Николаева Анастасия Владимировна (nikolaeva) wrote,
Николаева Анастасия Владимировна
nikolaeva

Война

Я в детстве часто думала о войне. О ней много говорили. О войне прошедшей и о войне грядущей.

Прошлая война была нестрашной и интересной. В зарницах, в ветеранских слетах в школе, в орденах и медалях на папином пиджаке.
Рассказы о пионерах-героях, зачитанные моей сестрой до дыр, День победы, когда надо поздравить всех своих.

Грядущая война была в школьных политинформациях, в апокалипсических рассказах учителя истории Григория Матвеевича, который, вздымая над потной крошечной головой тщедушный кулачок, страстно кричал нам о сионистах и американской угрозе.
Было страшно. Я потихоньку складывала в секретер сухари. Если война, то какой-никакой запас. На родителей надежда была мала, на все вопросы о войне папа отвечал жизнерадостно, что сейчас такое современное оружие массового поражения, что никакие запасы не понадобятся, хлоп - и все.
Я, однако, сомневалась.

С течением лет тень военной угрозы бледнела в моей голове, ярче и интереснее были события в классе и разговоры о том, кого из девчонок любит самый популярный в классе мальчик - Сашка Сусликов.

А мир немножко светлел. В Артек приехала американская девочка Саманта Смит, которая в своем письме спросила Андропова, почему Россия хочет завоевать весь мир, а Америку в особенности.

И Саманте очень понравилось в СССР, она плакала, когда уезжала. И эти слезы крупным планом показали на весь мир. И что-то постепенно сдвигалось с мертвой точки, а потом и вовсе завертелось, понеслось.
Перестройка, первая заграница, ночная Варшава. Кто-то раскрыл и забыл закрыть дверь в большой мир.
И этот мир оказался полон таких же людей. Тут не было уродов с атомной бомбой в руке из журнала Крокодил. И совсем никто не хотел никого захватывать.

Страх грядущей мировой войны остался, казалось, навечно в пионерском детстве.
Но стал меняться облик войны прошлой.
Медали, ветераны и салют присутствовали, конечно. Но главными стали книги. Новые книги о такой неизвестной нам известной войне. Становилось понятно, почему никогда ни отец, ни дед, прошедшие войну, не говорили о ней.
Страшнее войн ничего нет на земле.

Как случилось, что тени давней войны переползли в новый век? И те же самые слова звучат со всех сторон.
И снова нас спрашивают, почему мы хотим завоевать весь мир.
Но давно нет уже на земле девочки Саманты, которая приехала бы и произнесла слова , поразившие всех:"Они такие же , как мы". Самое очевидное сложнее всего для понимания.

Мы такие же. Неужели каждый новый век требует доказательств на крови?

И я снова, как в детстве, боюсь новостей, но ничего сделать не могу, так как сухари не помогут. Я каждый день повторяю слова моей старенькой прабабушки:"Только бы не было войны". И знаю точно, что это и есть самое важное.


Саманта Смит в Артеке

Tags: Невыразимое, Я-муары
Subscribe
promo nikolaeva may 1, 2019 00:41
Buy for 250 tokens
До 500 000 показов вашего контента всем заинтересованным в рекламе могу обеспечить на своём канале в Яндекс.Дзене. nikolaeva.lj@yandex.ru
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments