Николаева Анастасия Владимировна (nikolaeva) wrote,
Николаева Анастасия Владимировна
nikolaeva

Categories:

Тайны придворной летописи



Журнал "Огонёк", созданный в 1923 году, был без малого 70 лет ведущим советским еженедельником, но уникальность его была не в этом, а в том, что он всегда являлся придворным журналом, так уж сложилась его судьба с самого начала. По аналогии можно вспомнить Большой театр, который тоже был придворным, начиная с идеологического и даже художественного руководства со стороны Сталина и Политбюро ЦК партии и кончая личными связями Сталина и его соратников с деятелями театра (не говоря уже о том, что актрисы зачастую вынуждены были оказывать им специфического рода услуги).
В 1924 году основатель и первый главный редактор «Огонька», известный в то время журналист М.Кольцов, в беседе со Сталиным весьма подобострастно заявил: «Товарищ Сталин, «Огонёк» - журнал массовый, для широкой аудитории, и мы считаем, что в наши задачи входит рассказывать народу о его вождях, об их деятельности, работе, деталях их жизни и биографии. Мы поместили подборки фотоснимков «День Калинина», «День Рыкова», «День Троцкого» и другие».
Кольцов пустился в эти объяснения потому, что Сталин выразил ему свое неудовольствие: «Скоро вы будете печатать, по каким клозетам ходит товарищ Троцкий».




Кольцов поспешил его успокоить:
«А не так давно. Мы напечатали фотографию окна, через которое бежал товарищ Сталин в Батуми в 1902 году, когда полиция нагрянула в подпольную типографию, им организованную».

Кольцов вспоминал, что при этих его словах «Сталин, как-то прищурившись, недоверчиво на меня посмотрел». Под таким бдительным надзором лично товарища Сталина «Огонёк» четко лег на курс придворного журнала и следовал ему даже в постсоветской России. Взгляд на журнал под таким углом зрения кое-чем дополняет историю страны и кое в чем по-новому раскрывает жизнь и деятельность ее лидеров.


Связь наших вождей и их ближайших сподвижников, членов Политбюро, с «Огоньком» всегда была самая тесная. Они любили появляться на его страницах, ревниво следили за своими фотографиями в нем и за упоминаниями о них в тексте. Сталин на своей даче крепил кнопками к стенкам вырезки из журнала (фотографии и репродукции картин), до конца жизни был постоянным и внимательным его читателем. Очевидцы его смертного часа вспоминали, что он буквально перед последним вздохом пытался своей непослушной рукой показать на огоньковскую фотографию, висевшую над его диваном. На ней молодая доярка поила из соски теленка. Может быть, вождь хотел сравнить с ним свое беспомощное положение?
Хрущев по количеству своих фотографий в «Огоньке», пожалуй, превзошел даже Сталина.




Его главный временщик и помощник Лебедев был страстным фотографом (кстати, на вполне профессиональном уровне), он активно использовал фото-лабораторию журнала и печатался на его страницах, создавая, можно сказать, фото-летопись своего шефа. Сам Хрущев всерьез увлекся фотографией, уже будучи в отставке, даже консультировался с нами по поводу этого своего увлечения. Похоже было, что Лебедев успел хорошо натаскать его в этом деле: фотографии у бывшего вождя получались очень неплохими, все больше подмосковные пейзажи.

Была еще такая строго официальная традиция: публиковать цветные портреты членов Политбюро во всю журнальную страницу в дни их круглых юбилеев, чему сами юбиляры уделяли весьма большое внимание и относились к этому делу очень заинтересованно и ответственно. Вообще страсть партийных и государственных руководителей позировать перед объективом сблизила журнал со многими из них. Они обычно приглашали наших лучших фотомастеров на свои памятные семейные события (не говоря уже об официальных): дни рождения, свадьбы, похороны и т. п. И как ни приказывали охранники из КГБ моим коллегам-огоньковцам помалкивать об этих съемках, они все равно рассказывали о них и показывали порой удивительные снимки. Особенно много таких устных воспоминаний и документальных фотографий оставила после себя эпоха Хрущева-Брежнева. Последний тоже, разумеется, уважал журнал, был всегда близок к нему. Я сам видел, как он во время зарубежных поездок требовал себе в первую очередь «Правду» и «Огонёк». А уж его собственных фотографий в журнале было видимо-невидимо! В этом он всех переплюнул, ведь правил нами 18 лет!

Много внимания уделял журналу и Горбачев, чей главный идеолог Яковлев называл «Огонёк» своим полигоном, его вполне можно было считать шефом-редактором журнала в те годы, он и посадил Коротича в кресло главного редактора. К этой теме мы еще вернемся. При Ельцине традиционная связь журнала с высшей властью дошла до своей кульминации: наш сотрудник, заведующий отделом писем В.Юмашев, написал за Ельцина три книги его воспоминаний, стал его лучшим другом и главой президентской администрации. На пару с дочерью Ельцина Татьяной он возвысился над совсем уже одряхлевшим главой государства, а затем, в 2001 году, женился на Татьяне. Большая любовь? Или деньги к деньгам? К тому времени вошедшие уже в зрелый возраст молодожены баснословно разбогатели, а огромные состояния имеют свойство притягиваться друг к другу.

В уникальности «Огонька» была еще и вторая определяющая его грань. По неписанной традиции в нем считали возможным одновременно публиковаться все наши ведущие прозаики и поэты, начиная с самого правого фланга и кончая самым левым. Например, авторы таких непримиримых журналов, какими были «Новый мир» и «Молодая гвардия». Другого такого издания, кроме «Огонька», где они встречались бы в одном и том же номере, под одной и той же обложкой, у нас в стране не было. Этот примечательный факт позволил мне в течение тридцати лет иметь дело с самыми разными писателями, авторами журнала, что помогло всесторонне изучить нашу литературную жизнь.

Говоря о литературе в «Огоньке», можно снова вспомнить Большой театр. Несмотря на свой придворный статус, журнал в советские годы тоже сделал немало для русской культуры, особенно во время перестройки (1986-1991гг.), этот период оказался лучшим в его истории. Но и в эти годы он продолжал оставаться все тем же придворным изданием, поскольку реформы проводились сверху. Будучи полностью печатным органом Яковлева, журнал считался лидером перестройки и пользовался огромной популярностью не только в стране, но и во всем мире. Это было светлое время надежды на скорое выздоровление нашего общества. «Огонёк» немало сделал для создания и поддержания этой мечты. В этом его заслуга и вина одновременно.








Tags: Папины мемуары
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Не сдаёмся

    На Филиппинах президент Родриго Дутерте приказал полиции открывать огонь на поражение по тем, кто выходит из дома без специального разрешения. В…

  • Это бомбически прекрасно!

    Карантин развивает креатив до космических высот. 😀

  • Моя однокурсница Ариша пишет из Америки

    Как же все противоречиво! Фото 24 февраля - я накануне приземлилась в Калифорнии и пошла на пляж в Санта Монику, где прожила 15 лет из 20-ти в…

promo nikolaeva may 1, 00:41
Buy for 250 tokens
До 500 000 показов вашего контента всем заинтересованным в рекламе могу обеспечить на своём канале в Яндекс.Дзене. nikolaeva.lj@yandex.ru
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments