Николаева Анастасия Владимировна (nikolaeva) wrote,
Николаева Анастасия Владимировна
nikolaeva

Из раннего мужа. Часть четвертая, что доказывает: мой муж - пазл

Да, пазл, из разных кусочков состоит. И в зависимости от того, на какой из них мой взгляд падает, меняется и вся картина. То есть мой муж еще и калейдоскоп. Игрушечка он, короче, моя драгоценная! ( не надейтесь, эротоманы, пока еще речь о другом. Но будет и на вашей улице праздник!)
На тот момент, в театре, если вы помните, верные читатели, мой взгляд притянули оранжевые ботинки - вещь совершенно инопланетная на территории СССР. На всем пространстве бывшего Союза мужчинам разрешалось носить одежду и обувь только серо-черных-темно-болотных цветов. Остальные оттенки означали крайнее свободомыслие, граничившее с полным противопоставлением себя обществу.
" А он не так уж прост", - решила я. Все, что происходило дальше, я могу объяснить только одним: гипноз! я стала жертвой гипноза! При чем тут ботиночки? - спросите вы. Очень просто. Помните, гипнотизер, чтобы ввести свою жертву в транс, машет у нее перед носом какой-то блестящей фигней. Роль этой фигни и сыграли ботиночки ослепительного Александра. Смотрела я на них, смотрела, и как-то начало мне все вокруг нравится. И чудесная винтажная карета, ожидающая нас у входа в этот храм искусства. И прынц мой брюнетистый, полный тишины и мужского достоинства. Поэтому после спектакля безропотно влезла я в проржавевший запор, сложилась телом согласно инструкции, и мы без приключений вернулись к месту отправки. Выпихнув галантно меня из машины (самостоятельно вылезти из накренившегося запорожца было трудновато) и прощально сверкнув очками, мой спутник исчез в темноте. Ни тебе прощального поцелуя в щечку, ни слов о будущих встречах. Неужели этот Плюшкин презрел меня за порчу его креслица драгоценного? Печально и безутешно смотрела я в темноту, откуда еще долго доносились звуки его волшебной выхлопной трубы. И я, как крыса за волшебной дудочкой Нильса, была готова бежать в ночь за этими чарующими звуками, разрывающими тишину города.
Но, знаете ли, девичья честь- это вам не фунт изюма. Я уже научилась неплохо ее защищать, давая по лбу и другим слабым местам приставучим одноклассникам и не в меру активным журналистам. А тут сплошные непонятки. С одной стороны, он уже два раза спал рядом со мной. С другой- даже за руку не подержал. Мозг мой кипел (может, не мозг? - о, моя юность! о, моя неопытность!). Пришлось возвращаться в родное гнездо на четырнадцатом этаже. Папа с мамой никогда не расспрашивали меня о моей личной жизни... Просто я все всегда рассказывала сама, вот, как вам, например. Вообще- то с мамой было трудно говорить на всякие темы, касающиеся личных отношений. Вот, к примеру, рассказываю я ей об отношениях одной мой однокурсницы с молодым человеком:"Ну, -говорю, - любит он ее"...
- А, - тут же врубается мамуля, - жениться, значит, собирается (интонация только утвердительная).
- Почему жениться?- в свою очередь удивляюсь я.
- А как же ? Ты же сказала "любит", - в свою очередь удивляется мама. И сидим мы такие удивленные и смотрим друг на друга. Мы с сестрой не приучены были вести разговоры о таких личных вещах с мамой. Один только такой разговор могу припомнить. Четвертый класс. В приподнятом настроении кричу маме с порога: " А нам сегодня биологичка рассказывала, как дети получаются!"
"Ну и как?"- без всякого интереса, явно только для того, чтобы меня не обидеть, вопрошает родительница. Захлебываясь от впечатлений, близко к тексту пересказываю. "Какая гадость!"- с чувством резюмирует моя мама.
М-да. После такой слушательской реакции стало понятно, что эта тема у нее не в почете. Зато в школе нас просвещали, старались. Соберет нас биологичка отдельно от мальчиков. Ха! А с ними в это время трудовик беседовал. Наверное, о том, как буратин строгать. Так вот сидим мы, хихикаем в кулак, а она нам так торжественно: "Главное- сберечь честь! Вот ужасный случай был как-то в школе. Девочка бегала-бегала по коридору и не сберегла!!! У нее были дни особенные, она неловко подпрыгнула - и все упало и все все увидели!!! Всей школе позор!!!!"
Мамочки, да после таких ужастиков нам ночью кошмары снились. А ведь злосчастной девочке можно было только посочувствовать. Ее вина лишь в том, что она родилась в то страшное время, когда не было прокладок (да-да, я сказала это ужасТное слово. А что, в рекламе можно, а мне - нет?!). И не надо быть ханжами! Лично я очень благодарна людям, их придумавшим, и рухнувшим границам державы, через которые они переползли и начали победное триумфальное шествие по нашим просторам. Долой бересту и ласточкины гнезда, сбросьте с себя оковы страха опозоренные девочки!!!
Неудивительно, что после таких содержательных бесед мои одноклассницы начали рожать в восьмом классе. Тогда приехала специальная комиссия и провела специальные предупредительные акции, которые заключались в том, чтобы всех мальчиков отсадить от девочек и наоборот. Умные педагоги, наверное, думали, что старшеклассницы беременеют прямо на уроках. Мы с моим соседом по парте Епишиным пытались отстоять наше право разделять вдвоем первую парту в среднем ряду. Мы страшно сроднились еще с начальной школы и совсем не боялись забеременеть друг от друга. Но, увы. В то давнее время школа тоже была еще тем источником мудрости и знаний.
Знания? Ну, знания мы умели добывать сами. Каждый из нас был сам себе и Яндексом и Гуглом. И мы всегда делились с другими полученной информацией. Так, мы с моей в то время лучшей подругой Иркой Фоминой, обнаружив у меня дома на антресолях неплохую коллекцию журнала "Плейбой", тут же притащили лучшие, на наш взгляд, номера в школу . Тогда такого ни у кого не было, а мой папа постоянно ездил за границу и привозил всякое невиданное. Понятно, что после этого мы с Иркой чувствовали себя опытными и зрелыми женщинами и в нашем третьем Г нас все уважали.
Что-то я несколько удалилась от предмета моего повествования. Итак, родителям вполне хватало того, что их ребенок в 10 был дома, и они не приставали с расспросами. И хорошо, так как и рассказывать-то было нечего.
На следующий день Александр пришел уже ко мне домой. Видимо, по его понятиям, человек, потративший столько сил на культурное образование дочери, может быть представлен родителям. Войдя в квартиру, он решительно выдвинулся на кухню, где пряталась, уже привыкшая прятаться от всех моих друзей,мама. Апосля мама всегда с большим чувством вспоминала: "Какой Саша был воспитанный мальчик! Все Настины кавалеры -шмыг- и к ней в комнату. А он сразу ко мне подошел поздороваться". Лично я думаю, что он просто шел на запах еды. Он до сих пор, как домой приходит, сразу на кухню бежит. Хотя мамочки там давно нет.
Так вот, из кухни он не спеша притопал в мою комнату, сел на стул, удобнее устроился на нем и замер. Я что-то щебетала, что-то делала, он же, ровно и доброжелательно глядя на меня, молча восседал на стуле. Посидев часа 2-3, Александр распрощался с нами. Все это стало повторяться каждый вечер: мама- стул- прощание-мама- стул- прощание-мама.... Не-е-т! Я поняла, что схожу с ума. Я перестала замечать его на стуле, тем более он так скромно у стеночки сидел, а не на середине комнаты. Ко мне приходили подруги, друзья - он сидел и доброжелательно молчал. Мне даже никто из друзей о нем и вопросов-то не задавал, чего задавать-то. Видно же: беда в семье- больной родственник, хорошо что не буйный. Дошло до того, что я при нем своих поклонников принимать стала. Помню, сижу я на диванчике с Мишей Б. Он с гитарой, песни мне поет, ручку целует, усами щекоча. А в углу Сашкины очечки поблескивают. Ушел Миша, Сашка расшаркивается тоже и говорит: "В одном этот кретин прав: платье тебе это, правда, идет". И уходит, полный спокойного достоинства.
А где сцены ревности? Правда,мой папа, по маминым рассказам, тоже всегда держал удар. Как-то гуляла моя юная мама с папой и еще одним поклонником, преподом университетским. Препод маме всяко на ушко шепчет, на лавочку усаживает, а бедный папуля где-то в стороне и не видно его уже даже. Сидят они, юная ветреница и ее соблазнитель на лавке, милуются. Вдруг у них за спиной что-то как рванет: бах-тара-рах! И сияющий папахен к ним подскакивает: - Здорово я вас напугал?!
- Что это было?- в ужасе спрашивает университетский ботан.Что разорвалось? -Ничего, - радостно отвечает папа, - это я подобрался к вам тихонько и пукнул!
Надо ли говорить, что скоро мама была лишена всякого выбора. Папа остался один. И все же это была честная борьба! А тут...
Ну, все, думаю, хватит тут моей честью девичьей играть. Надо его волочь на улицу. Может, на свежем воздухе взбодрится. Повод тащить всегда у меня был: вечерние прогулки со спаниельшей Санькой никто не отменял. И вот на следующий день, решительно развернув его из кухни, вытащила на стадион около школы- выгуливать собачку. Нарезаем мы круги по стадиону, нарезаем, уже сил нет. Несчастная коротколапая псина уже на спине за нами едет, влекомая поводком. А результата нет. Все как всегда, только стула не хватает. И он явно, не скрывая от меня, по нему скучает! Остановилась я тогда, посмотрела на него осуждающе. Затрепыхался он , сердешный, задергался, а деваться-то некуда! Поздно пить боржоми, батенька! Назвался, знаешь ли... Короче, пришлось ему меня поцеловать. Только я внутри себя ликующее проорала:"Ага!!!Попался!!!" Он и говорит: "Зря мы это с тобой сделали". И смотрит так грустно. Нет, все, больше не могу, сейчас расплачусь. Тогда я про себя его кретином обозвала, а теперь с высоты своего опыта думаю: а может, у него видение како было. Может, он все заранее третьим глазом увидел. И детей наших будущих орущих и кошек под столом на кухне гадящих и кроликов рычащих. Все видел и не убежал! Мой герой!!!

(©А.В.Николаева)
Tags: Семья
Subscribe
promo nikolaeva май 1, 00:41
Buy for 250 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments