Николаева Анастасия Владимировна (nikolaeva) wrote,
Николаева Анастасия Владимировна
nikolaeva

Categories:

Не имей сто рублей, а женись, как Аджубей...

В отличие от затворника Сталина Хрущев без конца метался по стране и всему миру, каждый его шаг и чих находил детальное отражение в «Правде» и других средствах массовой информации.

Выступления Хрущева и сообщения о его делах и бесконечных перемещениях стали главным газетным жанром. Такое не могло претить только человеку с очень толстой кожей. Он отнюдь не отличался фотогеничностью, но его снимки не сходили с газетных и журнальных страниц. Все чаще и чаще он удостаивался высших правительственных наград, и каждое такое событие вызывало новый взрыв пропагандистских восторгов.

В таком общественном климате «Правда» и вся пресса засыхали прямо на корню, газетная публицистика заменялась однообразным барабанным боем, и это касалось уже не только материалов лично о Хрущеве. «Правда» все больше утрачивала свой, если так можно выразиться, газетный вид. Одна за другой в ее номерах шли так называемые тематические полосы, в которых не содержалось никакой информации, а демагогии было на сто один процент. Вот типичные «шапки» (заголовки) таких полос: «Торжество гения советского человека», «Слава Родине, партии слава!», «Семилетку за пять лет!» (при Хрущеве перешли от пятилеток к планированию на семь лет). Газета вырождалась в какой-то лубок, агитационный листок для не очень развитых людей.

Мало этого! Пошли один за другим целые тематические номера (не только тематические полосы): «Коммунизм утверждает на земле свободу» (одна эта тема на весь номер от начала до конца), «Коммунизм утверждает на земле братство», «Коммунизм утверждает на земле равенство»… и т. п. А задолго до 60-летия «Правды», в 1962 году, пошли тематические полосы к этой дате, а сам юбилей превратили в «великий всенародный праздник ленинской «Правды».

Подлинной трагедией наших газет, «Правды», в первую очередь, было то, что они сами лишили себя своей главной функции – перестали быть источником информации, газетные жанры оказались как бы отменены.

Другим лейтмотивом газеты, вслед за прославлением Хрущева, было (как и прежде) прославление и возвеличивание партии большевиков, уже давно провозгласившей себя умом, честью и совестью нашей эпохи. Пожалуй, ничто другое не говорило столь красноречиво о ее диком убожестве, как такое неудержимое самовосхваление.

Оно было особенно безобразным на фоне всего того, что творилось в стране. Например, и тогда, и тем более сегодня, в 21-ом веке, мало кто знал о кровавой трагедии в Новочеркасске, разыгравшейся при Хрущеве. Там доведенные до отчаяния тяготами повседневной жизни горожане вышли на мирную демонстрацию протеста, а ее расстреляли войска, было много убитых и раненых, потом был суд, по приговору которого расстреляли так называемых зачинщиков беспорядков.

Точно так же строго-настрого замалчивались и другие подобные события, омрачавшие хрущевский политический балаган.
Мало кто знает сегодня и о том, что при Хрущеве функционировало одно периодическое издание (газета «Известия»), которое все же было похоже на нормальный печатный орган, даже отличалось некоторой свободой слова, хотя о таких событиях, как трагедия в Новочеркасске, тоже умалчивало.

Удивительный факт существования такого издания был самым тесным образом увязан с жалкой судьбой «Правды». При Сатюкове в роли главного редактора она создавала нужный фон для газеты «Известия», которую при Хрущеве возглавил его зять Алексей Аджубей. Как же артистически оттенял его Сатюков своей серой газетой, своим внешним видом и образом жизни! Ему это давалось, по-моему, легко, настолько это были разные люди, хотя их часто можно было видеть вместе. Они обычно вместе выезжали за границу, брали интервью у местных лидеров, обязательно вдвоем сопровождали там Хрущева. Видимость дружеских отношений создавали и возглавлявшиеся ими редакционные коллективы, что выражалось в совместных праздничных встречах.

Помню, как, например, в 1960 году правдисты и известинцы вместе встречали очередную годовщину Октябрьской революции в Центральном доме работников искусств. Вечер завершился банкетом и танцами. Разгулялись до того, что Аджубей пробил ногой самый большой барабан в оркестре.

В течение нескольких лет Аджубей являлся по своей известности вторым человеком после Хрущева. Он был, как и его тесть, тоже весьма колоритной фигурой, с годами даже стал походить на него, правда, все же отличался от него образованностью. Он делал газету, ориентируясь только на своего тестя, а тот, как известно, был человеком непредсказуемым, с большой амплитудой эмоциональных и политических колебаний. Аджубей имел возможность постоянно получать из первых рук нужные и часто меняющиеся установки. Он был достаточно умен и ловок, чтобы максимально использовать свое уникальное положение зятя Хрущева на посту главного редактора «Известий».
Взлет Аджубея оказался стремительным и, можно сказать, целеустремленным.

На факультете журналистики в Московском университете он устроился в ту же группу, в которой занималась дочь Хрущева Рада. Она была порядочной, умной и скромной девушкой, но женскими прелестями не блистала. Аджубей тут же развелся со своей женой-красавицей и женился на Раде. Потом стало ясно, что журналистика была для него только первым этапом в задуманной им карьере, он мечтал о многом, но неожиданный конец Хрущева сломал и его жизнь.

После окончания университета он быстро-быстро пошл в гору, прошел в газете «Комсомольская правда» путь от литературного сотрудника до главного редактора, а потом перебрался в кресло главного редактора «Известий». Тогда и родилась в недрах редакции «Комсомольской правды» поговорка: «Не имей сто рублей, а женись, как Аджубей».

Объективно его работа в нашей журналистике пошла ей на пользу, поскольку человек он был способный и с организаторской жилкой. Писал же сам весьма средне, его публицистика страдала сахаринной сентиментальностью и казенной нравоучительностью. Я не раз сталкивался с ним, когда мы оба работали в молодежной печати, и потом, когда я был уже в «Правде», а он – в «Известиях». Могу свидетельствовать, что ему импонировало сопоставление двух газет, «Правды» и «Известий», и их главных редакторов. К сожалению, это была не единственная человеческая слабость зятя Хрущева: он, увы, сильно пил и был каким-то патологическим бабником. При таком образе жизни он был постоянно окружен, не совсем приятной, на мой взгляд, компанией.

В 1988 году Аджубей опубликовал свои воспоминания, в которых он, естественно, никак не критикует своего тестя, но даже при всем его благожелательном отношении к Хрущеву не может не припомнить, какая странная атмосфера окружала тогдашнего всесильного вождя. Так, он пишет:
«… На даче собрались гости. Нельзя было не заметить, насколько хозяин отличался от них. Обветренный, загорелый, с седеньким венчиком волос по кругу мощного черепа, Хрущев походил на приезжего родственника, нарушившего чинный порядок застолья. В тот вечер он был в ударе, сыпал пословицами, поговорками, каламбурами, украинскими побасенками. Он чувствовал, конечно, что его простоватость коробит кое-кого из гостей, но это его нисколько не смущало. Цепкие глаза бегали по лицам собравшихся и, казалось, в них, как в маленьких зеркальцах, отражалось всё, что владело его вниманием. Без пиджака, в украинской рубахе со складками на рукавах (у него были короткие руки, как он говорил, специально для слесарной работы), Хрущев предлагал и другим снять пиджаки, но никто не захотел.
Гости сидели со снисходительными минами на лицах, не очень-то скрывая желание отправиться по домам, но встать из-за стола не решались. Было видно, что они принимают Хрущева неоднозначно, что вынуждены мириться с тем, что он попал в их круг, а не остался там, на Украине, где ему самому, по-видимому, жить и работать было легче и сподручнее. Эта несовместимость Никиты Сергеевича с гостями вызывала неловкость и даже тревогу. Нина Петровна (жена Хрущева – В.Н.) сказала: «Давай отпустим гостей».
Как известно, Чехов перед смертью попросил шампанского. По свидетельству личного повара Хрущева, тот потребовал перед смертью пива и соленый огурец.

Tags: Папины мемуары
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Как бомж Федя кредит в Сбербанке получал

    Федя, привольно бомжующий на комфортных улицах Москвы, в декабре, в преддверии нового 2020 года, крепко так запил. Практически до синих чертей.…

  • Ее он не любил, но... появлялись дети

    Я пишу этот текст не для того, чтобы, презрительно прищурясь, пристально посмотреть на человека, который, сказав тысячи слов о благе многодетности и…

  • Что-то здесь не так...

    Пособие по русскому языку. Напечатало его уважаемое издательство "Просвещение". Пособие рекомендовано ученикам старших классов. В нем разбираются…

  • Встреча с умершей дочкой

    Я не знаю, что сказать об этом. Но не могу одна обдумывать то, что произошло: у нас скоро появится шанс встретиться с теми, кто... уже умер. Здесь…

  • Да, котята, полная ...

    Девушку госпитализировали с подозрением на коронавирус. Недавно она была в Китае. Ну, бывает. А теперь смотрите, что с ней делают наши медики, и…

  • Госуслуги — нам не слуги

    Два подряд обращения на этот благословенный сайт убедили меня в его откровенной зловредности. Ну, может, это мне так не повезло, а к вам Госуслуги…

  • Эксперименты над детьми в СССР

    Прислали вот это видео, сопроводив его всякими "да, советские люди умели жертвовать собой", "пионеры готовы были отдать все", "учителя тогда…

  • Ухань. Репортаж из больницы

    Спорим, что каждый из нас хоть раз, но уже поучаствовал в обсуждении горячей темы коронавируса? Я всегда предпочитаю информацию непосредственно с…

  • Комиссия по этике: расстрелять!

    Все чаще слышу странноватое словосочетание "комиссия по этике". Слово "этика" хорошее, "Комиссия" — похуже. А все вместе теперь является неким…

promo nikolaeva may 1, 00:41
Buy for 250 tokens
До 500 000 показов вашего контента всем заинтересованным в рекламе могу обеспечить на своём канале в Яндекс.Дзене. nikolaeva.lj@yandex.ru
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments