February 10th, 2013

Лингвистическое

Вот учу я студентов, говорю о том, что надо стараться соблюдать речевые нормы, среди которых не последняя - этическая.

А то как оно сейчас частенько бывает, не чувствует брат-журналист, что некоторых слов в СМИ стоило бы и избегать. Как-то неприятно жить среди дерьмократов или, скажем, кремлядей. Зябко так, беспросветно.

Говорю я это все на семинаре и вдруг не к месту вспоминаю, как отдыхала я со своим старшим сыном, в то славное время милым трехлеткой, и младшей сестрой (в то время молоденьким беременным шариком) в Малеевке, писательском Доме творчества.
Люди там вокруг все были душевные, творческие, в массе своей от восьмидесяти и выше. Тишина и благорастворение воздухов кругом.
Но я умудрилась приволочь в этот край непуганых литераторов своего ризеншнауцера Яську-Яшку. То есть собака была Яськой, но что-то не давало возможности подозревать в ней барышню, и она очень быстро стала для нас и всех остальных Яшкой.Кем она сама себя мнила, не представляю. Иногда,выходя гулять, она по-кобелиному начинала задирать ногу на все кусты и столбы. А случалось, гордо выпрыгнув во двор, с легким девичьим прищуром оглядывала окрестности -и дня на два сматывалась из семьи с каким-то блохастым приблудой.

Впрочем, речь сейчас о другом. Как вы уже поняли, Яська-Яшка дышала полной грудью и ни в чем себе не отказывала. Так вот, гуляем мы с замороченным книжным воспитанием малышом, который,погруженный в сказки Пушкина, всех пожилых писателей и писательниц называл не иначе, как "старик" и "старушка", и колобком беременно-мечтательным, как вдруг видим: выползает из кустов Яшка, декорированная от головы до куцего хвостика свеженьким навозом, липко-пахучим.
В онемении мы смотрим на счастливую собаку, а в это время с ближайшей дорожки, приветственно размахивая сухонькими ручонками, суетливо перебирая нестойкими ножонками, спускается к нам древне-прекрасная служительница Муз. Мы с этой писательницей уже неделю как познакомились и, можно сказать, сроднились. И вот, наивная и сияющая, ничего не подозревающая, приближается она к нам, и уже собачечка наша пятидесятикилограмовая готова приветственно скакануть на нее, как добрый мой трепетный мальчик, голосом, полным страдания и тревоги, начинает вопить: "Старушка!!! Не подходи к нам, мы все в говне!! Ты тоже будешь в говне!"

Бедная женщина,не говоря ни слова, резко разворачивается и бежит от нас,не видя дороги, спотыкаясь, оглядываясь в ужасе, и, по-моему, даже всхлипывая.
Мой сестринский колобок, уже наполненный материнскими гормонами, с негодованием глядя на нашего карапуза, сдавленно шипит: "Никита, ты что! Разве можно так! Нельзя говорить слово "говно".
Мальчик испуганно: "А как можно?" Сестра в раздумьях: "Ну, какашка, например".
Никита минуты две думает, разглядывая скачущую в восторге, благоухающую собаку, украшенную фрагментами дерьма разной консистенции, и наконец обращается ко мне, признавая во мне мудрейшего в этой стае: "Мама, но ведь на самом деле это говно, правда?"
И это, увы, было все же оно!
Так что иногда практика расходится с теорией. Но студентам я об этом не расскажу!
P.S. У Даля: Говно' ср. дерьмо, калъ, пометъ, испражненiе, экскрементъ.
(©А.В.Николаева)
Tags:
promo nikolaeva may 1, 00:41
Buy for 250 tokens
***
...