Николаева Анастасия Владимировна (nikolaeva) wrote,
Николаева Анастасия Владимировна
nikolaeva

Categories:

"Обещала быть только моей..."

Аня и Федя. Мои бабушка и дедушка. История их большой, но трагичной любви всегда была рядом со мной, заставляя меня, маленькую, в испуге сжиматься от горя, когда бабушка, увидев зашедшего проведать внучку деда, стремительно бросалась из-за стола в прихожую, натягивала пальто, яростно не попадая в рукава, а дед стоял, горестно поникнув, но жадно ловил глазами каждое движение моей бабушки, той женщины, которую он страстно любил и которую так нелепо навсегда потерял. Такое происходило постоянно в мой день рождения. Горький привкус чужой ненависти вязал рот, их обоюдная обида становилась и моей личной.

Эти их отношения почти сломали и мою взрослую семейную жизнь, когда судьба пыталась пинками направить меня в ту же горестную колею, по которой так долго, так трудно шли мои родные бабушка и дедушка, Аня и Федя.

Но до этой полутемной прихожей, в которой моя стройная красивая бабушка сражается с упрямым пальто, было ещё так далеко...

А пока юная Аня пишет в своём дневнике:

Аня Попова
24 июня 1942 года.

"Сегодня печальный, знаменательный день в моей жизни. Я решила писать дневник. Побудила меня на это горькая разлука с любимым человеком, Федей Петренко.

Встретилась я с ним в апреле месяце на своей постылой работе в должности секретаря асиновского Нарсуда, которая после встречи с ним стала мне милее и привлекательнее.

Работал он стажером-адвокатом со своим отцом. Это очень скромный, красивый юноша высокого роста. Он красив, а что особенно привлекает - это длиннные черные ресницы и, как небо голубые, глаза. Федя, милый Федуся (так я люблю его называть), как я могла тебе понравиться, не интересная, не привлекательная девчонка.
Он молод и красив, и вот его я люблю первой большой любовью.

После трех с половиной месяцев тесной дружбы и горячей любви неожиданная и непредупрежденная разлука.
Сердце мое давно чувствовало эту разлуку. 22 июля мы с ним были на покосе. Баловались и были счастливы, не предвидя разлуки. Его вызвали к 10 часам вечера во Военкомат. Я знала, что его берут, хотелось плакать. Но я не плакала, я не отношусь к плаксивому типу женщин, да и не знала еще ничего.

Я легла в постель. Чувствовала: должен прийти. Прислушивалась, как скребла кошка окно.
Он пришел, когда я задремала. Вышла к нему в легкой блузке и юбке.
Он стоял печальный и расстроенный. В 7 часов утра 23 июля мы должны были расстаться. А в девять часов вечера у меня должна была быть готова новая плюшевая курстка, которую я так ждала. И вот он ее не увидит!

Но увидел! Сколько мучений и переживаний я испытала в этот день. Я унижалась перед судьей. Мне охота было проводить его.

Их не увезли! Ох, какая бешеная радость! Один лишний и, возможно, последний вечер!

В 9 часов получили куртку (она ему не понравилась) и пошли в лес. Он просил читать ему Горького "Песнь о Соколе". Я отказалась, он забросил книгу к кусты и не стал читать мне Шевченко.
О! Как я могла его обидеть - не читала!
А вечером он напился одной рюмкой водки. Был пьян, но потом это прошло.
До пяти часов утра мы были вместе. За ночь поссорились. Он молод, хочет все знать. Он добивался...
Я не согласилась. Обиделся. Замолчал. Стало ему стыдно. Я, должно быть, опротивела. И вот теперь, когда его нет, меня мучают сомнения в его любви.

Перед отъездом он говорил, что будет писать письма, что любит крепко, что счастлив будет, если вернется и я стану его женой.
Но этому не бывать. Мы уговорились, что я буду его ждать. Он просил быть честной девушкой. Я обещала. Подарил 6 открыток, хорошо подписанных.
Ой! Боюсь, что он меня не любит или разлюбит.

Настал горький день!
Судья и не думает отпускать раньше обеденного перерыва.
Федя расстроенный, смущенный и холодный, как мне показалось, ушел в баню. Оттуда их увели на вокзал.
Родители его ослабели от горя. Судья мне не сочувствует.

Федя - бедненький и обиженный. Последний удар колокола. Я спокойна. Федя целует всю семью. Подходит к нам и жмет мне руку, как всем остальным. Я бы ему не разрешила себя поцеловать при всех, а в душе охота, чтобы поцеловал.

О! Как я его люблю! Остались его больные расстроенные родители. Федя просил чаще к ним заходить.
Не знаю, как я это буду делать, - неудобно. Но придется, да и самой охота ближе познакомиться с его мамашей, помочь ей в горе.

Если до этого я была спокойна, то в суде заплакала, и так сильно, что тряслись плечи. Так было нельзя. Я успокоилась. Судья, жестокая судья, посылала успокоиться. Наверное, жалкий был у меня вид".


Совсем девочка, все перемешалось в ее голове — первое серьезное испытание ее новенькой любви, курточка, в которой так хочется покрасоваться перед своим красивым мальчиком. Как все это близко и мне. И это горестное: я некрасивая. И это торжествующее: меня любят!


Аня

Милая нежная девочка, ты этого ещё не знаешь, но зато знаю я, какой стойкой, мужественной, любящей женщиной ты станешь.

В этот же день мой будущий дедушка тоже запишет в своём дневнике:

"Фёдор Петренко
24 июня 1942 года

Ночь с 23 на 24 июня. Провели с Аней последнюю ночь. Обещала быть только моей. Аня как была, так и осталась девушкой честной и нетронутой.
Хотя она на это почти соглашалась. Мне жалко ее, пусть останется такой, как была, а то вдруг меня убьют на фронте, и она будет несчастливой.

Мне было жалко ее. Я особенно не хотел обидеть ее, хотя обидел этим себя. Ее я любил, искренне, за всю жизнь. Хотя она, эта жизнь, у меня и маленькая, и еще не кончилась. Я так и не узнал, что такое женщина, хотя в мои годы это и заманчиво и притягательно.
В 3 часа ушел от нее домой. Не смог уснуть. Был неспокоен.

В 9 явился в военкомат. Откуда мы, 25 человек, пошли сразу на вокзал. Я - командир комсомольцев 24 года рождения.
Мучительно перенесли родные мой уход на фронт, сильно переживали и страдали. И Аня тоже. Сжимается сердце, на глаза помимо воли набегают слезы, пересилишь себя, стараешься, чтобы ничего не было заметно.
Пробуешь отвлечься чем-нибудь, но не выходит. Мысли летят к родным, к милой подруге Анечке".


Две маленькие жизни на фоне одной большой и страшной войны... Я держу в руках их дневники и опять пытаюсь пройти с ними этот путь, потому что это и мой путь, путь к самой себе, моя попытка понять, почему любовь, настоящая, взаимная любовь, может стать пыткой, страданием и горькой страшной обидой.

Продолжение: https://nikolaeva.livejournal.com/1185505.html


Tags: История моей семьи
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Дух чужого мужчины

    Есть, есть порох в пороховницах, а здоровый эрос в современных текстах. Не верите? Читайте Маргариту Симоньян. Но будьте осторожны, а то…

  • Палачи и жертвы

    Он — доцент известнейшего вуза. Она его ученица. У них многочисленные научные работы в соавторстве. Сейчас все СМИ сообщают о том, что Петербурге на…

  • В клочки порвали за клоачность

    Новости из клоаки! Ответишь за клоаку!!! От нас, клоакеров, респект и уважуха!!!". Слово "клоака" внезапно стало настолько популярным, что…

  • Территория любви

    Человек, похожий на человека, в форме, похожей на спецодежду, подошёл к другому человеку, сидящему на земле, и слегка попинал его ботинком. Не…

  • К обсуждению темы эвакуации детей из блокадного Ленинграда за деньги

    Я видела эту тему уже на самых разных площадках. Начинается она обычно так: «Детей блокадного Ленинграда эвакуировали за деньги родителей».…

  • Муляж свиньи

    Не, нормально, а? Дали ребеночку в школе задание принести фотографию на тему "Я, любимая книжка и мой маленький питомец". Сделали фотографию. Не…

  • "Веретено"

    Когда-то, много лет назад, мы с мужем случайно зашли в маленький магазинчик на Таганке. Забрели и замерли в изумлении: там проходил мини-показ…

  • "Я хочу, чтобы меня не забирала опека"

    Говорит шестилетний Денис и прячет лицо на плече двоюродной бабушки, единственного родного человека, который у него есть на этот момент. У…

  • Учитель пообещал отправить школьников в "газовые камеры"

    В классе начальной школы 28 детей, многие из них евреи по национальности. Учительница на уроке пообещала отправить в газовые камеры тех, кто не…

promo nikolaeva may 1, 00:41
Buy for 250 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments