March 30th, 2017

Вторые немцы. Харьков

"...«Это было при «первых немцах», а это было при «вторых немцах» — выражения знакомы всем тем, кто пережил войну в Харькове.

«Первые немцы» навсегда ушли. Пришли наши. Но бои за город продолжались, немцы стояли на окраине Харькова, в районе Холодной Горы. Нашим город пробыл около двух недель. В течение этих двух недель во дворе у нас был красноармейский госпиталь. Беспрерывно возили тяжелораненых. Женщины-медсестры развешивали рядами бинты. А наутро, от мороза и ветра, бинты торчали колом во все стороны.

Мне все время казалось, что война, немцы — это только сегодня. А вот завтра будет прекрасное утро. Я проснусь — и будет 1 Мая. Веселый папа с баяном. И мама вся в белом, будет смотреть счастливыми и странными глазами на папу. Но наши отступили. Пришли «вторые немцы». У тети Валиных окон мы опять заняли свой наблюдательный пункт. Опять на Клочковской та жа картина. Только входили немцы уже из центра, от площади Тевелева.

...По нашему переулку, под нами, несколько красноармейцев в зелено-желтых плащ-палатках перебегали от двора к двору. Они направлялись к Рымарской. А с Клочковской короткими автоматными очередями стреляли «вторые немцы». Их еще было видно из нашего окна. Вокруг из окон выглядывали люди. Все следили... Откуда-то раздалось: «Налево! За угол налево!».Красноармейцы скрылись налево за углом, по направлению к Опере... Мама сказала: «Хоть бы успели до сада Шевченко, там все-таки деревья». А тетя Валя сказала:«А что деревья? Ведь сейчас зима».

А я подумала: «Почему на них не белые халаты, а пятнистые?».

«Лёля! Лёля! Скорей! СОвсем, а-а! СОвсем другие вОйська... и форма».

«Вторые немцы» шли, тесно прижавшись друг к другу, шеренгой от тротуара до тротуара. Они разряжали автоматы в малейший звук, в движение, в окна, в двери, вверх, в стороны...

Это были отборные войска СС. Звук кованых сапог, отрывисто лающая речь, черная форма и особенно отчеканенное «хайль» — ничего похожего не было у «первых немцев».

Звук кованых сапог раздавался кругом. На следующий день он раздался и на нашей каменной лестнице. Сначала внизу, потом на третьем этаже. Мы все собрались на кухне и ждали...

Немцы вошли четко. Read more...Collapse )
promo nikolaeva may 1, 00:41
Buy for 250 tokens
***
...

Ему приписали убийство: журналист отсидел полжизни за чужое преступление

Он отсидел пятнадцать лет, восемь месяцев и три дня. Или два километра черного хлеба, если дни-кирпичики сложить затылок в затылок. Смотря как считать.

Андрею Сидневу 36 лет. На днях он освободился условно-досрочно, но его срок закончится не скоро.


Все эти годы он безуспешно пытался доказать свою невиновность. Его архив с отказными документами весит 30 килограммов. Но, может быть, именно борьба за справедливость помогла выжить и остаться человеком там, где ломаются тысячи судеб.Read more...Collapse )

Программа "Пусть говорят" и этическая норма

Мы уже перестали замечать какие-то очевидные вещи, легко читаем о разных кровавых происшествиях, не отворачиваемся от телекартинок, на которых взрывы и разрушенные дома. И видимо, вот этот постоянный репрессивный информационный шум не даёт увидеть очевидное.

Однако стоит только чуть внимательно отнестись к тому, что нам предлагают журналисты, сразу возникают вопросы. Read more...Collapse )