Николаева Анастасия Владимировна (nikolaeva) wrote,
Николаева Анастасия Владимировна
nikolaeva

Танго втроем - разве это возможно?

Нет. Однозначно невозможно. Лучше и не пытаться. В ногах запутаетесь, лбом об пол стукнетесь. И вдвоем-то не все смогут. А втроем - просто дохлый номер.
Осталось только определить, кто этот третий лишний, и попросить его не мешаться.
Вот кто точно не лишний в этом доме - так это мой маленький ребенок. Вся жизнь заполнена им, тело служит ему, душа трепещет о нем же.
Сердце, мозг, печень, короче, весь ливер - только о родном младенце. Мозг занят мыслями, как сделать, чтобы ему было всегда тепло, сухо, сытно, радостно. Сердце сжимается от тревоги - здоров ли, не ушибся ли, почему заплакал? Печень - тоже болит от злости. Ну, это уже, конечно, не этот ангелочек виноват, а то чудище, что в народе отцом евойным зовется.
Ушла на полчаса в магазин - прихожу- носит ребенка вниз головой. То есть даже не носит, а зажал крошечное беспомощное тельце подмышкой. Красная маленькая головушка болтается, младенческие глазки с восторгом быстро вращаются, изучая такой смешной перевернутый мир.
- А чего, - пытается отстоять свое педагогическое ноу-хау горе-отец, - он так меньше орет. Смотри: какой румяный стал - ему нравится.
- Щас ты у меня тоже покроешься нервным румянцем, - злобно думаю я, готовясь к скандалу.
Бурно и громко протекала наша жизнь. Орал младенец, вопили и мы , взрослые малыши, не желавшие уступать друг другу ни в чем.
Чего только мы не вытворяли. Ну, если подумать хорошенько, только на лампу друг друга не забрасывали, а остальное все было, не сомневайтесь даже.
Как-то, совсем разобидевшись, муж решил уехать с дачи, где мы тогда проживали. Я же, не желая оставаться одна с ребенком в фанерном домике, спрятала в надежном месте его очки. А у мужа моего минус просто январский. Он без очков только мысли свои видит. Вот так, ориентируясь на внутренний голос, он и уехал, вихляя по дороге. Его останавливали все встреченные на пути гаишники и просили посильнее на них дыхнуть. Дыхнуть муж мог, он после разговора со мной даже огнем с серой мог дыхнуть. Милиционеры как-то сразу это понимали и отпускали горемыку, пока он своей струей огня им дырку в кителе не прожег.
Как это ни удивительно, до дома он таки довихлял.
А я спокойно улеглась спать и даже в голову не брала, что мои шансы преждевременно стать вдовой были весьма велики в ту ночь. Вот что значит толстокожая юность! Ничем не прошибешь. Если бы сейчас случилась такая ситуация, я бы в ногах валялась, но не пустила бы роднулю на верную гибель. Да и не могло бы случиться в принципе такой ситуации сейчас.
В другой раз, не желая отпускать меня из дома, муж выкинул на улицу через окно всю мою верхнюю одежду. И сапоги зеленые итальянские, им же с огроменным трудом где-то добытые, и меха мои кроличьи в виде полушубочка куцего. Все выкинул, ирод безжалостный. А потом долго ползал под окнами, собирая семейное имущество, непосильным трудом нажитое.
Много сил - мало мозгов. Это опасное сочетание нередко подводит человека к таким ситуациям, в которых он и не мыслил оказаться.
Я всегда считала себя человеком мягким и уступчивым. Поэтому сама была удивлена, обнаружив себя в запертой даче со шваброй в руках, напряженно влушивающуюся в те неясные шумы, которые доносились до меня снаружи. А там, во внешнем пространстве, вопили и потрясали кулаками мои родные: муж и сестра. Это они, не успев одеться и собраться должным образом, выскочили босые и почти голые в ночную темь из теплого дома, потому что,не сделай они этого, за жизнь их никто бы дорого не дал.
Удивительно, но все это явилось результатом невинной игры в карточного дурочка. В какой-то момент мне показалось, что мои близкие бессовестно жухают и ... понеслось. И вот теперь они дрожали в ночи, переступая холодными ногами на мокрой траве, и мечтали вернуться в маленький дачный домик. А я на всех парусах своего черного негодования металась от окна к окну, проверяя, все ли шпингалеты закрыты.
При этом каких-то по-настоящему уважительных причин для столь активных боевых действий у нас не было. Но темперамент, помноженный на молодость, вполне компенсировал этот досадный факт.
А и не надо причины, мы сами себе и причина, и следствие.
Помню, муж высадил меня из машины у метро: я должна была ехать на работу. Спросила, где он будет ждать меня вечером.
- Здесь, - лаконично, как всегда, ответила моя половина.
Стоя вечером в точке, именуемой "здесь", больше часа, я поняла, что если не проявлю хоть какую-нибудь собственную инициативу, состарюсь на дороге в одиночестве. И к памятнику "Собака, ожидающая пропавшего хозяина" прибавится художественная композиция " Женщина с сумочкой и сумкой, ожидающая бросившего ее мужа". Я залезла в автобус и самостоятельно дотрюхала до дома.
- А где же папа? - спросил меня наш уже слегка подросший сынок.
- Мне тоже хотелось бы это знать,- скрежеща зубами, проскрипела я, захлебываясь в волнах не самых человеколюбивых чувств.
- Ты и должна это знать, - продолжал занудно гудеть сынок, - папочка ведь тебя поехал встречать.
В этот момент входная дверь, зловеще поскрипев ключом, стремительно распахнулась. И перед нашими глазами предстала фигура нашего отца.
- Где тебя носило? - галантно спросил супруг, гневно пронзая меня горящим взором очкастых глаз. Блеск его очей, помноженный на блеск очков, всегда вгонял меня в ужас и трепет.
- Ждала тебя, - промямлила я в лучших традициях домостроя.
- И где это ты делала? - мефистофельски-ненатурально прохохотал муж.
- Там, где ты меня высадил, ты же сказал : "Жди вечером здесь".
- Что у тебя с мозгом, а ? Здесь - это там, где я тебя обычно встречаю, за кинотеатром. А высадил я тебя раньше, так как мне автобус дорогу перегородил!
- А-а-а, - завопила я, - так здесь - это там, да? Как можно понять, что там - это не здесь?!!!
Я, тресясь от гнева, влетела на кухню. На столе стояли три стакана с клюквенным киселем. Мальчик приготовился к семейному ужину и красиво расставил стаканчики для себя и мамочки с папочкой. И мамочка недрогнувшей рукой схватила один стаканчик и запустила в светлую кухонную стену. Бордовые потоки киселя, освобожденные из стеклянной тары, резко устремились вниз по стене, оставляя за собой кроваво- извилистые дорожки на белом фоне.
Эффект превзошел все мои ожидания, и я, недолго думая, отправила по тому же маршруту и два оставшихся стакана.
Когда я обернулась, сзади меня стояли бледные и , видимо, восхищенные муж и сын.
Наверное, наш брак в те боевые годы спасло только то, что, растрачиваясь на мелкие разборки, мы так и не смогли собрать силы для крупного по-настоящему скандала.
Терпение, прощение, уход - все это без остатка отдавалась малышу. Муж воспринимался исключительно в роли товарища по играм, и ему не спускалась ничего. Мы одинаково самозабвенно ссорились и мирились, не понимая, как это опасно - жить на пике эмоций. Фраза "друг друга тяготы несите" была нам неизвестна, у нас было свое кредо: " я - твоя тягота, неси меня и не охай"!
Сейчас я понимаю: то, что ждало нас за очередным жизненным поворотом после такого сценария семейной жизни, - было неизбежным. Но тогда казалось, что громы и молнии, обрушившиеся на наше утлое семейное суднышко, принесла неведомая злая сила...



Теперь всем понятно, почему у дитенка такой вид серьезный?
Tags: Семья
Subscribe
promo nikolaeva may 1, 2019 00:41
Buy for 250 tokens
До 500 000 показов вашего контента всем заинтересованным в рекламе могу обеспечить на своём канале в Яндекс.Дзене. nikolaeva.lj@yandex.ru
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments