Николаева Анастасия Владимировна (nikolaeva) wrote,
Николаева Анастасия Владимировна
nikolaeva

Categories:

Долой политику, даешь свинью!

Вот я такая скромная, все время пишу о себе, или о своей свинье, или о чем-то не менее приятном.
А получается, что это все равно жизнь моей страны и высокая политика.
Просто сочинение на тему " Родина - моя судьба" или
"Еду я на Родину, пусть она уродина".
Людям легче видеть в моих весьма легких и прозрачных словах затаенные смыслы, чем признать очевидное: я аполитична.

( Это я, если еще кто не въехал, о комментариях к моему тексту о санкциях: http://nikolaeva.livejournal.com/185516.html)

Да, друзья мои. Я пониманию, что для многих из вас стоит знак равенства между понятиями "аполитичность" и "безнравственность", но я уже, знаете ли, немолода и вполне могу себе позволить не играть в какие-то скучные, на мой взгляд, игры.

И я готова ответить на ваш гневный слоган:" Если вы не занимаетесь политикой, она займется вами".
Отвечу я очень просто: это вранье, господа.
Это все равно что, как какой-нибудь обезумевший повар прокричит вам в лицо:" Если вы сейчас же не займетесь манной кашей, она займется вами!"

А вот и нефига! Уже сорок лет плевать я хотела на эту кашу, и нет ее в моей жизни!

В моей жизни только то, что для меня важно. И это, ура, не политика и не манная каша!

Я многое знала об этой стране уже тогда , когда некоторые из вас еще не родились.
Мой дед работал со Сталиным, мой отец - известный журналист-международник, объехавший весь мир. И этим миром, воспоминаниями о своей семье, о 30-х годах, о времени оттепели он кормил меня всю жизнь. И это были слова очевидца, умного, тонкого, блестяще образованного.
Кто скажет мне больше? Никто.

Так что если я вспоминаю "по поводу", я просто вспоминаю, с улыбкой и нежностью. Вот такое уж интересное свойство у моей памяти.
Не умеет она клеймить и проклинать. И не видит в том нужды.

Папины рассказы всегда были не страшные, спокойные, даже когда о страшном.

У его отца, моего деда, было шесть братьев, пламенных революционеров. А революция частенько лопает своих любимых детей. Слопала и братьев, не подавилась.
Выжил только мой дед. И папа рассказывал, что, когда его отец выпивал, то запирался в сортире, стрелял из именного нагана в потолок и орал на весь правительственный дом:" Просрали революцию!"

Наверное, его считали тронутым слегка, поэтому и не трогали.

И мне не нужны другие рассказы о Сталине. Мне хватает рассказа моего отца о том, как в свои пятнадцать лет он подошел к своей маме и поделился с ней опасениями о том, что не все прекрасно в государстве. К тому времени почти все отцы его одноклассников и одноклассниц уже сидели.
Школа-то была для детей высших партийных чинов.

И его мама, моя бабушка Лиза, на следующее же утро побежала к секретарю комсомольской организации школы просить, чтобы он немедленно образумил ее сына.

К счастью, на улице она встретила своего приятеля, тоже старого подпольщика и именитого большевика, и успела ему первому рассказать о том, что ее единственный ребенок попал под влияние вражеских сил.
И старый большевик спокойно, но убедительно пообещал бабушке собственноручно открутить ее кудрявую горячую голову, если она хоть слово кому скажет про Володю, сына своего.
Так мой отец избежал тюрьмы: уголовная ответственность была с 14 лет.

Отец говорил мне и про семьи, которые увозили на "черном вороне" полным составом, оставляя в опечатанной квартире грудных детей.
И как няньки этих детей, рискуя жизнью, срывали печати, уносили, увозили этих детей в свои деревни и выхаживали.

Мне не надо рассказывать и про войну. Отец, дед прошли ее от и до.

И о революции я знаю много. И тоже от бабушек и прабабушек.
А уж новейшее время все со мной.

Поэтому я абсолютно аполитична. И уже страдала за свои убеждения.

На пятом курсе института, когда я должна была ехать на практику в Польшу, мне предстояло пройти комитет комсомола.

Я, отличница, ленинская стипендиатка, мать годовалого сына, не боялась собеседования.
Но срезалась на первом же вопросе о том, какое у меня комсомольское поручение. Мне бы промямлить о ребенке, о занятости, но я заржала аки лошадь и радостно выкрикнула в лицо высокому жюри:" Цветовод!"

Такая должность, между прочим, была у меня в четвертом классе. И это, надо сказать, был пик моей партийной карьеры.

Как вы понимаете, после такого заявления в Польшу уехали все, даже самые неблагонадежные представители нашего курса, а я осталась.

И очень горевала, вздыхала и всхлипывала. И тогда мой юный муж сказал:" Я сам отвезу тебя в Польшу!"
И отвез! До всякой перестройки и вольницы всеобщей.

Так что я всегда ставлю на своих, на близких. И никогда на режим, партию, государственный строй или на содержание продуктовой корзины.

Что мне снег, что мне зной, что мне дождик проливной, что отсутствие плесневелого сыра, пока мои друзья со мной!


И вот вам на сладкое самый аполитичный ролик всех времен и народов - ответ Бертрана Орландовича на все санкции мира! Ура, товарищи!




Tags: Люди-свиньи, Скотики, Я-муары
Subscribe
promo nikolaeva may 1, 2019 00:41
Buy for 250 tokens
До 500 000 показов вашего контента всем заинтересованным в рекламе могу обеспечить на своём канале в Яндекс.Дзене. nikolaeva.lj@yandex.ru
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 69 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →