Николаева Анастасия Владимировна (nikolaeva) wrote,
Николаева Анастасия Владимировна
nikolaeva

Categories:

Герои давних времён

В те годы развивался не только культ Сталина, чуть не приведший страну к катастрофе, но и другой культ, который, наоборот, помог стране в трудную минуту. Это был культ героизма. Пусть каждого героя называли «сталинским героем». Тогда все, что заслуживало внимания и одобрения, было непременно «сталинским». Так, например, писали: «Если нужно, наши летчики спокойно и гордо отдают свои жизни за любимого Сталина». Не за Родину, не за народное дело, а вот так – «за любимого Сталина».

Кстати, о самом распространенном тогда эпитете «сталинский». Его так затерли, что смысловое значение его всерьез никем (кроме, может быть, самого Сталина) не воспринималось ни на слух, ни на глаз. Героев этот эпитет ни умалял, ни возвеличивал. Тем более что последнего им и не требовалось, они действительно совершали подвиги. И хотя доблесть каждого из них превращалась всеми средствами пропаганды в еще одну песчинку в нараставшей лавине культа Сталина, сами по себе подвиги от этого меньше не становились. И народ любил своих славных, как правило, молодых героев за их дела, а не за то, что их «вырастил Сталин».

Спасение челюскинцев – один из первых ярких примеров того, как весь народ гордо и высоко вознес несколько своих сыновей, отважных пилотов, снявших с дрейфующей льдины экипаж затонувшего парохода «Челюскин».






Этой эпопеей жила вся страна. У нас в классе висела карта дрейфа челюскинцев. Пилоты, спасшие их, стали первыми Героями Советского Союза. Надо было видеть, как Москва встречала полярников и летчиков! Они ехали по бесконечному людскому коридору, который начинался еще с подмосковных железнодорожных платформ. В этой манифестации было больше самодеятельности, чем организованного начала.





В 30-е годы в Советском Союзе появился человек, чью славу можно сравнить только с гагаринской. Это был Валерий Чкалов. Он приобщился к бессмертию, совершив в 1937 году беспосадочный перелет в США из Москвы через Северный полюс. По тем временам это был подвиг из подвигов!





К тому же он покорил Америку, имевшую тогда весьма смутное представление о нашей стране и ее людях. Из многочисленных американских сообщений о нем, о его пребывании в США вставал русский богатырь с открытой душой и дерзким характером, умный и обаятельный человек. В те годы нужно было быть именно Чкаловым, чтобы сказать после приземления на берегу американской реки Колумбия слова, потрясшие Соединенные Штаты и весь мир. Он тогда заявил, что есть реки Колумбия и Волга, которые находятся на разных континентах, имеют различный нрав и характер, их берега окружают разные горы и леса, но они текут по одной и той же планете, не мешая друг другу, и в конечном счете являются элементами одного и того же Мирового Океана. Так и народы Советского Союза и США должны жить на земном шаре: мирно и совместной работой украшать океан жизни человеческой. Сегодня эти мысли являются как бы само собой разумеющимися, но в 1937 году нужно было быть Чкаловым, чтобы высказать их в США.







Шестьдесят три часа Чкалов и его товарищи, летчики Беляков и Байдуков, вели свой самолет, большую часть пути через неизведанную тогда Арктику. Было у них всякое: и обледенение, и слепой полет, и магнитные бури, и потеря связи с землей почти на сутки, и кислородное голодание на большой высоте… Сам американский президент Рузвельт принимал героев.
Кто подсчитает, сколько тысяч, десятков тысяч юношей пошли по стопам Чкалова и успели к 1941 году сесть за штурвал боевого самолета! И потому не только они, но и Чкалов вместе с ними защитил и спас Родину в годы войны.

Недаром Александр Покрышкин, прославленный летчик, ставший в ту войну трижды Героем Советского Союза, вспоминал: «Мне не было еще и двадцати лет, когда Валерий Павлович уже развернул свои крылья в полете. Я еще только мечтал учиться на летчика, помню, пришел в авиационную школу… «Тебе обязательно надо быть летчиком,- говорит мне начальник,- и, вероятно, таким, как Чкалов?» - «Обязательно»,- угрюмо ответил я. «Что мне с вами делать? – усмехнулся начальник. – Все хотят быть Чкаловым…»


Мама моего отца - Елизавета Милорадова - и легендарный Покрышкин.


Чкалов погиб в 1938 году при испытании нового истребителя, ему было всего тридцать четыре года. Уже тогда обстоятельства его гибели были сразу засекречены, поскольку не могли не вызывать закономерных вопросов у специалистов. И только через полвека, в годы пришедшей к нам гласности, стало известно об истории, которая предшествовала последнему полету Чкалова.
Еще при жизни летчика-героя, сразу после его полета в Америку, к нему проявил большой интерес сам Сталин. Скоро оказалось, что его внимание к Чкалову было не бескорыстным: гениальный вождь и не менее гениальный злодей задумал использовать в своих целях огромную, прямо-таки небывалую популярность летчика-героя в народе. Сталин предложил ему возглавить наши карательные органы, возглавить именно в тот самый страшный момент, когда волна массового террора достигла своей высшей точки, то есть вождь как бы предложил Чкалову разделить вместе с ним всю ответственность за это свое чудовищное преступление, попытался оправдать террор, коль скоро его возглавит главный любимец всей страны. Это был воистину дьявольский замысел! Чкалов, разумеется, отказался принять это предложение. И, вполне возможно, тем самым подписал себе смертный приговор. Сталину нельзя было отказывать ни в чем, тем более в такой просьбе! Такова последняя версия той трагедии. Точно уже ничего, наверное, не докажешь…

В те годы выросло немало и других героев-летчиков, тоже необычных, ярких личностей, красивых душой и телом. Один из них, Анатолий Серов, вспоминал, что еще в летной школе в его жизнь вошла легенда о Чкалове, «человеке с сердцем орла и умом ученого». Серов продолжал: «Его пример воспламенял нас, молодых авиаторов, открывал перед нами увлекательные перспективы, вызывал желание учиться у него, подражать ему. Я и мои товарищи летчики-истребители росли и формировались под влиянием Чкалова. Не скрою, что желание подражать Чкалову овладело всем моим существом».
Серов был лучшим, наверное, в то время мастером высшего пилотажа. На Тушинском аэродроме во время традиционных ежегодных воздушных праздников я был свидетелем захватывающих виртуозных номеров, которые проделывала ведомая Серовым пятерка истребителей. Потом он оставался в небе один и демонстрировал воздушную акробатику. А внизу, на траве необъятного поля, тысячи восторженных зрителей, в большинстве своем – молодежь, были свидетелями этого массового урока мастерства и героизма.


Советская актриса театра и кино Валентина Серова (1919-1975) с мужем — летчиком-испытателем Анатолием Серовым, 1938

Анатолий Серов, как и Валерий Чкалов, ракетой взлетел к славе, стал выдающимся воздушным асом и успел оправдать эту славу в настоящем деле: провел немало победных воздушных боев в Испании, тогда там гремела гражданская война, и мы, как могли, помогали республике, а Гитлер – испанским фашистам. Поэтому по одну сторону фронта было много военных специалистов из Германии, а по другую – из Советского Союза. Было подсчитано, что только над республиканской территорией Серов сбил пятнадцать вражеских самолетов! Вернувшись из Испании, он в 29 лет стал комбригом, можно сказать, генералом, а вскоре погиб в мирном полете над родной землей.

Наглядная пропаганда мужества и агитация за авиацию стали заметными приметами времени в 30-е годы. Неукротимое стремление завоевать небо часто граничило с риском и дерзостью. Например, в 1931 году во время воздушного парада над Красной площадью были возможны такие вот номера: «Тов. Алкснис, заместитель начальника воздушных сил СССР, пилотирующий один из самолетов, и двое других летчиков делают коллективно «мертвые петли», «перевороты» и т. п.» (Из отчета о параде).

Внедрение в нашу жизнь культа героизма широко охватило и женское население страны. И в этом случае в первые ряды героев сразу выдвинулись летчицы, причем многие из них становились именно военными летчицами. Их имена тоже гремели на всю страну, с популярностью самых прославленных воздушных асов-мужчин можно было сравнить славу, поднявшую на своих крыльях летчиц Валентину Гризодубову, Марину Раскову и Полину Осипенко. Их дальним полетом, едва не закончившимся трагически, поисками в тайге Марины Расковой была захвачена вся страна. Вся Москва горячо приветствовала их, когда они вернулись в столицу после своего рекордного полета. Но, как и в мужском летном содружестве, в женском тоже не обходилось без потерь. Так, вскоре после своего триумфа погибла Полина Осипенко. Погибла во время полета вместе с Анатолием Серовым, тем самым, о котором рассказано чуть выше.
Да, путь в небо был вымощен жертвами, что объяснялось многими причинами. Авиация была новым делом, и развитие ее приняло такой размах, что техника безопасности не всегда успевала за ее ростом. К тому же устремлявшаяся в небо молодежь зачастую отличалась героизмом, граничившим с безрассудством. Объяснялось это и той широчайшей пропагандой авиации, которая буквально захлестнула всю страну, пропагандой на словах и на деле. Так, именно в агитационных целях был построен невиданный для того времени самолет-гигант «Максим Горький». Его восемь моторов поднимали в небо 76 человек (пассажиров и экипаж). Во время традиционных воздушных парадов над Красной площадью он величаво выплывал из-за башен Исторического музея, накрывая их во всю ширину своих могучих крыльев. Обычно «Максима Горького» сопровождали два истребителя, чтобы лишний раз подчеркнуть его размеры, они казались привязанными к окончанию крыльев летающего гиганта. Словно пчелки у крыльев орла! Агит-самолет без конца совершал рейсы, приобщая к небесным путешествиям тысячи людей, чтобы еще активнее включать всех в этот авиационный бум.
В один воскресный день над Москвой совершался такой очередной показательный полет, искусные пилоты, как обычно, летели на двух «ястребках» впритирку с «Максимом». Неожиданно один из пилотов решил на своем «ястребке» сделать «бочку» (фигуру высшего пилотажа) вокруг огромного крыла и… врезался в него, не рассчитав как следует свой рискованный маневр. В результате самолет упал на окраине Москвы и разбился, его экипаж и все пассажиры погибли. Это случилось летом в 1935 году. За полетом «Максима Горького» над столицей наблюдал весь город, не говоря уже о нас, мальчишках. И потом во дворе все долго обсуждали эту трагедию. Один из моих дворовых сверстников, хулиган и сорви голова, житель расположенных неподалеку бедных бараков, вдруг неожиданно со злорадством объявил: «Долетались, главки!» Я был поражен такой реакцией на эту катастрофу. Наверное, для меня это был первый наглядный пример того, что могут быть совершенно иные точки зрения на вещи для тебя абсолютно очевидные.
И даже эта трагедия нисколько не затормозила всенародную кампанию по завоеванию небесных просторов. В богатую историю воздушной эпопеи тридцатых годов вписано несколько полетов наших стратостатов. В 1933 году «Стратостат СССР» под командованием Прокофьева поднялся на 19 тысяч метров. Это был мировой рекорд! Любопытно, что дочь отважного покорителя неба тут же оказалась в нашем лицее, пошла вместе с нами в первый класс. Стоило Прокофьеву установить свой рекорд, как у нас сразу были предприняты попытки превысить его достижение. Одна из них закончилась трагически: все трое пилотов погибли при падении стратостата. Их хоронила вся Москва на Красной площади.
К сожалению, нельзя не отметить, что культ героизма был замешан на оглушительной пропаганде так называемой классовой ненависти, это был один из самых главных коньков большевистской агитации как до революции, так и после нее. Правда, в нашем лицейском воспитании эта тема, можно сказать, не звучала с должной силой, но вне школьных стен она гремела постоянно. Факт, по-моему, примечательный. Ведь за общим настроем лицейского учебного процесса следил сам товарищ Сталин, наш внештатный завуч. Не хотел перегружать нас излишне грубой демагогией? Ведь в основе этой самой классовой ненависти лежали самые низменные чувства. Об этом красноречиво говорит признание такого яростного врага большевизма, каким был в свое время В.Пуришкевич, крупный помещик и один из самых реакционных политиков России. Вот его слова:
«Среди вас, большевиков, для нас, монархистов, опасных людей только двое. Это – Ленин, который сумел так быстро организовать и заострить, хотя не с того конца, такую цепкую власть, и Демьян Бедный, который сумел своими агитками пролезть под каждую солдатскую шкуру глубже, чем все наши декреты и прокламации».
Как Демьян Бедный этого добивался? Вот отрывок из его поэмы «Главная улица», воспевающей Октябрьскую революцию:
Вышел – и все изменилось вдруг:
Дрогнула, замерла Улица Главная,
В смутно-тревожное впав забытье –
Воля стальная, рабоче-державная,
Властной угрозой сковала ее:
- Это мое!!
Улица эта, дворцы и каналы,
Банки, пассажи, витрины, подвалы,
Золото, ткани, и снедь, и питье.
- Это – мое!
Если же и эти упрощенные мысли дошли не до всех, то ту же тему поэт дублирует таким образом:
…Прохожему утром – обновка,
Одет с головы до ног:
Рубаха. штаны и поддевка,
Тулуп, пара добрых сапог.
«Бери! Не стесняйся! Чего там!
Бог вспомнил про нас, бедняков.
Была тут на днях живоглотам
Ревизия их сундуков».
Короче говоря, грабь награбленное! Очень доходчиво для самых широких народных масс! Показательно, что в нищей и разоренной России за три года Гражданской войны было напечатано сорок пять книжек Демьяна Бедного, их многомиллионный тираж превышал общий тираж изданий других наших писателей за то же время.
Вполне возможно, что Сталин готовил нас уже не к тому, чтобы мы грабили Главную Улицу, а к тому, чтобы мы захватили весь мир…


Tags: Папины мемуары
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Студенты МГУ — ректору

    Студенты Московского университета решили действовать сами. Студенческий совет МГУ передал ректору Виктору Садовничему письмо, в котором попросил от…

  • Лингвистическое

    Вот в этом месте слегка подзависла. Я ведь не ошибаюсь, это же изящная интерпретация известного выражения "бабы новых нарожают"? Смело. Откровенно.…

  • Мышь

    Калебастра Пятнистая окончательно уматерила моего младшего ребёнка, то есть стала ему настоящей матерью. Она совершенно справедливо считает, что…

  • Когда муж с женой на волне одной

    Вот славно, а? Такую гармонию не срежиссируешь. Тут режиссёр сама жизнь. Охлобыстин и Охлобыстина. Галкин и Галкина. Чудесные и задорные.…

  • Нетаниягу: "В самом разгаре война..."

    "Были ли ошибки? Несомненно. Наше решение открыть банкетные залы было слишком поспешным. А может быть, и решение возобновить работу учебных…

  • А ты такой холодный...

    Смех да и только. Сегодня в салоне красоты видела такую крупную тетю, уже и коней давно всех тормознувшую и в избе изрядно подкоптившуюся. Кровь с…

  • Ковид-19 чёрными штрихами

    Руслан Меллин — врач в красной зоне. В свободное время он рисует то, что видел на дежурстве, это помогает ему. Он считает, что уже идёт вторая…

  • Натаскивание на ЕГЭ =неуспешные студенты

    Доктор философских наук, заслуженный деятель науки РФ, вице-президент Российского общества социологов Гарольд Зборовский в интервью изданию Znak:…

  • Англия. Медицина

    "В больнице она немного пришла в себя, но потом от напряжения при падении у нее произошла серия мельчайших инсультов. Врачи сказали мне, что когда у…

promo nikolaeva may 1, 2019 00:41
Buy for 250 tokens
До 500 000 показов вашего контента всем заинтересованным в рекламе могу обеспечить на своём канале в Яндекс.Дзене. nikolaeva.lj@yandex.ru
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments