Николаева Анастасия Владимировна (nikolaeva) wrote,
Николаева Анастасия Владимировна
nikolaeva

Categories:
Я сейчас думаю о том, о чем и все вы.

Мы ходим в магазин, играем с детьми, даже шутим. Но черным пятном в глазах - обгоревшие люди, кровь на асфальте.

Не думать, не видеть, не вспоминать.

Горны и барабаны советской школы выработали у меня стойкий иммунитет ко всему парадному и громкому, приучили считать любые трескучие обобщения и лозунги ненужной мишурой.
Однако все чаще почему-то вспоминаю расхожую фразу:"Чужой боли не бывает".

А ведь оказалось, что это так.

Конечно, это не та боль, что обрушилась на несчастные осиротевшие семьи, из которых ушли и не вернулись любимые и единственные.
Это тихая,нудная боль,постоянная и безысходная.
Не хочется ничего знать.
Закрыться в своем доме, где дети, животные, птицы, где все любят друг друга и берегут.

Закрыться. Не видеть. Не думать.

Не думать, не вспоминать пытались ученики Господа после страшной казни. Они закрыли окна и двери, горе лишило их, здоровых и мужественных, последних сил.

Но были женщины. Слабые, уплакавшиеся, почти отчаявшиеся, они шли в утренней туманной дымке ко гробу, где в ранах и запекшейся крови лежало тело Того, кто их учил.

Им тоже было страшно. Им было безнадежно. Знали они, что не отодвинуть им тяжелый камень от гроба, не отдать последний долг Учителю. Но они шли, потому что иначе было нельзя. Невозможно было иначе.

Их вела любовь - единственный истинный закон на земле.

Их день, день жен-мироносиц, праздновала церковь только вчера.

Им было очень страшно: они знали, что у гроба поставлена вооруженная охрана, которая может сделать с ними все что угодно.

Им было тяжело:они несли большие сосуды с благовониями, чтобы приготовить тело как должно к погребению.

Им было горько: перед опухшими от слез глазами все стоял крест с Распятым.

С ними не было никого из мужчин, никто не смог бы их защитить.

Но с ними был Господь. Господь всегда с теми, кто милосердствует, любит, целит, не бесчинствует и не ищет зла.
Первыми узнали они о Воскресении, а от них и все мы.

В самые страшные времена, горькие минуты есть добрые руки, нежные глаза, тихие слова.

Православный - это не только крест на тонкой цепочке, это постоянная память.
Память о том, что из-за любви к нам взошел на крест Господь наш.
Память о святых, о их любви к нам.
Память о святой преподобномученице Елизавете (Романовой), сброшенной заживо в шахту вместе с монахиней Варварой и великими князьями.
Когда Белая Армия вновь заняла Алапаевск, стали доставать тела из шахты, и очевидцы этого события свидетельствовали позже, что тело Елизаветы Федоровны лежало не на дне шахты, а на выступе, который находился на глубине 15 метров.
Рядом с княгиней нашли тело князя Ивана Константиновича с перевязанной головой.
Значит, вся переломанная, с сильнейшими ушибами, монахиня Елизавета в последние минуты своей земной жизни стремилась облегчить страдания ближнего.

То, что происходит сейчас, это ответ на вопрос, какие мы христиане.
Этот ответ в глазах убитой беременной женщины в Одессе, этот ответ в страшном бесовском хохоте над останками отравленных и сгоревших, в призывах убивать.
Там, где нет любви, - смерть. Это кровавый пир духовных покойников.

Но где-то в холодных утренних туманах, в белых стенах больниц, в простых домах обязательно есть другие. Те, которые не предадут своего Господа и себя. Имя им - христиане.
Subscribe
promo nikolaeva may 1, 2019 00:41
Buy for 250 tokens
До 500 000 показов вашего контента всем заинтересованным в рекламе могу обеспечить на своём канале в Яндекс.Дзене. nikolaeva.lj@yandex.ru
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments