Николаева Анастасия Владимировна (nikolaeva) wrote,
Николаева Анастасия Владимировна
nikolaeva

Category:

Песня ЖЖ

Еремка заболел, лежит горячий, как свежий блинчик. Я пытаюсь потушить его жар смородиновым морсом.
А когда мальчонка дремлет, читаю жизненную такую и стойкую книгу ("Ребенок джунглей" Сабина Кюглер).

Она о том, как вполне цивильная семья немецких граждан много лет жила в одном из самых свирепых и отсталых племен Новой Гвинеи, племени фаю.
Автор совсем не писательница. Здесь нет стилистических красот и необычных сравнений. Здесь другое. Какое-то удивительное совпадение жизни человека с жизнью всего, что вокруг.

Мы, городские жители, выкидыши природы, совсем забыли, как это - жить жизнью земли, жить в гармонии с миром и самим собой.

Мне показались очень любопытными вот такие строки:

"Может быть, именно благодаря песням фаю никогда не впадали в депрессии и не страдали от психических расстройств. Всем эмоциям давался выход через песни. Отводилось даже специальное время, когда все замирало для того, чтобы выплеснуть эмоции наружу — например, во время плача по покойному. Когда истекало время выражения чувств, люди продолжали жить дальше, будто ничего и не произошло.

Если кто-то переживал неприятность, он мог несколько дней лежать в хижине, не произнося ни слова, или тихонько петь. Все это время его снабжали едой. А потом человек вставал, и его душа будто очищалась, он снова улыбался и мог жить, как раньше.

Таким образом, пение для фаю — способ выплеснуть свои душевные эмоции — счастье или горе.

Когда мы вернулись после каникул в Германии и стали жить то в деревне фаю, то в столице, часто получалось, что наша семья вынуждена была разделяться. Кто-то жил в одном месте, кто-то в другом. Отцу тяжело было оставаться без мамы, он очень по ней скучал и казался потерянным.

И однажды вечером он сидел на вершине нашего нового холма. Мама уехала в Джаяпуру, потому что Кристиан заболел малярией. Фаю уже поуходили в свои хижины, а я сидела дома и читала книгу при свете карманного фонарика.

Внезапно послышались странные стоны. Я выглянула в окно: на улице был только отец, совсем один. Он пел на языке фаю печальную песню:

«Ооо, Дорисо, где ты, ооо, Дорисо, я совсем один, ооо, у вождя Кологвои прекрасная жена, и у Накире, ооо, только я один, ооо, мое сердце в печали». Песнь его уплывала в джунгли.

Я рассмеялась. Ну правда, это было смешно. Не успел он начать вторую строфу, фаю вышли из хижин. Они окружили его, взяли за руки, стараясь успокоить. И затянули все вместе:

«Ооо, Дорисо, приезжай скорее, ооо, Дорисо, ты нужна своему мужу, ооо, Дорисо, он в печали, ооо, Дорисо, приезжай скорее». Это была прекрасная песня. Я ее никогда не забуду".

Прочитав это, я рассмеялась и восхитилась. И вдруг подумала о том, что и мы, хилая поросль асфальтовых джунглей, тоже знаем о том, что слова лечат.

Наши ЖЖ-дневники и есть наша песня, наш стон, наша радость. И дают они нам гораздо больше, чем мы подозреваем.

"О-о, Еремей, твоя мама грустит, хватит болеть, нас солнце зовет в леса!"
Tags: Я-муары
Subscribe
promo nikolaeva may 1, 2019 00:41
Buy for 250 tokens
До 500 000 показов вашего контента всем заинтересованным в рекламе могу обеспечить на своём канале в Яндекс.Дзене. nikolaeva.lj@yandex.ru
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 51 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →