February 9th, 2013

Внешнее и очень внутреннее

Ну ни для кого не секрет, что есть у нас всех внутренний мир, который мы чувствуем очень, и мир внешний, который ощущаем прям сильно так. И вдруг меня вот что насторожило, а что если наш внутренний мир, мягко так скажем, несколько на порядочном расстоянии находится от мира внешнего.Collapse )
promo nikolaeva май 1, 00:41
Buy for 250 tokens
***
...

Новомученики и исповедники Российские

А их убили... Убивали так, чтобы не сразу, чтоб помучились. Или чтоб весело , необычно было. Один из свидетелей, который тогда совсем мальчонкой был, говорил, что не смог забыть, как священника с колокольни сбрасывали. Он летел - а ряса колоколом. А что с ними, фанатиками, еще делать. Одного вот вывели за дом расстрелять, а за ним жена его, матушка, за ноги хватает:"И меня, миленькие, с ним, и меня..." Да что, жалко, что ли, пули, убили и ее. На всех, у кого имя Христово на устах, на всех охота шла. Да и не охота это была, не прятались они. Так и сидели в церквах своих. Поэтому и в алтарях убивали. Один вот чашу со Святыми Дарами пытался спасти- сыну-подростку передать, убили и сына, оба они там, в алтаре, так лежать и остались, кровь их с Кровью Господа нашего смешалась. Эти случаи всем известны, много раз свидетелями и историками описаны. А сколько тайных мучеников, чье исповедничество только Господу ведомо да тем, кто убивал. Они в заточении и Литургию уже служили на одном из своих, верных Христу. Святых мощей в тюрьме-то не было. Они сами были мощами, и знали это, и радовались, что умирают за веру. Радостью проникнуты письма из тюрьмы приговоренного к смерти митрополита Вениамина Петроградского, с радостью и упованием говорил наш современник отец Даниил Сысоев, убитый в храме Божьем, о том,что нет на свете большего счастия, чем пострадать за Христа. Что же эта за вера такая, когда истерзанные матушки- вдовы священников, обнимая своих сирот, заклинали: "Детка, ты только верь, Бог поругаем не бывает". Что же эта за вера такая, когда по дороге на казнь священники сами отпевали себя и сомучеников своих. Когда в концлагере в промерзшей палатке монахи, каждый, отстаивали свое право лечь с краю, у брезента, потому что утром крайний уже не просыпался, замерзал, но давал возможность выжить братьям во Христе. В их последние минуты Господь был рядом, Господь был в них, а они в нем. Кто придет в минуты последние к нам?

Нет на земле больше такой силы, такой любви. Нет на свете ничего важнее веры, нет никакого другого смысла и оправдания нашей жизни, только как стяжание Царствия Небесного.
Прабабушка моя Груня, семь детей похоронившая, голод в Поволжье и две мировые пережившая, откуда у тебя хватило веры и любви на всех нас, детей твоих, внуков и правнуков. Как смогла ты не ожесточиться и не отчаяться? Вера спасла тебя. Всегда светлая и мирная, тихо ты читала молитвы над нашими несчастными пустыми октябрятско- пионерскими головами. Не поучая, не наставляя, просто молилась. И светло становилось вокруг, и дети твои , и внуки, и правнуки в разное время и по- разному, но приходят потихоньку в церковь. И по молитвам наших мучеников народ наш, обманутый и замороченный, все же идет и идет в храм. Вера спасает и всех нас, бедных, убогих, отпавших от самого главного источника жизни в этом и в том мире, от Христа. Вера новомучеников и исповедников Российских, вера всех тех,кто не отступил.

Сегодня на Всенощном богослужении под праздник, когда прославляли новомучеников, молиться было так удивительно легко и так невозможно трудно. Легко, потому что все они были рядом, поруганные, избитые, гонимые, великие, счастливые, близкие настолько, что казалось -- они внимательно слушают тебя. Трудно, потому что за каждое слово твоей молитвы они заплатили кровью, они отдали свою жизнь за то, чтобы мы могли стоять в храме. Они молились разбитыми в кровь губами, крестились рукой с вырванными ногтями, брошенные заживо в шахту из последних сил пели Херувимскую. И все это время с ними был Господь, и радость их была радостью о Господе милующем, сохраняющем, любящем более всякой матери каждое дитя свое.

И что нам, ну скажите, что нам с вами какие-то девочки, прыгающие рядом со святыми мощами, что нам эти потерянные в собственной жуткой темноте осквернители храмов? Теплые руки наших мучеников держат церковь и нас, наши бабушки-молитвеницы всегда в храме. Куда мы пойдем, туда, где свет и вечная жизнь, или за теми, рыскающими в бессильной злобе, потерявшими самое главное, что может быть у человека...
Господи, одного прошу, дай силы в час испытания сказать всей душой, всем сердцем свои: "Верую и исповедую..."

(©А.В.Николаева)