Николаева Анастасия Владимировна (nikolaeva) wrote,
Николаева Анастасия Владимировна
nikolaeva

Categories:

4. СЕКРЕТ УЧИТЕЛЬСТВА (Папины мемуары)

Бесценным достоянием школы № 25 было то, что Грозе и Толстову еще до ее вступления в лицейский период удалось собрать под свое начало прекрасных учителей, в большинстве своем они были еще старой, дореволюционной выучки. Им было где-то в районе 50 лет, тогда как в целом по стране средний возраст учителей в то время составлял около 30 лет. С них трудно было много спрашивать: годы их взросления и учебы совпали с двумя войнами, мировой и гражданской, с революцией и хаосом в системе просвещения после 1917 года.

Несомненно, что именно высокий уровень обучения стал решающим фактором при выборе школы № 25 для сталинских детей. Все решил профессионализм преподавателей, хотя в те годы это понятие было не в моде. При определении на работу прежде всего обращалось внимание на социальное происхождение, то есть на то, кем были ваши родители до революции. Руководствоваться при этом надо было так называемым классовым чутьем, то есть считать полноценными и полноправными людьми только тех, кто происходил из рабочих и крестьян. Выше уже упоминалось, что Гроза и Толстов при таком подходе никак не годились в учителя сталинских детей. Мало этого. Под стать им были и многие другие педагоги в школе № 25, выходцы из семей дворян, коммерсантов, религиозных деятелей и т. п. Не может быть никакого сомнения в том, что власти и сам Сталин прекрасно знали об этом. Тем не менее дети бывших дворян учили в нашем лицее детей новых дворян, советских. А вот в соседнем столичном районе, Бауманском, при очередной проверке учителей в 1933 году изгнали из средних школ более ста преподавателей из-за их социального происхождения.

Любопытно, что Н. Крупская, великая вдова Ленина, в то самое время убедила его сестру, Анну Ильиничну, перевести воспитывавшегося ею ребенка из 25-ой школы в другую, поскольку она считала, что 25-ая «находилась под мелкобуржуазным влиянием». Она знала о положении в нашей школе (не раз бывала в ней) и вообще в системе народного образования, поскольку сама им тогда руководила. Кстати, тут она пошла невольно против убеждений своего супруга. Известно, что Ленин как-то написал своему хорошему другу, тяжко заболевшему, чтобы тот ни в коем случае не обращался к врачам-большевикам, которые, по мнению Ильича, никуда не годились!

Старая большевичка Крупская не зря с подозрением относилась к нашей школе. И не случайно наш историк Холмогорцев назвал ее лицеем. В Большом энциклопедическом словаре можно ознакомиться с таким толкованием этого слова: «В дореволюционной России привилегированное среднее или высшее учебное заведение для детей дворян».

Старые учителя в 25-ой знали свое дело, подавляющее большинство ее выпускников поступали в высшие учебные заведения. И нельзя объяснять этот факт только тем, что у них были влиятельные родители. Дело в том, что оценки у нас ставились по справедливости, без скидок на знатное происхождение. Например, Светлана Сталина была отличницей без всяких натяжек, а ее брат не вылезал из «двоек» и «троек». В моем классе каждый год насчитывалось более десяти круглых отличников, их «пятерки» тоже были более чем заслуженными (учителя спрашивали с нас строго).

В разговоре об учебном процессе в лицее самым важным было то, что наши преподаватели работали не только творчески, не как поденщики, но и жили по-человечески. О чем неустанно заботились Гроза и Толстов. Ведь у нас в стране до сих пор, уже в 21-ом веке, зарплаты учителей можно назвать нищенскими, а должны они быть самыми высокими! Во-первых, труд этот очень тяжелый и специфический, не каждому доступный. Во-вторых, они отвечают за наше будущее. В-третьих, родители доверяют им самое дорогое из всего, что у них есть. Дошедшие до нас документальные свидетельства говорят о том, что наши учителя получали намного больше, чем их коллеги в других школах. К тому же наши преподаватели и школьное руководство часто поощрялись денежными премиями, причем не пустяковыми. Любопытно, что и сама школа в целом тоже регулярно награждалась крупными денежными премиями за свои успехи. И ко всему прочему наши учителя не были так адски загружены, как все другие школьные преподаватели, ведь в нашей школе их было более чем достаточно для ее весьма малочисленного состава. Примечательный отзыв о нашем лицее оставил широко известный в то время писатель Б. Пильняк, чей сын учился в нашей школе в 30-е годы: «Школа № 25 отличается прекрасно поставленным процессом обучения. В школе прекрасная дисциплина. В школе прекрасно отлажена вся система управления». Выдающийся критик, публицист и детский писатель К. Чуковский говорил о 25-ой: «Моя школа!»

Лицейские порядки лишний раз доказали, что успех образования – в благоденствии учителя, не говоря, конечно, о его профессиональной подготовке. Тут можно вспомнить, например, отца Ленина, Илью Николаевича Ульянова. Он был преподавателем математики и физики, затем – инспектором и директором народных училищ Симбирской губернии (по-нашему – начальником облоно). На свою зарплату он обеспечивал безбедную жизнь семье из девяти человек. А после смерти кормильца семья жила на его пенсию и на бедность при этом не жаловалась. Можно вспомнить и о преподавателе гимназии, русском ученом К.Циолковском. На свое жалованье он смог выстроить двухэтажный дом и содержать большую семью, при этом издавал свои неокупаемые книги по космонавтике. Известный советский писатель К.Паустовский вспоминал, что его учитель, преподававший в гимназии географию, превратил свою большую квартиру в первоклассный географический музей.

Ленин, конечно, прекрасно знал о положении учителя до революции и после нее. Вот что он по этому поводу провозглашал уже при советской власти: «Народный учитель должен у нас быть поставлен на такую высоту, на которой он никогда не стоял и не стоит и не может стоять в буржуазном обществе. Это истина, не требующая доказательств. К этому положению мы должны идти систематической неуклонной, настойчивой работой и над его духовным подъемом, и над его всесторонней подготовкой к его действительно высокому званию и, главное, главное и главное – над поднятием его материального положения». Какой же это все-таки был демагог! Хотя, правда, и косноязычный (о чем ярко свидетельствует эта коротенькая цитата).
Tags: Папины мемуары, Сталинский лицей
Subscribe
promo nikolaeva may 1, 00:41
Buy for 250 tokens
До 500 000 показов вашего контента всем заинтересованным в рекламе могу обеспечить на своём канале в Яндекс.Дзене. nikolaeva.lj@yandex.ru
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments