Николаева Анастасия Владимировна (nikolaeva) wrote,
Николаева Анастасия Владимировна
nikolaeva

Categories:

Насущное. Когда нет хлеба для души

Написала о наших удивительных преподавателях литературы и задумалась: почему они так запомнились? Я думаю, дело в том, что именно литераторы имели возможность на своих лекциях хоть что-то говорить о внутреннем мире человека, а именно - о душе, о выборе между добром и злом, перед которым рано или поздно оказывается каждый из нас. Конечно, и в школе нам обязательно рассказывали о хороших и плохих героях. О том, как надо и не надо. Но не было здесь пищи ни для ума, ни для души. Уж слишком четким был водораздел, нарочитыми казались акценты, лживой любая пропаганда. Во всем чувствовалось какое-то вранье, недоговоренность. Дома разговоры были одни, в школе - другие. Везде система двойных стандартов. А душа требовала чего-то, она страдала. Помню, как мои родители удивлялись, что моя младшая сестра постоянно перечитывает тоненькие книжки-брошюры о пионерах-героях. Они иронично переглядывались и пожимали плечами. А я теперь , кажется, догадываюсь, зачем маленькой Дашке это было нужно. Из этих книжечек она узнавала, что человек, даже маленький, может добровольно пожертвовать собой за идею. Что иногда то, что внутри тебя, оказывается важнее, чем жизнь твоя внешняя. Мы чувствовали, что нам не хватает чего-то самого необходимого. И инстинктивно искали это везде.
"Пойдем, свечки поставим перед сессией,"- предложила моя подруга Катька. "А надо?"- с испугом спросила я. Я никогда сама не заходила в храм, да и не было их у нас в Кунцево. Про свечки я слышала в школе от мальчишек, когда они, смеясь, рассказывали, что поставили в церкви свечи "за упокой" нашей вполне живой русичке, чтобы она наконец освободила их от своего террора. Так что свечки и церковь в моем представлении были некими магическими атрибутами. Поэтому и свечки для экзамена меня особенно не удивили. Крабле- крабле, бумс! Свечка - пятерка. Все понятно.
Возле университета храмы, конечно, были. Но я их не видела. Не видела и все. Когда-то я читала, что дикари на далеких островах не видят пролетающих над ними самолетов, так как эти самолеты не помещаются в их картину мира. Я думаю, со мной было то же самое. Каждый день мы топали с факультета в знаменитую блинчиковую возле Консерватории. Рядом, как я значительно позже узнала, именно тогда восстанавливал храм известный и прекрасный московский батюшка Геннадий Огрызков. Не видела, вообще, совсем, никогда!
Хотя о Боге я слышала. От прабабушки Груни. Бабушкин Бог был как-то очень рядом. В старой ее венчальной иконе, в волшебном запахе древней Псалтыри, в коричневой обложке старинного Евангелия. И сейчас, стоит мне только прислонить лицо к старой книге, я вижу бабушку, слышу ее голос, и страхи пятятся, а печали съеживаются. Бабушка - вымаливает меня постоянно и после смерти. В самое страшное и безысходное время моей жизни я видела несколько снов подряд. И в этих снах моя старенькая бабушка отгоняла от меня жутких демонов.
В первом сне буквально отрывала их от меня. Через полгода уже выгоняла из дома. А года через полтора вывела меня на улицу и показала, что никого нет. Я свободна. И беда отступила. Я заказала бабушке поминовение на Афоне. И сразу после этого увидела во сне, что вкладываю ей просфорку в руку. Я знаю все, что положено говорить в православной среде о снах, знаю, что доверять снам нельзя. Но я знаю и то, что бабушка, по милости Божьей, вымолила меня из страшной беды и поддержала. И Господь дал нам возможность в это время быть вместе.
Бабушка как-то очень просто всегда говорила о вере. Показывая мне икону Николая Угодника, поясняла : "Он очень детишек любит. Ты ему молись вечером".
В другой раз она рассказывала: "Я так думаю, что видела я однажды Николая Угодника. В тот день хлеб пекла в печке. Только достала большой такой круглый каравай - в дверь стук. А такое спокойное зимнее утро было, солнце везде. Я без страха и открыла, хотя не очень-то тогда открывали, разруха была, всякие ходили. А, вот еще чего, у нас во дворе кобель здоровый привязан был. Я и думаю: как это, стучат, а собака молчит? Открываю - старичок такой, борода белая. Молчит, руку протягивает. Нищий значит. Я к караваю метнулась, край ему отрезала и отдала. Он поклонился и пошел себе. А я стою и думаю. Чего я ему одного хлеба дала. У меня ж молоко есть. Зачем же всухомятку? Он же старенький, а ну не прожует. Кинулась к двери, распахнула - а там на все стороны - никого. Куда ж он подевался? Глядь - а на крыльце следов никаких нет на снегу. Белый, легкий снег такой за ночь выпал. И от калитки до крыльца нет следов. Ну, я и заплакала. Поняла, что это Николай Угодник был, а я ему молока не успела дать."
Бабушка все время молилась. Или по книжкам своим, или просто сидела губами шевелила. Иногда меня просила почитать что-то из книг своих. И я читала. И только потом узнала, что это церковнославянский язык, а в детстве думала, что просто специальные нарядные буковки молитвенные. И ведь читала! Как - не знаю, но не трудно было.
Ни разу никто из нас ни то что грубого, даже громкого слова от бабушки не слышал. В детстве мечтала она стать монахиней - родители не разрешили. Жизнь у нее была мученическая: семь детей похоронила, пережила две мировые и революцию, голод в Поволжье. Любимую дочку Лидочку сожрал голод. "Я уйду за корешками там какими, корой, хоть чего найти, ну совсем ничего нет. Ей отставлю какой-то кусочек крошечный поесть. А она встанет, малюсенькая, на подоконник, да так и простоит, меня ждет. Вернусь, а она:"Мамочка, мамочка",- и тянет мне в ручке тот кусочек. Я ей:"Ой, Лидочка, почему же ты не ела ничего?" А она мне: "Я тебе, мамочка, оставила, я боюсь, ты умрешь, ешь сама". Я уж и не знала, как ее спасать. А тут бывший кучер отца моего приехал из Сибири, зерна привез. Я к нему просить. А он мне: "Выйдешь за меня замуж, спасу тебя с сироткой твоей." Я не хотела, а пошла, что делать. А девочка моя все одно умерла - поздно уже было".
Мы все у бабушки были хорошие, она любила всех, окрестила всех детей, внуков и правнуков. А кресты наши сама носила на шее. Большая семья - много крестов несла на себе Агриппина Сергеевна, бабулечка моя родненькая. По вере бабушки я и молилась тихонько по вечерам всегда, сколько себя помню: "Ангел мой, будь со мной, а ты, сатана, уходи от меня, от окон, от дверей, от постели моей", - так бабушка научила. И молитву "Отче" всегда знала. И все. А откуда еще? Прабабушка с нами не жила постоянно. Дедушка и бабушка - о Боге? Ну, нет, не для того они из деревни уехали и столько лет учились в вузах "на отлично".
Мама с папой никогда нам ни о Боге, ни о церкви не говорили.
Помню только один мамин рассказ: "Я с дедом Федей твоим, мне семнадцать лет было, в походе была, в тайге. И я ушла одна из лагеря и заблудилась. Совсем. В тайге заблудиться - это конец. Деревья, деревья. Лагерь на реке был разбит. Так никакой реки и не видно. Темнеет. Полезла я на дерево. Так высоко, как смогла. Смотрю вокруг: деревья и все. Никакой реки нет и впомине. Все - думаю. Мне конец. Даже на дереве не спасусь. Там же и рыси были. И тогда я стала поросить Бога, чтобы он спас меня. Плачу, кричу. Думаю: я ведь еще и замуж не вышла, и детей у меня нет. Я не хочу так бесполезно погибнуть. Поплакала, слезла потихоньку с дерева и смотрю: а река прямо передо мной, а по реке дедушка Федя плывет в лодке. Как такое может быть? Я сразу стала верить в Бога".
Папа тоже никогда воинствующим атеистом не был. Он во все верил: в бесконтактный массаж, в тибетских целителей, в экстрасенсов, как, впрочем, и все мы. Вот так все и верили "в душе", и расплачивались за такую веру всей своей жизнью. Поэтому, если сейчас я слышу, как кто-нибудь говорит о своем душевном боге, который глубоко в душе, сердце у меня в груди от жалости сжимается. Все я уже про этого несчастного понимаю. Сама свечки за экзамен ставила. Да если бы только это. Очень скоро искать Бога мы начали там, где быть его и не могло. В восточных практиках и центрах экстрасенсов. Бедные потерянные безбожные дети, очень быстро оказались мы легкой добычей для врага. И гибель наша была бы неминуема, если бы не вымаливали нас тихие наши бабушки, заливая слезами Престол Божий.


прабабушка Груня с первым мужем и дочкой
(©А.В.Николаева)
Tags: Вера, Семья
Subscribe
promo nikolaeva may 1, 2019 00:41
Buy for 250 tokens
До 500 000 показов вашего контента всем заинтересованным в рекламе могу обеспечить на своём канале в Яндекс.Дзене. nikolaeva.lj@yandex.ru
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments