Николаева Анастасия Владимировна (nikolaeva) wrote,
Николаева Анастасия Владимировна
nikolaeva

5. ГОРДОСТЬ ОСНОВАТЕЛЯ (Папины мемуары)

​Успехи 25-ой школы привлекали к себе большой внимание. Ее все чаще посещали учителя и специалисты в области образования. Если в 1931-32 учебном году таких визитеров было 500, то в следующем учебном году – около трех тысяч, а в 1934-35 учебном году – 5500! Присутствие посторонних на наших уроках было для нас делом привычным, нисколько не смущало и не стесняло. Возможно, это массовое паломничество свидетельствовало и о том, что в те годы оставались еще какие-то отголоски, отсветы той демократии, которая была обещана, когда делалась революция. В школе, где учились дети вождей, сотни и тысячи посетителей за год! Сегодня в такой лицей и муха мимо строгой стражи не пролетела бы.

Впрочем, думаю, есть и более веская причина, объясняющая такой парадокс. Популярность школы и шумиха вокруг нее были по душе товарищу Сталину, лицей составлял его главную тайную гордость. Вождю не могло не льстить всеобщее восхищение его лицеем (где он, повторяем, был внештатным завучем). Еще одно из советских чудес: злодей, гордящийся своим добрым делом! Ведь он ежедневно, ежечасно творил только зло и приносил тягчайшие беды всем, в том числе и своему ближайшему окружению. А тут он расстарался по-доброму, пусть даже из эгоистических побуждений, ради своих детей.

Остается еще отметить, что среди бесконечных посетителей нашего лицея было много иностранцев, и это в те суровые времена, когда их появление где бы то ни было в нашей стране считалось редкостным событием. Ежегодно счет зарубежных визитеров школы шел на сотни! Среди них было немало именитых людей. Школьный коллектив поддерживал дружеские связи с 25 странами, в том числе и с Австралией. Кстати, одна из школьных стенных газет называлась «Микки-маус». Многие наши старшеклассники изучали эсперанто, искусственный международный язык, созданный в конце 19 века. Он отличается простотой грамматики и словообразования и был у нас очень популярен. Затем эсперантисты попали под красное колесо сталинского террора вместе с генетиками, кибернетиками, филателистами и другими иностранными веяниями.

Интерес иностранцев к нашей школе был весьма показателен, он лишний раз свидетельствовал о ее не совсем обычном характере. Ведь они, в большинстве своем сугубо прагматичные научные специалисты, устремились в 25-ю школу не как в невиданный заповедник или зоопарк, а как в необычное для них, но удивительно эффективное и во многом прогрессивное среднее учебное заведение. Так, в 1936 году к нам заехал известный американский педагог Дж. Каунтс, который ко всему прочему хорошо владел русским языком. Он задержался в школе на две недели, побывал на уроках во всех классах, от первого до выпускного. В Колумбийском университете в Нью-Йорке до сих пор хранится его отчет о пребывании в нашем лицее, в нем около ста страниц. Да, он приводит такие, например, тексты школьных плакатов и лозунгов: «Долой фашистскую интервенцию в Испании!», «Да здравствует Сталинская конституция!», «Спасибо великому Сталину за наше счастливое детство!» И в то же время он в восторге от школы, ее учителей и организации всего учебного процесса. Он восклицает: «Какие прекрасные дети, счастливые и жадные до знаний!» Он пишет, что «занятия ведутся на превосходном уровне и в результате дети постоянно активны и заинтересованы учебой».

Другой американский специалист, профессор Нью-Йоркского университета Ф. Кокс, автор нескольких книг о системе образования в США, посетил нашу школу в 1934 году и был восхищен ею. В частности, он писал: «Я был просто вдохновлен творческой атмосферой, царившей в школе. И я получил там ответы на все интересовавшие меня вопросы». Побывавший в нашем лицее в том же году Дж. Гордон, декан школы искусств (штат Техас), написал в своих воспоминаниях: «Меня захватила жизнерадостная атмосфера в школе. Дети глубоко интер0есуются учебой. Хорошо ощущается прочная связь школы с их домашней жизнью. На меня произвели большое впечатление интеллект и энтузиазм школьников, чего не встретишь в американской школе».

Подход наших преподавателей к своему делу, методы их работы высоко оценивали все иностранные посетители школы, но самым главным в ее популярности было то, что она служила действенным примером для других советских школ. Об этом весьма красноречиво говорит следующий факт. В самом начале 50-х годов прошлого века в США был проведен опрос среди послевоенных русских эмигрантов. При этом было затронуто несколько разных тем. Понятно, что большинство тех эмигрантов особых симпатий к советской власти не питали, иначе они не оказались бы в Америке. Но они единодушно хорошо отзывались о советской школе. Стоит вспомнить, что в те времена наша школа и система среднего народного образования считались во всем мире весьма эффективными. Потом что-то с нашей школой случилось. Подавляющее большинство окружающих меня людей, которые моложе меня, плохо поминают свои школы, не добрым словом. Но я не знаю ни одного бывшего лицеиста, который не остался бы на всю жизнь патриотом своей 25-ой, не сохранил бы в сердце своем благодарность нашим учителям.
Tags: Папины мемуары, Сталинский лицей
Subscribe
promo nikolaeva may 1, 00:41
Buy for 250 tokens
До 500 000 показов вашего контента всем заинтересованным в рекламе могу обеспечить на своём канале в Яндекс.Дзене. nikolaeva.lj@yandex.ru
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment