Николаева Анастасия Владимировна (nikolaeva) wrote,
Николаева Анастасия Владимировна
nikolaeva

Categories:

Хрущев:" Мой зять - шпион!"

Восстанавливая правду о нашем прошлом, мы в каждом номере журнала старались вносить в эту картину все новые и новые удивительные краски. Так, мы не раз возвращались к сложной и трагической судьбе Бухарина и при этом не забыли о главном его увлечении – живописи.

Он любил проводить свой досуг у мольберта, ездил с ним даже в служебные командировки. Когда я узнал, что у его вдовы и дочери сохранились его картины, то сразу устремился к ним. Меня приняла его дочь, Светлана Николаевна Гурвич, и показала несколько пейзажей, написанных маслом на хорошем профессиональном уровне. В то время Бухарин не был официально реабилитирован, о нем еще не писали в прессе, а мы не только первыми написали о нем, но и поместили на цветной вкладке его картины. Это стало очень громкой сенсацией на весь мир! С этого и началась его реабилитация.


Слева направо: И.В. Сталин, А. И. Рыков, Г.Е. Зиновьев, Н.И. Бухарин.

Широкий тематический размах в освещении нашего прошлого приводил в журнал самых неожиданных авторов. Так, по старой памяти появился у меня бывший первый секретарь ЦК ВЛКСМ и бывший шеф КГБ В.Семичастный.


В.Семичастный - секретарь ЦК ЛКСМ Украины на вручении ордена Красного Знамени комсомольской организации Одессы

С ним удалось сделать и напечатать в журнале его любопытные воспоминания. Следом за ним пришел ко мне А.Шелепин, у которого Семичастный в свое время был вторым секретарем ЦК ВЛКСМ (выше я уже упоминал эту пару). Шелепин предложил мне свои мемуары (в прошлом комсомольского лидера, главы КГБ и секретаря ЦК КПСС!).


Вспомнили мы с ним старые времена, потом он попросил меня посмотреть мемуары в его присутствии, он привез страниц триста. Я посмотрел их, как говорится, по диагонали и сказал, что мы их берем, но надо будет над ними в редакции немного поработать. Выпирал из текста язык докладных записок, было много упоминаний о вещах общеизвестных, но фактура была. Вот один только пример.
Когда Шелепин возглавлял КГБ, его как-то срочно потребовал к себе Хрущев. Как только он прибыл к нему, тот буквально набросился на него: «Ты знаешь, что мой зять (уже упоминавшийся выше журналист А.Аджубей – В.Н.) шпион?!» Шелепин сказал, что в его ведомстве таких сведений нет. «А вот у меня есть!» - заявил Хрущев. Договорились, что Шелепин в этом разберется. Похоже было, что Хрущев так и не отошел еще душой от недавних страшных сталинских затей. Но и через некоторое время Шелепин не смог сообщить перепуганному тестю ничего нового о его зяте, большому любителю вина и женщин, но никак не шпиону.


Аджубей-зять-шпион крайний справа

К сожалению, воспоминания Шелепина в журнале не появились. Я уже поручил хорошему обработчику таких важных мемуаров заняться подготовкой этого материала для журнала, но вскоре мне позвонил Шелепин и отозвал свою рукопись. «Скажу вам честно,- объяснил он,- я посоветовался с одним членом Политбюро, и он не рекомендовал мне публиковать мемуары». На этом все и кончилось.

Но тут же, как бы взамен несостоявшимся воспоминаниям Шелепина, принес в журнал свои мемуары Н.Егорычев, бывший глава московской партийной организации. В свое время он был не просто известен, но и популярен. Поэтому, думаю, его стремительный подъем к вершинам партийной власти быстро оборвался, он оказался своего рода белой вороной среди кремлевских ястребов. Его очень любопытные воспоминания дают представление о закулисной жизни вождей, скрытой от народа, об интригах в партийном аппарате, бесконечной борьбе за власть, обладание которой становится целью существования. Между прочим, он заявил: «Путь к звездам Брежнева открыл своим примером Хрущев. Ведь у него их было четыре. Леонид Ильич довел их до пяти».
Возвратить нашему народу историческую память помогло много интересных публикаций журнала, каждая из них являлась откровением для миллионов читателей «Огонька». К таким выступлениям относится книга Б.Баженова, личного секретаря Сталина в 20-е годы, ему удалось вовремя убежать за границу и там издать свои воспоминания «Кремль, 20-е годы». Читая их, мы видим, как Сталин сколачивал свой собственный кремлевский двор, вернее, организованную политическую шайку, как уже тогда все партийные интриги вертелись вокруг борьбы за власть. Большое впечатление производят созданные автором портреты Сталина, Кагановича, Мехлиса и других ближайших соратников вождя.
К такого же рода публикациям относится книга А.Орлова «Тайная история сталинских преступлений». Автор был одним из главных наших разведчиков и в конце 30-х годов, спасаясь от сталинского террора, бежал на Запад. Он рассказывает о том, как Сталин не останавливался ни перед какими преступлениями не только в нашей стране, но и за рубежом. Эту же тему продолжила опубликованная в журнале документальная повесть Ю.Папорова. Он в 50-е годы работал в нашем посольстве в Мексике культурным атташе и встречался с лицами, причастными к жизни Троцкого в этой стране (многие из них принадлежали к культурной элите). Папоров подробно рассказывает о том, как по приказу Сталина был убит Троцкий.
Несколько раз мы возвращались к воспоминаниям А.Авторханова, бывшего партийного работника, убежавшего на Запад. Думаю, он является одним из лучших советологов, за границей он издал несколько книг о советском периоде истории нашей страны. В частности, мы опубликовали его работу «25-й съезд – съезд Брежнева», в ней он пишет, что это «был съезд советской элиты – этого привилегированного «нового класса». До этого такие идеи еще никогда не озвучивались для нашего общества. Мы также опубликовали другие труды Авторханова: «Брежнев – опыт политической характеристики» и «Суслов – гроссмейстер партийной идеологии».
Печатали мы в журнале и работы зарубежных советологов, у нас не раз выступал известный американский ученый С.Коэн, он же позволил нам опубликовать в «Огоньке» неизвестные у нас записки Л.Каменева, хранящиеся в американском архиве. В них рассказывается о борьбе за власть после смерти Ленина, о Сталине – самом коварном мастере политической интриги. В числе многих других иностранных авторов мы опубликовали в журнале очень любопытные воспоминания бывшего президента Франции Жискара Д/Эстена. Вот только одна цитата из них, он пишет о встрече с Брежневым в 1979 году, они вместе едут из московского аэропорта в Кремль, Брежнев обращается к нему:
«-Должен признаться вам, я очень серьезно болен… Меня облучают. Вы понимаете, что я хочу сказать. Порой это настолько изнурительно, что я вынужден прерывать лечение. Врачи утверждают, что есть надежда. Это здесь, в спине.


Он тяжело поворачивается.
-Они рассчитывают меня вылечить или по крайней мере стабилизировать болезнь…»

О многом говорит эта житейская деталь. Тяжело больной и уставший человек управляет великой державой! Так надо, это выгодно его прихлебателям. Такие бытовые детали порой важнее политических свидетельств, без таких подробностей история мертва, но о них-то люди меньше всего знают. И меня, признаться, удивило это откровение французского президента, ведь в качестве корреспондента «Огонька» я сопровождал Брежнева в зарубежных поездках, знал его окружение и немало из того, что огласке не подлежало, но вот о том, что его облучали, не знал. Просто видел, как он слабел и дряхлел.

Исторической бытовой хроникой явились опубликованные журналом очень занимательные воспоминания московского музыканта Ю.Елагина о соприкосновениях в 30-е годы высшей партийной элиты с московским музыкальным и литературным миром. Ему удалось уехать на Запад, и там он написал книгу «Укрощение искусств», из которой мы, в частности, узнаём, насколько низменны были вкусы и услады наших вождей. Кстати, в этих воспоминаниях приводится цитата из Платона: «Но один закон наши правители должны соблюдать строго, никогда не упускать его из внимания и следить за ним с большей тщательностью, чем за всеми другими. Мы должны держать новые виды музыки в отдалении от нас, как опасность для общества. Потому что формы и ритмы музыки никогда не меняются, не производя изменений в важнейших формах и направлениях». Удивительно верное наблюдение древнего мудреца!

Гармоничным сплавом житейских и политических воспоминаний стали опубликованные нами мемуары Хрущева. И в этом случае мы были, как обычно, первыми среди всех других советских изданий. Как и многие другие наши публикации такого рода, эти воспоминания носили сенсационный характер и привлекли к себе всеобщее внимание. Причем, нам самим не надо было заботиться о рекламе, за нас это делали наши власти. В данном случае история была такова. Мемуары Хрущева в американском издании составили два больших тома. Такой труд малограмотный Никита Сергеевич никогда бы не осилил, если бы на помощь не пришла современная техника. Сидя на пенсии, он наговорил свои воспоминания на пленку и в таком виде они оказались на Западе. Сразу после выхода этих мемуаров в Америке их у нас объявили фальшивкой. И в результате – сами себя опозорили. Мы на это большие мастера! Даже вынудили Хрущева заявить в газете «Правда», что он не писал этих мемуаров. Тут он соврал, можно сказать, наполовину: он действительно их не писал, а наговорил на пленку. Вслед за этой публикацией мы напечатали в журнале воспоминания сына Хрущева, Сергея, о том, как на само деле создавались мемуары Никиты Сергеевича.

К опубликованным в журнале многочисленным мемуарам и интервью о нашем прошлом (которое десятилетиями скрывалось от народа как самая страшная государственная тайна!) примыкают по своей значимости и чисто документальные материалы, их мы тоже немало напечатали в журнале. Например, судебные стенограммы. Их, конечно, надо было с большими трудностями разыскивать, но игра стоила свеч. Уж больно ярко в таких публикациях освещалось наше недавнее и постыдное прошлое, в том числе судьи и свидетели обвинения, паноптикум, какого не придумал бы и Кафка! Так, мы опубликовали стенограммы суда над И.Бродским, будущим Нобелевским лауреатом, над писателями А.Синявским и Ю.Даниелем. Так же подробно рассказали мы и о том, как преследовали и судили двух гениев нашей науки, Н.Вавилова и А.Чаянова. Мы также поведали о трагедии великого русского ученого и конструктора Л.Рамзина, который под давлением властей согласился участвовать в процессе над «врагами народа» из рядов инженерно-технической интеллигенции. Кстати, второго Рамзина карательные органы пытались сделать из нашего великого ученого-аграрника А.Чаянова. но с ним у них это не получилось, он погиб в застенках.

Не забыли мы рассказать своим читателям и о том, как на самом деле создавались широко известные мемуары Жукова. Дело в том, что к моменту их написания уже существовала официальная точка зрения на историю Великой Отечественной войны, выработанная ЦК партии совместно с руководством Министерства обороны, причем, в основном она исходила из установок, созданных в ходе войны и в первые послевоенные годы еще при Сталине и, разумеется, при его непосредственных и непререкаемых указаниях. То есть мы не имели достоверной и полноценной истории самой кровавой войны из всех, пережитых человечеством. В рукописи мемуаров Жукова многое расходилось с официальной точкой зрения, поэтому их текст перед публикацией рассматривался в ЦК партии буквально под лупой и беспощадно правился. Мы опубликовали в нескольких номерах журнала воспоминания редактора маршальских мемуаров А.Миркиной, близкого к Жукову человека, которому он полностью доверял. Она подробно рассказала о том, как трудно приходилось Жукову, как многое редактировалось в ЦК и сокращалось. Так что мы, к сожалению, имеем все же не тот текст, который маршал хотел бы оставить потомкам. Как уже указывалось выше, история Великой Отечественной войны и в 21-ом веке больше всего нуждается в знающих и добросовестных авторах.


Tags: Папины мемуары
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Студенты МГУ — ректору

    Студенты Московского университета решили действовать сами. Студенческий совет МГУ передал ректору Виктору Садовничему письмо, в котором попросил от…

  • Лингвистическое

    Вот в этом месте слегка подзависла. Я ведь не ошибаюсь, это же изящная интерпретация известного выражения "бабы новых нарожают"? Смело. Откровенно.…

  • Грустно

    Всем привет! Я не пропала. Просто то, что сейчас происходит, трудно укладывать в буквы. Все сейчас трудно. На работу хожу как на войну: студенты…

  • Мышь

    Калебастра Пятнистая окончательно уматерила моего младшего ребёнка, то есть стала ему настоящей матерью. Она совершенно справедливо считает, что…

  • Когда муж с женой на волне одной

    Вот славно, а? Такую гармонию не срежиссируешь. Тут режиссёр сама жизнь. Охлобыстин и Охлобыстина. Галкин и Галкина. Чудесные и задорные.…

  • Нетаниягу: "В самом разгаре война..."

    "Были ли ошибки? Несомненно. Наше решение открыть банкетные залы было слишком поспешным. А может быть, и решение возобновить работу учебных…

  • А ты такой холодный...

    Смех да и только. Сегодня в салоне красоты видела такую крупную тетю, уже и коней давно всех тормознувшую и в избе изрядно подкоптившуюся. Кровь с…

  • Ковид-19 чёрными штрихами

    Руслан Меллин — врач в красной зоне. В свободное время он рисует то, что видел на дежурстве, это помогает ему. Он считает, что уже идёт вторая…

  • Натаскивание на ЕГЭ =неуспешные студенты

    Доктор философских наук, заслуженный деятель науки РФ, вице-президент Российского общества социологов Гарольд Зборовский в интервью изданию Znak:…

promo nikolaeva may 1, 2019 00:41
Buy for 250 tokens
До 500 000 показов вашего контента всем заинтересованным в рекламе могу обеспечить на своём канале в Яндекс.Дзене. nikolaeva.lj@yandex.ru
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments