особенная ожидательная тишина выстлала все пространство храма, погасила лишние звуки и мысли. Светлой молнией пронзают всех слова:

"Благословен Бог наш всегда, ныне и присно, и во веки веков!"

И сразу встрепенется душа, тихая радость обнимет мягкими крыльями. Это, наверное, радуется мой Ангел Хранитель. Тот, кто со мной всю жизнь, с того холодного зимнего дня, когда крестили меня в старинном каширском храме.
Из книг я знаю, что Ангел всегда рядом, а ощущаю его присутствие чаще всего именно на службе, радуясь его радостью, согреваясь его молитвой.

Сама я молиться совсем не умею.
Я подхожу к иконам.
Большая икона в углу - святой священномученик Нил Киовский. Он был здесь настоятелем в лихие годы безбожия. Отсюда его увели на смерть. Теперь отец Нил каждую литургию служит в алтаре с нашими батюшками. Под угрозой лютой смерти не оставил он свой храм, разве бросит его теперь, оставит нас без помощи?!
Поэтому к нему первому - взять благословение.
К прекрасной огромной иконе Спасителя - тихо, склоня голову, к Матери Божьей, как всегда, с молитвой о родных малышах:" Спаси, убереги, укрой, защити..."

Как бусинки катятся имена - младенчик Агафон, его отец, а мой любимый крошечный нежный мальчик Никита, Мариночка, девочка наша. Муж Александр, только бы был здоров. Помоги, Господи. Сестра Дарья, ее малышка. Отрок Иеремия.
Это его стихарь мелькает где-то в алтаре. Укрепи его, Господи. Всю службу напряженно слежу за ним: он всегда очень волнуется и переживает, ошибается, делает что-то не так и горюет. Отец Нил, подскажи ему!

Мамочка моя. Она сейчас далеко, в Москве, в храме на Маросейке, возле мощей отца Алексия Московского, рядом с чудотворной Феодоровской иконой Божьей Матери, под крылом отца Николая.

Маленькая и худенькая, в черном беретике, с большой сумкой на плече. Совсем маленькая стала моя мамочка, а столько любви в ней умещается.
И вижу я, как шевелятся ее губы, как шепчет она, просительно вглядываясь в старинный образ:" Дарья, Анастасия, Евфросинья..."
Долго молится мама, о многих просит.
Все наши матушки, ждущие своих малышей, все болящие в ее молитве.
Каждого берет мама в свои уставшие от многих трудов руки и подносит к тем, кто никогда не обманывал ее надежд. Нет конца материнской молитве.

Мамы с каждым годом становятся все больше и больше мамами. Сначала они просто мамы своих деток, а потом постепенно больше становится этих детей, все больше любви вмещает материнское сердце, о всех нуждающихся болит оно.Слабеет человек, стареет, а сильнее становится его душа, горячее молитва.
Как хорошо, что за меня сейчас молится мама. Как счастливы все, кого укрывает материнская молитва!

А за мамочку, знаю, просит ее мама. Моя самая добрая и родная бабушка, мама Анечка.

И всегда-всегда с нами прабабушка Груня. Сжимает в худенькой руке простые нитяные четки, смотрит на своих девочек, кивает ласково головой в белом платочке.
Никогда не бывает так близко ко мне моя бабулечка, как храме. Это от тебя я впервые услышала молитвы, запах ладана -это из твоей комнаты, кусочек просфорочки - из твоих рук.

И папа не ушел, рядом. Так чувствует сердце. Здесь. Можно затеряться в суете, потеряться. А тут все на своих местах, все рядом, все молятся друг о друге. Становится наша любовь молитвой.
Всегда, ныне и присно, и во веки веков.
День седьмой... День, в котором вся жизнь. Без которого нет жизни.
Tags: Вера, Семья
Subscribe
promo nikolaeva may 1, 2019 00:41
Buy for 250 tokens
До 500 000 показов вашего контента всем заинтересованным в рекламе могу обеспечить на своём канале в Яндекс.Дзене. nikolaeva.lj@yandex.ru
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments