Николаева Анастасия Владимировна (nikolaeva) wrote,
Николаева Анастасия Владимировна
nikolaeva

Categories:

Режим террора

ЗНАЛИ – НЕ ЗНАЛИ
Уже сам по себе придворный статус нашего лицея, высокое положение в официальной иерархии большинства наших родителей позволяли нам, лицеистам, знать и понимать намного больше, чем всему моему поколению в целом. А начавшийся массовый террор только способствовал расширению и обострению наших знаний и нашего понимания. Страшным учителем жизни стало горе, обрушившееся на половину (примерно) моих сверстников по школе. Рядом с ними и мы, кого эта беда миновала, тоже не могли не повзрослеть раньше времени, не задуматься над тем, что же с нами происходит.

До сих пор у нас бытует миф о том, что современники сталинской эпохи не знали о масштабах массового террора, не могли себе представить, что счет его жертвам шел на миллионы.
Только, мол, речь Хрущева на 20-ом съезде партии в 1956 году раскрыла нашим людям глаза. А где были эти глаза, например, в тридцатые годы, когда в Подмосковье, самом густо населенном регионе страны, сотни тысяч заключенных у всех на виду рыли канал Москва – Волга, строили огромные шлюзы и другие технические сооружения?

Бывая в те годы под Москвой, я не мог не видеть уходившую за горизонт гигантскую стройку, ее невозможно было скрыть от посторонних глаз никакими заборами, сторожевыми вышками, конвоирами с ружьями и собаками.
В те же самые годы подрастал и взрослел Вячеслав Кондратьев, ставший во второй половине прошлого века известным писателем, который был всегда предельно искренним в жизни и своем творчестве. Он, в частности, писал:
«С самого своего детства – и дома и в школе и где-нибудь в гостях у знакомых родителей – я слышал разговоры о том, что кого-то и тогда-то за что-то взяли… Вначале «брало» ГПУ, потом НКВД, но и то и другое было связано со страшным словом «Лубянка», ставшим нарицательным. Эти разговоры стали естественным фоном всей моей жизни – с детских лет и до … совсем недавних. Мне думается, пора начать серьезный разговор о тех, у кого на совести миллионы жертв. Если малограмотные и нравственно дремучие чекисты первых лет революции и гражданской войны, быть может, сами не ведали, что творили, свято веруя в классовую необходимость жестокости, то следующая генерация этого органа – ОГПУ – имела других людей, уже ясно понимавших, что творят беззакония, фальсифицируя первые процессы конца двадцатых годов: Шахтинское дело, дела Промпартии и Крестьянской трудовой партии».

Кстати, многие немцы после разгрома фашистской Германии тоже утверждали, что не знали о концлагерях и душегубках, просто слепо обожали Гитлера и верили ему…
При рассуждениях на эту тему можно еще привести мнение Сергея Довлатова, одного из самых ярких прозаиков второй половины прошлого века. Ему просто нельзя не верить. Он вырос в советской коммуналке, в самой народной среде, и свидетельствовал:
«В общем, то, что Сталин – убийца, моим родителям было хорошо известно. И друзьям моих родителей – тоже. В доме только об этом и говорили.
Я одного не понимаю. Почему мои обыкновенные родители все знали, а Эренбург (известный советский писатель того времени – В.Н.) нет?
В шесть лет я знал, что Сталин убил моего деда. А уж к моменту окончания школы знал решительно все».

Вот так на самом деле решалась проблема «знали – не знали» в простой советской коммуналке. А родители большинства наших лицеистов жили и работали у самых истоков массового террора, захлестнувшего всю страну. Бывший воспитанник нашей школы А.Некрич, ставший известным историком и публицистом, пишет: «Мои родители (его отец работал в газете «Известия» - В.Н.) знали, конечно, что происходит в стране, но если и обсуждали это, то либо в наше отсутствие, либо говорили по-французски». Другой бывший лицеист, А. Горбунов, вспоминает, что он и его школьные друзья «знали правду о коллективизации и политических репрессиях».

Известный русский философ Н.Бердяев, переживший Октябрьскую революцию, писал: «Режим террора есть не только материальные действия – аресты, пытки, казни, но, прежде всего, действие психическое». Эту мысль Е.Евтушенко конкретизировал так: «Главное преступление Сталина вовсе не в том, что он арестовывал и расстреливал. Главное преступление Сталина – моральное растление душ человеческих». Этот процесс морального растления продолжается и в 21-ом веке с помощью наших доморощенных сталинистов, которым официальные власти если не потворствуют, то и не препятствуют…

ШКОЛА И ТЕРРОР
Если Сталина вполне можно было считать внештатным завучем нашего лицея, то главным спонсором (по-русски – благодетелем) 25-ой школы был Николай Иванович Бухарин.



Пожалуй, после Троцкого это самое громкое имя среди жертв сталинского террора. В отличие от Троцкого, самого заклятого сталинского врага, Бухарин, наоборот, многие годы считался закадычным другом Сталина, который в конце концов его же и уничтожил, приложив затем немало сил, чтобы стереть в истории память о нем. В конце прошлого века она начала восстанавливаться, но процесс этот пошел как-то однобоко, а лицейская тема при этом вообще не затрагивалась, хотя именно она тесно переплелась с судьбой Бухарина в последние годы его жизни.
Можно и нужно сказать, что Бухарин долгие годы сам рыл себе могилу. Чтобы убедиться в этом, надо для начала припомнить хотя бы то, что с 1918 по 1929 год он являлся ответственным (то есть главным) редактором газеты «Правда».



Именно в эти годы Сталин превратился из серого партийного бюрократа во всемогущего диктатора. В то время «Правда» была главным рупором партии, главным ее пропагандистским орудием, при помощи которого создавался чудовищный культ Сталина и соответствующий режим.
Несколько совершенно необходимых сведений о Бухарине.
Родился в Москве в 1888 году. Его мать и отец были учителями. О своем детстве он вспоминал: «Воспитывали меня в обычном интеллигентном духе: в четыре с половиной года я уже умел читать и писать, страшно – под влиянием отца – увлекался книжками по естественной истории… С азартом собирал коллекции жуков, бабочек; постоянно держали птиц. Увлекался также рисованием…» Вот еще когда разошлись его дороги со Сталиным, который с раннего детства страдал от полунищенской жизни и жестоких побоев, его отец-сапожник, беспробудный пьяница, щедро награждал ими жену и сына.
Все свои гимназические годы Бухарин читал запоем, получая таким образом своеобразное гуманитарное образование. Но вот с высшим образованием ему не повезло: он был исключен с третьего курса университета, так как в то время уже профессионально занимался революционной деятельностью в рядах большевиков. В 1912 году он познакомился с Лениным, и между ними установились доверительные дружеские отношения. После Октябрьской революции он стал одним из лидеров партии, совместно с Е. Преображенским написал коммунистическое Евангелие, так называемую «Азбуку коммунизма». В 1924 году Троцкий опубликовал воспоминания об Октябрьской революции, в них он, в частности, описал эпизод, ярко характеризующий ту ведущую роль, которую играл Бухарин в партии:
«- А что,- спросил меня совершенно неожиданно Владимир Ильич,- если нас с вами белогвардейцы убьют, смогут Свердлов с Бухариным справиться?
-Авось, не убьют,- ответил я смеясь.
-А черт их знает,- сказал Ленин и сам рассмеялся».
«Как я узнал впоследствии,- комментировал этот случай Троцкий,- Сталин, Зиновьев и Каменев почувствовали себя кровно обиженными моей справкой, хотя и не посмели оспорить ее правильность. Факт остается фактом: Ленин назвал только Свердлова и Бухарина. Другие имена не пришли ему в голову».

Сталин таких обид не забывал и не прощал. В этом воспоминании Троцкого – корень подлинного отношения Сталина к Бухарину, который с его интеллектом был намного выше Сталина, но не был по натуре уголовником и не мог сравниться с ним в качестве аппаратного интригана. Недаром вдова Бухарина, Анна Михайловна, утверждала: «Бухарин искренне относился к Сталину. Сталин же разыгрывал из себя друга Бухарина, льстил ему в глаза… Использовал его как полемиста, агитатора, пропагандиста, искренне стоявшего на антитроцкистских позициях. Разыгрывая из себя союзника Бухарина, Сталин за его спиной готовил ему виселицу».
С 1934 по 1937 год Бухарин был главным редактором газеты «Известия». Нашу школу отделяло от редакции всего два квартала. Но, конечно, не только это обстоятельство послужило причиной того, что популярная и богатая газета стала добрым шефом школы № 25. Пребывание Бухарина на посту ее главного редактора совпало по времени с кровной и деятельной заинтересованностью Сталина в своем лицее (и вообще в связи с этим в школьных проблемах). Весьма любопытно свидетельство американского профессора Лэрри Холмса, специалиста по истории советской школы, автора нескольких научных работ на эту тему. Он, в частности, пишет:
«Вся политика в системе советского школьного образования была в одних руках – у Сталина. Если он не сам лично формулировал ее основные принципы слово за словом, то, несомненно, внимательно ее контролировал и направлял, не пропуская мимо себя ни одного изменения в этой области. Разумеется, он интересовался всей системой образования, но школа № 25 была предметом его персональной заинтересованности и отражала, как в зеркале, его личность и политику… Нет никакого сомнения в том, что все порядки в школе № 25 (режим, расписание занятий, содержание учебного процесса и т. п.) были под его наблюдением. На основании этого конкретного опыта он стал главным действующим лицом, формулирующим школьную политику в стране».
Бухарин, разумеется, и в этом деле был рад услужить вождю и своему другу, отношения с которым к тому времени утратили прежнюю близость и доверительность. «Известия» оказывали нашей школе щедрую материальную и всякую другую помощь. Редакционная газета-многотиражка «Рулон» постоянно рассказывала на своих страницах не только о жизни самих известинцев, но и о наших школьных делах и с гордостью отмечала: «Наша школа – лучшая в стране». Бухарин не раз бывал у нас в школе и принимал старшеклассников в своем редакционном кабинете. Иногда лучшие школьные сочинения печатались не только в «Рулоне», но и в «Известиях».



Сегодня о Бухарине как о жертве сталинского террора у нас сохраняется в общем-то добрая память, но не надо забывать и про его большевистскую закваску. При своем неоконченном высшем образовании он считался партийным теоретиком и ведущим публицистом (кстати, с этой явно завышенной оценкой был согласен Ленин, который, правда, и сам образованностью не блистал). О несостоятельности Бухарина в этом качестве можно привести много примеров, вот только один из них. В 1927 году, то есть уже в свою самую зрелую пору, он опубликовал в «Правде» статью «Злые заметки» о Сергее Есенине. В ней он, в частности, писал:
«… Есенинщина – это самое вредное, заслуживающее настоящего бичевания, явление нашего литературного дня. Есенин талантлив? Конечно, да. Какой же может быть спор? Но талантлив был и Барков, этот прямой предшественник пушкинского стиха (в таких случаях говорят: сравнил гвоздь с панихидой – Есенина с Барковым! – В.Н.). Талантлив в высокой степени «академик» И. Бунин. Даже Мережковскому нельзя отказать в этом свойстве. Есенинский стих звучит нередко, как серебряный ручей. И все-таки в целом есенинщина – это – отвратительная напудренная и нагло раскрашенная российская матерщина, обильно смоченная пьяными слезами и оттого еще более гнусная. Причудливая смесь из кобелей, икон, «сисястых баб», «жарких свечей», березок, луны, сук, господа бога, некрофилии, обильных пьяных слез и «трагической» пьяной икоты; религии и хулиганства, «любви» к животным и варварского отношения к человеку, в особенности к женщине, бессильных потуг на «широкий размах» (в очень узких четырех стенах ординарного кабака), распущенности, поднятой до «принципиальной» высоты, и т. д.; все это под колпаком юродствующего квази-народного национализма – вот что такое есенинщина».

Уже одна эта цитата говорит не только о сути всей статьи, беспринципной и пустой, но и о дурном стиле, вообще присущем Бухарину, поскольку он не работал над ним, так как писал тогда чудовищно много и быстро, обычно просто диктовал текст. В той же статье он приводит несколько строк из стихотворения поэта Н. Дружинина и при этом замечает: «С автором можно согласиться только насчет изобилия дураков, но отнюдь не царевен, которые в свое время были немного перестреляны, отжили за ненадобностью свой век…» Как же здесь неловко (даже страшно!) звучит это неуклюжее выражение «были немного перестреляны», сказанное по поводу расстрела царской семьи в 1918 году, по поводу бессудного убийства не только взрослых, но и детей. Через десять лет после публикации этой статьи трагическая участь царской семьи постигла и самого Бухарина.
Он был арестован в марте 1937 года. Эта трагедия тут же отразилась и на школе № 25. Думаю, если бы Бухарин не стал для нее таким близким человеком, то его арест не отразился бы на ней в такой степени, как это случилось на самом деле. Свою роль сыграло, конечно, и то, что начали арестовывать и многих родителей лицеистов. Похоже, что Сталин уж очень близко к сердцу принимал свою собственную школу и при всей своей болезненной подозрительности вдруг обнаружил даже в ней вражеские происки. Вполне возможно, что это был тот редчайший случай, когда он обиделся на самого себя: при широкой всесторонней помощи и добром влиянии со стороны самых разных организаций и лиц школа получилась не совсем по его лекалу.

Роковой гром грянул над лицеем совсем неожиданно. Ведь еще летом 1936 года было торжественно отмечено 25-летие педагогической деятельности нашей прославленной директрисы (как видите, в ее трудовой стаж были включены и шесть лет дореволюционной деятельности на ниве просвещения). В конце того же года Совет народных комиссаров СССР лишний раз отметил нашу школу как самую лучшую в стране. А через месяц после ареста Бухарина решением Политбюро ЦК партии (!) советские так называемые образцовые школы, в том числе и наша, были причислены ко всем обычным средним школам. Наша получила свой новый номер – 175-ый. Тут же власти вдруг обнаружили огромное количество недостатков в школьном образовании, вплоть до деятельности в нем … иностранных шпионов! Это был уже типичнейший сталинский стиль! Кстати, тогда было обычным делом – объявлять так называемых «врагов народа» агентами иностранных разведок.
После ареста Бухарина освободили от работы руководивших лицеем Грозу и Толстова. Но не арестовали. Для того времени это было крайне удивительно. Мало этого. Гроза стала директором в другой школе, а Толстов продолжал свою активную деятельность в системе образования. Точно также у нас не арестовали ни одного преподавателя. То есть по сути дела школа осталась все тем же сталинским лицеем для дочери вождя и просуществовала в таком качестве до 1943 года, когда Светлана ее закончила. К тому же с 1943 года в стране ввели раздельное обучение, и наша школа стала женской.
После ареста Бухарина главным спонсором нашего лицея стала его активная напарница на этом поприще Полина Семеновна Жемчужина, уже упоминавшаяся выше как председатель нашего школьного родительского комитета (своего рода попечительский совет). Она не просто числилась на этом посту, но лично участвовала в лицейской жизни.


Она была не только женой Молотова, второго человека в государстве, но состояла в дружеских отношениях со Сталиным.



Она вообще оказалась самой деятельной из кремлевских жен, была близкой подругой рано ушедшей из жизни Надежды Аллилуевой, жены вождя. Молотовы были соседями Сталина по кремлевскому жилью, у них росла дочь, тоже Светлана, на два года моложе дочери Сталина.

После смерти Аллилуевой Полина Семеновна опекала обеих Светлан, на что Сталин смотрел благосклонно. Как и у Бухарина, ее сознательная жизнь началась весьма стремительно, можно сказать, по-революционному. Она вступила в партию в молодости, в 1918 году. Приехала в Москву в 1921 году для участия в международном женском съезде, за проведение которого отвечал Молотов. Они познакомились и поженились. Жемчужина постоянно работала, занимала ответственные должности в государственном аппарате. До нас дошли такие слова снохи К. Ворошилова, долговременного кремлевского вождя: «Полина Семеновна Жемчужина-Молотова считала, что ей все было можно». Понятно, что ее влияние в нашем лицее было огромным. К тому же супруги Молотовы жили душа в душу, так что и самого Молотова вполне можно считать тоже спонсором 25-ой школы. Фигура была любопытная! Он всю свою сознательную жизнь был ближайшим сподвижником Сталина. Когда в 1949 году вождь посадил Жемчужину в тюрьму, Молотов продолжал верно служить ему и до конца своих дней оставался самым твердокаменным сталинистом. Ну, прямо как старый верный слуга при крепостном праве! Он намного пережил своего жестокого хозяина и дожил почти до ста лет. И наконец такая деталь: как только Сталин умер, Молотов тут же попросил освободить его жену, что и было немедленно сделано.

Был у нас еще и такой тоже весьма важный спонсор лицея, как Андрей Сергеевич Бубнов, Еще до Октябрьской революции, в начале прошлого века, он стал одним из большевистских лидеров. С 1929 по 1937 год был народным комиссаром просвещения, а его дочь, Елена, училась в нашей школе.



Свой просветительский пост Бубнов занимал, не имея высшего образования, окончил до революции реальное училище, то есть был, как и положено большевистскому вождю, недоучкой. Нашей школе он уделял много внимания, бывал частым гостем на школьных вечерах, даже танцевал с нашими учительницами. В конце 1937 года, вскоре после ареста Бухарина, его освободили от работы, потом арестовали и расстреляли.



Tags: Папины мемуары
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Студенты МГУ — ректору

    Студенты Московского университета решили действовать сами. Студенческий совет МГУ передал ректору Виктору Садовничему письмо, в котором попросил от…

  • Лингвистическое

    Вот в этом месте слегка подзависла. Я ведь не ошибаюсь, это же изящная интерпретация известного выражения "бабы новых нарожают"? Смело. Откровенно.…

  • Мышь

    Калебастра Пятнистая окончательно уматерила моего младшего ребёнка, то есть стала ему настоящей матерью. Она совершенно справедливо считает, что…

  • Когда муж с женой на волне одной

    Вот славно, а? Такую гармонию не срежиссируешь. Тут режиссёр сама жизнь. Охлобыстин и Охлобыстина. Галкин и Галкина. Чудесные и задорные.…

  • Нетаниягу: "В самом разгаре война..."

    "Были ли ошибки? Несомненно. Наше решение открыть банкетные залы было слишком поспешным. А может быть, и решение возобновить работу учебных…

  • А ты такой холодный...

    Смех да и только. Сегодня в салоне красоты видела такую крупную тетю, уже и коней давно всех тормознувшую и в избе изрядно подкоптившуюся. Кровь с…

  • Ковид-19 чёрными штрихами

    Руслан Меллин — врач в красной зоне. В свободное время он рисует то, что видел на дежурстве, это помогает ему. Он считает, что уже идёт вторая…

  • Натаскивание на ЕГЭ =неуспешные студенты

    Доктор философских наук, заслуженный деятель науки РФ, вице-президент Российского общества социологов Гарольд Зборовский в интервью изданию Znak:…

  • Англия. Медицина

    "В больнице она немного пришла в себя, но потом от напряжения при падении у нее произошла серия мельчайших инсультов. Врачи сказали мне, что когда у…

promo nikolaeva may 1, 2019 00:41
Buy for 250 tokens
До 500 000 показов вашего контента всем заинтересованным в рекламе могу обеспечить на своём канале в Яндекс.Дзене. nikolaeva.lj@yandex.ru
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments