February 18th, 2015

Аня и Федя. Трудная дорога

Начало: http://nikolaeva.livejournal.com/279592.html

Кончилась война. Но она еще слишком близко, не зажили страшные раны. Да и могут ли они зажить?
Это сейчас память о той войне стала для нас торжественной и парадной. А тогда все было так рядом, так трудно еще было произнести имя того, кто не вернулся, без слез. А погибшие и пропавшие без вести были почти в каждой семье. Каждая семья - сирота.

"Митенька! Что с тобой, мой братик, где ты?!" - пишет Аня в 43 году в своем дневничке. Митя Попов - ее младший брат, добрый и милый юноша, ушел на фронт в 17 лет, прибавив себе в метриках год.

Моя прабабушка Груня, его мама, любила сына беззаветно. Этот нежный и кроткий ребенок был ее радостью и отрадой.

- Мамочка, я все сделаю, мама, я помогу, - таким она запомнила своего взрослого, но такого еще трогательного ребенка. Митя погиб.

Из всех детей бабушки в живых осталась одна Аня.
Грустная, страстная, непростая девочка. С ней было нелегко.

Очень разными они были - мама Груня и дочка Аня.
Первая - кроткая, тихая, твердо знающая, как должна вести себя девочка и женщина в семье.
Другая - порывистая бунтарка, совсем не понимающая свою состарившуюся раньше времени маму. Анечка даже немного стыдилась отсталой и, подумать только, верующей в Бога мамы.
Седая, в платочке, с выцветшими от слез голубыми глазами, ничего не понимающая в современном мире, а поучающая: "Аня, потише! Аня, скромнее!"
Летели на пол учебники, хлопала дверь, убегала на свободу дочка.Read more...Collapse )
promo nikolaeva may 1, 00:41
Buy for 250 tokens
***
...

Конец истории любви

По жизни так скользит горячность молодая,
И жить торопится, и чувствовать спешит!
Напрасно прихотям вверяется различным;
Вдаль увлекаема желаньем безграничным,...
П. Вяземский
Начало: http://nikolaeva.livejournal.com/279592.html

Москва послевоенная. Это к ней в полной мере можно отнести слова Вяземского "И жить торопится, и чувствовать спешит..."

Люди так устали от горя и смертей! Еще не все разрушенные здания восстановлены, еще голодновато и бедновато, но каждый год по радио объявляют о снижении цен на продукты, и кажется, еще чуть-чуть, и начнется яркая, интересная, совсем другая жизнь.
Они выжили в страшной войне, они молоды и любят друг друга, разве этого мало для счастья?

Мало. Потому что вокруг много разного.
Эти девушки первых послевоенных лет. Беленькие носочки, платья в цветах, крутые шестимесячные кудряшки, яркая помада. Их детство и юность опалила война, и теперь их трудно чем-нибудь испугать.
Они видели, как уходят родные и любимые мужчины и больше никогда не возвращаются. И теперь они готовы на все, чтобы успеть урвать свой кусочек женского счастья, получить то, чего были они лишены долгие годы.

Мужчин, здоровых, красивых и умных, было мало. Их-то и так всегда очень немного. А тут...

Ох, эти вдовьи танцы по вечерам.
В парке, на площадке, в желтом свете фонарей кружатся пары. Девушка с девушкой. Редко где мелькнет военный китель или кепка. Каждую настоящую пару провожают с тоской десятки глаз
Так хочется любить!

На Анечкину беду, Федя был очень хорош собой: высокий, стройный, веселый, кудрявый. И ноги-руки на месте. Да еще поступил в МГИМО. А там совсем юные студентки-мосвички, беззаботные, красивые. Как и сейчас, Институт международных отношений собирал в своих стенах самых сытых и благополучных.
Были, конечно, и фронтовики, и золотые медалисты-зубрилы, а все же больше всего золотой московской молодежи. Дети и внуки дипломатов, отпрыски высоких чиновников. Но юный Федя не стушевался в такой компании, отнюдь. Более того, именно он повесил в фойе института объявление:" Кто хочет как следует повеселиться, обращайтесь к такому-то".
И искатели приключений потянулись к Феде Петренко.

А он всего-навсего набирал команду в байдарочный поход. Его всегда манили приключения, дальние реки и горы. И таких, как он, было немало.

На долгие годы стал Федор предводителем известного туристического куста. И с гордостью носил имя Торга,что на каком-то северном наречии означает "начальник".

Самодельные байдарки, ночные костры и душевные песни, красивые смелые девчонки и река в лунном свете.
А дома жена и двое малышей, безденежье и постоянные заботы.

Неудивительно, что дневник моей бабушки Ани полон ревнивых подозрений и обидных слов. То какая-то Марина, потом еще другая. Кто они?

Мама Аня никогда об этом нам не говорила. Дед всегда утверждал, что всю жизнь был верен своей Анечке и никто ему не был нужен.

Может, и так. Но жизнь любимой Анечке он устроил адову.
Она тяжко работала, воспитывала детей, жила по съемным углам вместе с дедушкиным братом Леней и сестрой Раей.

Да-да. Как только дед перебрался в Москву, он выписал к себе брата и сестру: им тоже надо учиться. А Анечка должна всех кормить и за всеми ухаживать. Это не обсуждается! Дед очень любил свою родню.

Как выдерживала такую нагрузку истощенная и постоянно голодная юная женщина, просто не представляю.
Через три года после Вити родилась дочка Наташа. Теперь в семье трое маленьких детей: Света, Витя и Наташа.
Аня делала все, чтобы Федя смог доучиться. Именно ее зарплата была основным источником дохода большой семьи - трое детей, четверо взрослых, если считать дедушкиных брата и сестру. А еще Аня считала своим долгом хоть немного помогать родителям.

Отношения в этом родственном коллективе складывались непросто. Рая всячески демонстрировала Ане свое неприятие, ревновала ее к брату. Леня был мягче, но помощи от него тоже было немного.

Федя усиленно делал карьеру. И она делалась. Ему предложили работать сначала в газете "Правда", а потом в Центральном комитете партии.
Кстати, именно в "Правде" в эти годы мой дед познакомился с моим будущим отцом, Владимиром Николаевым.
Мой папа в ужасе спрашивал тогда у деда, зачем ему столько крошечных детей, даже не подозревая, что один из этих карапузов - его будущая жена. Read more...Collapse )