Николаева Анастасия Владимировна (nikolaeva) wrote,
Николаева Анастасия Владимировна
nikolaeva

Окопная война подростков

Начало:http://nikolaeva.livejournal.com/610633.html
Нам недаром предоставили вагоны «электрички», путь был недолог. Нас доставили на берег Днепра, точно в то самое место, где через него был переброшен мост шоссейной дороги. Мы оказались в Смоленской области. Издешковский район, шестой строительный участок – таким был наш адрес. И наконец-то нам объявили, что к чему. Оказалось, мы будем строить оборонительные сооружения вдоль берега Днепра. Разместили нас тут же, неподалеку от моста. Небольшой группе из нашей школы отвели сарай, довольно ветхое строение, но для лета вполне сносное. Натаскали мы туда веток и сена и расположились на ночлег.

Ранним утром нас разбудили, накормили у походных кухонь, построили и разбили на бригады, выдали каждому по лопате и показали, как ею правильно пользоваться. Объявили, что работать будем круглосуточно, в три смены. Вскоре тысячи юных новоиспеченных землекопов растянулись вдоль
берега реки. Руководителями у нас оказались люди опытные – строители московского метрополитена. Нам поручили рыть противотанковый ров, он тянулся вдоль левого берега Днепра, параллельно ему, на приличном расстоянии от воды. Где были начало и конец нашего рва, мы не знали, был он для нас бесконечен, как и сама река.



Задание, которое было дано на одну рабочую смену каждой бригаде, казалось чудовищным, просто невыполнимым. Нам объяснили, что это обычная средняя норма для такого рода земляных работ. Уже в начале нашей первой смены загудели спины, затекли руки, стерлись ладони. Но яма наша постепенно углублялась и удлинялась. Потом, через несколько дней, к удивлению нашему, оказалось, что необходимые в этом нехитром деле навыки приходят довольно быстро. В конце концов, мы все же добрались и до выполнения нормы. Непривычно было работать в ночную смену, зато день после нее казался полноценным выходным. Уставали, конечно, но мучительным, изнурительным физический труд не оказался. Он был самым естественным предназначением человека, к тому же в 16 лет все легко и просто.

Мост через реку и шоссейная дорога были неподалеку от нас, ни днем, ни ночью движение по ней не прекращалось в обе стороны, на запад и на восток. Наше внимание больше привлекали те, что шли и ехали с запада, измотанные и какие-то притихшие солдаты. Мы жадно расспрашивали их, как там, на фронте, дела. Мы были абсолютно уверены, что фронт еще далеко от нас, от Днепра. Откуда нам было знать, сколь стремительным было тогда наступление немцев? Конечно, солдат удивляли наши наивные вопросы, но они боялись поделиться с нами своей страшной правдой: тем, кто «сеял панику», полагался расстрел на месте. А с нас – какой спрос?! Нас самым решительным образом воспитали так: мы быстро уничтожим любого врага на его же земле и обязательно – малой кровью, могучим ударом! Это само собой разумелось! Никаких сомнений быть не могло!

К тому же официальные сообщения Совинформбюро с самого начла войны не могли вызывать особого беспокойства. Их уже сегодня читаешь, зная, как все было на самом деле. А тогда эзоповский язык этих регулярных сводок был направлен только на одно – скрыть страшную правду о нашем чудовищном поражении от людей. Вот строки тех первых сводок: «Противник был отбит с большими потерями», «Противник успеха не имел», «Противнику при его попытке наступать нанесено значительное поражение». Более сложный вариант: «Соединения противника на этих направлениях отсечены от его танковых частей». Могли ли мы догадаться, что на самом деле это означало танковый прорыв?! И еще в том же духе: «Наши войска вели бои с просочившимися танковыми частями противника». Затем уже последовало: «Наши войска продолжали отход на подготовленные для обороны позиции». Но и это не очень настораживало. Нас вполне убедили, что враг напал внезапно, еще несколько дней, мы развернем свои силы и погоним его хоть до Берлина!



На другой день после падения Минска (о чем страна тогда, конечно, не знала), 29 июня, то есть всего через неделю (!!!) после начала войны, Совинформбюро сообщало: «Наступление танковых частей передового эшелона противника на Минском и Слуцком направлениях остановлено действиями наших войск. Танковые части противника несут большие потери». Кто из нас мог подумать тогда, что «остановлено» означает захват Минска немцами и что отныне «Минским направлением» в наших сводках будет называться уже продвижение противника на восток от Минска?! Кто-то в Совинформбюро ловко придумал называть эти направления именами городов не только тогда. когда враг шел на них с запада, но и тогда, когда, захватив их, шел дальше на восток. Как известно, Минск отстоял далеко-далеко от нашей западной границы, но уже и после его падения Совинформбюро в своей сводке от первого июля 1941 года сообщало: "Наши войска удерживали госграницу и вели борьбу с противником, пытавшимся ее нарушить".

Вот с таким знанием сложившейся в стране ситуации, вернее, с таким представлением о ней, навязанным нам Софинформбюро, мы и рыли наш ров. Над нами часто летали немецкие самолеты, днем летали высоко, так как мост был надежно защищен зенитной артиллерией и они ее побаивались. Мы не раз наблюдали за воздушными боями, которые часто сводились к поединку двух самолетов, нашего и фашистского. Даже когда в небе сталкивалось в бою несколько машин, они все равно обычно делились на пары и гонялись друг за другом. А по ночам мост то и дело бомбили. Мы жили неподалеку от него, и под нами аж земля вздрагивала от разрывов тяжелых бомб. Однажды утром, проснувшись после очередного такого налета, мы с большим удивлением обнаружили, что угол нашего сарая прошит крупнокалиберным пулеметом. Похоже, что немец стрелял на бреющем полете, но из нас никого не задело.



А какое благодатное тогда стояло лето! Хлеба выше головы! Урожай ожидался отменный. Я ходил теми тучными полями с нашей стройки до Издешкова на почту. Туда, до востребования, писали нам из дома, оттуда мы отправляли письма в Москву. Один, так далеко от дома, в полях (несколько километров пути до почты), я никогда еще не бывал. В своем самом ярком цвету открывалась передо мной наша земля в те дни. Потом, уже отступая к Москве, я видел те же поля в огне. Потому, наверное, запомнились они так отчетливо в цвету, душистые, в зеленых волнах.
Июль 1941 года горячо ласкал Смоленщину, а с запада к ней уже подкатился враг. По многим тревожным признакам мы ощущали приближение беды, наше шоссе и наш мост через Днепр были зеркалом, отражавшим по-своему страшный лик идущего на нас фронта. Но нам никто ничего не говорил, не сообщал о действительном положении дел. Впервые на понятном для всех языке кое-что определенное сказали нам далекие орудийные раскаты. Стало ясно, что фронт подошел к нам. А мы продолжали рыть землю, привыкли уже к лопате. И жили в нашем сарае. Оставалось еще время на откуда-то добытые книжки, футбол, шахматы… И, конечно, на разговоры, чаще всего пред тем, как отойти ко сну (совсем как в пионерском лагере!).
Мы так и держались вместе, четверо одноклассников – Владимир Андреев, оба Юрия и я. Вспоминали Москву и школу как самое милое, родное и ушедшее, вполне отдавали себе отчет в том, что эта война еще многое сотворит с нами. Под первые орудийные раскаты, пока едва доносившиеся до нас, проводили в Москву Юрия-маленького, он тяжело заболел, температура была под сорок. Наверное, простудился, когда мы работали в ночную смену по колено в грязи. Потом, через некоторое время, уже в Москве, он заболел очень тяжкой формой туберкулеза и ему пришлось делать операцию.



Продолжение следует


Tags: Папины мемуары
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Студенты МГУ — ректору

    Студенты Московского университета решили действовать сами. Студенческий совет МГУ передал ректору Виктору Садовничему письмо, в котором попросил от…

  • Лингвистическое

    Вот в этом месте слегка подзависла. Я ведь не ошибаюсь, это же изящная интерпретация известного выражения "бабы новых нарожают"? Смело. Откровенно.…

  • Грустно

    Всем привет! Я не пропала. Просто то, что сейчас происходит, трудно укладывать в буквы. Все сейчас трудно. На работу хожу как на войну: студенты…

  • Мышь

    Калебастра Пятнистая окончательно уматерила моего младшего ребёнка, то есть стала ему настоящей матерью. Она совершенно справедливо считает, что…

  • Когда муж с женой на волне одной

    Вот славно, а? Такую гармонию не срежиссируешь. Тут режиссёр сама жизнь. Охлобыстин и Охлобыстина. Галкин и Галкина. Чудесные и задорные.…

  • Нетаниягу: "В самом разгаре война..."

    "Были ли ошибки? Несомненно. Наше решение открыть банкетные залы было слишком поспешным. А может быть, и решение возобновить работу учебных…

  • А ты такой холодный...

    Смех да и только. Сегодня в салоне красоты видела такую крупную тетю, уже и коней давно всех тормознувшую и в избе изрядно подкоптившуюся. Кровь с…

  • Ковид-19 чёрными штрихами

    Руслан Меллин — врач в красной зоне. В свободное время он рисует то, что видел на дежурстве, это помогает ему. Он считает, что уже идёт вторая…

  • Натаскивание на ЕГЭ =неуспешные студенты

    Доктор философских наук, заслуженный деятель науки РФ, вице-президент Российского общества социологов Гарольд Зборовский в интервью изданию Znak:…

promo nikolaeva май 1, 2019 00:41
Buy for 250 tokens
До 500 000 показов вашего контента всем заинтересованным в рекламе могу обеспечить на своём канале в Яндекс.Дзене. nikolaeva.lj@yandex.ru
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments