March 2nd, 2013

Пролетая над гнездом кукушки. Печальное

Смотрю в окно. Все белым-бело. На заснеженной яблоне, на самом верху сидит наш петух и кукарекает. Он мнит себя орлом, его курицы - орлицы. Стая молодых орлов то и дело проносится на бреющем полете над нашим и соседскими участками. Наши счастливые куры не знают, что курица - не птица, и радостно покоряют небо. Кролики считают, что они свободные охотники и безбашенно рассекают по участку. Если наши пути с ними пересекаются, то они, рыча, кидаются под ноги. Правда, узнав своих, подставляют длинные уши для почеса. Это редкие сторожевые кролики, с ними мы в безопасности: чужого разорвут на части. Позорно голая и гламурно хохлатая собака боится кроликов и никогда не выйдет на улицу, если они рядом. Она никогда не лает и любит покрасоваться перед зеркалом, частенько смотрит мультики и ест груши. Только наша кошка с редким и оригинальным именем Киса психически полноценна и считает себя настоящей кошкой. Но на роль мышей она назначила почему-то нас. Стоит поудобнее устроиться на диванчике, откуда-то сбоку, из-за спинки дивана, в тревожной близости от вашего лица оказывается когтистая страшная лапа, вожделеющая впиться в вашу нежную плоть. Попугаи-неразлучники, похожие на два короткоплодных огурца, причислили себя к отряду птичек певчих. Испуская звуки, напоминающие скрипение рассохшегося стула, помноженное на мерзейший скрежет заржавевших дверных петель, они увеличивают звук с каждым днем, дав себе клятву посрамить Колю Баскова.
Я это вот к чему, говорят, домашние животные похожи на своих хозяев. Неужели в глазах других людей мы выглядим такими же ненормальными, как наши животные в наших глазах? Люди, не бойтесь нас, мы, в отличие от наших кроликов, не кусачие!
Темное пятно на яблоне - наш петух. Мы украсим все стены изображениями петухов в виде пятна, так же, как это сделал и кумир нашей молодости и старости Карлсон.
promo nikolaeva may 1, 00:41
Buy for 250 tokens
***
...

Блудный сын

Блудный... Посмотрим в словаре Даля: "Блудный - распутный, развратный; нравственно блуждающий... Блуждать и блудить- колобродить, скитаться, шататься; бродить или ездить, сбившись с дороги". Вот как интересно. Сначала блуд - грех, то есть вообще всякий грех. Потом- потеря пути, дороги, блуждание.
Да не знали мы ничего о дороге, о пути. Это там коммунистическая партия привычно посыпала наши головы громкими лозунгами: " путь к коммунизму", "правильной дорогой идете, товарищи". Но к концу двадцатого века никто уже не то что в них не верил, никто уже их даже и не слышал, официальная сухая трескотня была привычным, не трогающим душу шумом внешнего мира. А внутренний мир? Большинство советских школьников того времени знали о нем только то, что он должен быть богатым. Богатством в нашем преставлении было количество, множество всего разного. Тысячи прослушанных песен, прочитанных книг, изученных по верхам философских теорий. Это богатство кружило и ослепляло. Свободная печать начала перестройки обильно приправила причудливую смесь литературных стереотипов и глубокомысленных пустых умозаключений ядом оккультных учений и экстрасенсорных практик. О, какими продвинутыми и смелыми казались мы сами себе. Медитации, бесконтактный массаж, банки с заряженной водой. Все это делало жизнь такой необычной, далекой от мещанского быта. Откуда же взялась та липкая пустота, тот жуткий страх, который, постепенно заполняя душу, уже не давал возможности дышать? Те, кто прошел это, знают. Бедные мои братья и сестры по несчастью, мы с вами при жизни, добровольно, вошли в ад оккультизма. Это неправда, что душа попадает в ад только после смерти. Есть много способов впустить в себя ад на земле. Эта боль не уйдет никогда, этот память о бездне останется с нами до гробовой доски. Совсем недавно я прочитала в известном журнале интервью бывшего культового рок-исполнителя , в котором он признался, что в таком состоянии залезал под кровать и грыз ее деревянные ножки. Так ему становилось легче. По собственному опыту знаю: это не художественное преувеличение. Враг рода человеческого обязательно собирает со своих жертв налог. Мы платим всем: здоровьем, семьей, счастьем, но ему мало, ему нужна душа. А душа трепещет, болит, чувствуя близкое дыхание преисподней. И эта боль делает нас подранками. Убежать раненым всегда трудно. Мы ранены собственным предательством. Иуды, мы предали своего Отца, ушли от него. Ушли расточать все то, чем он наградил нас: здоровье, способности, любовь.
Блуждая в тумане своих грехов, мы вошли в ту чужую нашей душе, темную страну, о которой сказано в притче о блудном сыне. Там мы могли только вскармливать своей кровью свои грехи - свиней. Сами же не знали ни сытости, ни покоя, ни радости. Несчастные безбожные дети таких же безбожников мы кидались за помощью то к врачам, то к бабкам. В темной стране никто не мог нам помочь. Помню, в каком-то уже отчаянном исступлении, блуждая без цели, чтобы только загасить внутреннюю боль, зашла я в ворота Зачатьевского монастыря. И там, прямо на дороге, встретился мне монах. Как уже позже узнала, это был иеромонах Никодим. Увидев мое опрокинутое лицо, он сам спросил:"Ты что?" Каяться в таком состоянии я, конечно, не могла. Да и не знала, как это делается. Просто прорыдала ему о том, что страх съел мои внутренности, что жить я больше не могу. В ответ огромного роста бородатый монах вдруг радостно захохотал и сказал:"Кокое знакомое искушение!" (он немного окал) И, встретив мой полный горя и непонимания взгляд, добавил уже серьезно: "Если бы не это, ты бы не пришла сюда. Погибла". Строго глядя мне в глаза, медленно, почти по слогам произнес: "Ты что, не поняла? Это не ты! Это ... не ты!"
Можете мне не верить, но в одну секунду в моей голове вдруг ясно высветилось: ужас, грызущий меня, страхи и отчаяние - не мои, это чужое. От чужого надо бежать. И радость охватила меня. Это от себя не спастись, от врага можно! Впервые у меня появилась надежда выбраться из той трясины, в которую я сама себя загнала.
Конечно, трудно бежать тому, чьи ноги устали от блуждания по чужим топким тропам. Но ты же не только блудный, ты сын, ты дочь! Есть кому заступиться за нас. У нас есть Отец! Кричите из последних сил, кричите, когда вам кажется, что ничто уже не спасет и никто не поможет. Зовите, молю вас, зовите, пусть пока не от сердца, а из глубины боли своей, зовите своего Отца! Он ждет израненных, заблудившихся детей. Его кровь уже искупила вас. Он будет судить не по законам справедливости, а по закону любви и милосердия. Я всей душой верю в это. Но никогда не уйдет из памяти и сердца моего страшный грех предательства, предательства Отца. Господи, прости меня, грешную. Прости своих блудных детей.
(©А.В.Николаева)
Tags: