Николаева Анастасия Владимировна (nikolaeva) wrote,
Николаева Анастасия Владимировна
nikolaeva

Categories:

Переворот в редакции


Судьба решила так, что вызванных заговорщиками потрясений в стране нам, огоньковцам, мало: параллельно большому путчу развернулся наш собственный путч в самой редакции. Суть его не будет ясна, если мы не предварим рассказ о нем небольшим вступлением. Для этого придется вернуться назад, в год 1987-ой. Тогда у нас в редакции появился в качестве первого заместителя главного редактора Лев Гущин.

До этого ни Коротич, ни я его не знали. Он был бывшим комсомольским функционером, секретарем одного из московских райкомов комсомола, потом работал в «Московском комсомольце» и в «Комсомольской правде». Он оказался типичным для советской прессы журналистом-начальником. За все четыре года работы с ним в «Огоньке» я ничего им самим написанного не читал, зато он очень любил командовать и «работать с кадрами».

Ясно было с самого начала, что высокопоставленные старорежимные интриганы из ЦК партии подсадили его под Коротича, они, разумеется, не были в восторге ни от Коротича, ни тем более от Яковлева, им было так спокойнее: иметь своего человека в такой беспокойной редакции, как наша.

Коротич жаловался мне, что в ЦК на него очень надавили, настоятельно проталкивая Гущина.

Практически Гущин, ставший первым заместителем главного, «надо мной не сел», Коротич так поделил обязанности между своими заместителями: мне – литература, искусство, международная тематика, спорт, Гущину – внутренние темы, кадры, хозяйственные вопросы. Меня такой расклад вполне устраивал. Гущин поспешил заявить мне и Коротичу, что в литературе он ничего не понимает, зато в отведенных ему сферах развернулся как надо.

Будучи опытным аппаратным интриганом, Гущин постепенно, не сразу, привел в редакцию немало своих, лично ему преданных людей, при этом журнал пришлось покинуть (штаты ведь не резиновые!) нескольким сильным журналистам. В таких случаях говорят: не сработались. Но главным занятием Гущина стала бурная коммерческая деятельность, которая вошла в нашу жизнь вместе с перестройкой. Правой рукой Гущина в этом деле стал пришедший вслед за ним из «Комсомольской правды» его друг Валентин Юмашев, ставший у нас в редакции заведующим отделом писем.

Развернувшаяся под крышей редакции коммерческая деятельность под их руководством приобрела большой размах. При журнале образовались такие дочерние организации, как «Огонёк» - видео», фонд «Анти - СПИД», книжное издательство «Вариант» (оно расположилось почему-то в Одессе). Вот как В.Глотов, ответственный секретарь редакции, пишет о той поре в своих воспоминаниях:
«Коммерциализация жизни захватила нас, но при этом стал очевиден разрыв между возможностями коллектива и тем, что он реально получал. Дочерние предприятия «Огонька» откровенно грабили редакцию, занимались своим делом, явно эксплуатируя наш имидж. Коротич трусил. Перспектива быть уличенным в злоупотреблениях реально нависла над ним. Но коммерческими подразделениями руководил Гущин… В кабинете Гущина теперь обосновался штаб этой окололитературной публики, и сам он был все время занят коммерческими проблемами, летал то и дело в Лондон, и на привычные наши дела отрывался нехотя, с гримасой усталости на лице. Коротич же и вовсе пропал, словно основное место его жительства находилось за границей, а к нам он приезжал в командировки».

Тут самое главное было в том, что, как справедливо отмечает Глотов, Гущин и компания «откровенно грабили редакцию». Именно в этом Совет трудового коллектива «Огонька» наконец обвинил Гущина и его подручного Юмашева и вызвал в редакцию для проверки аудиторов. Те обнаружили вопиющие финансовые нарушения и предложили Коротичу немедленно отстранить от работы Гущина и привлечь его к ответственности.

Коротич несколько раз один на один со мной обсуждал это дело. Ведь ему наверняка приходилось как главному редактору подписывать немало финансовых документов, подписывать зачастую в спешке, не вникая в них, полностью доверяясь своему официальному хозяйственнику Гущину. Коротич долго колебался и переживал по поводу всей этой ситуации и, наконец, твердо заявил мне, что на следующий день с утра вызывает Гущина к себе, разрывает с ним все деловые отношения и дает ход результатам аудиторской проверки. И действительно на следующий день он с утра пораньше позвонил мне домой (храбрости, наверное, набирался) и объявил: «Еду в редакцию для последнего разговора с Гущиным, все, надо кончать! Подъезжайте часа через два…»

Когда я приехал в редакцию, Гущин и Коротич все еще сидели за «закрытой дверью» кабинета главного редактора, сидели долго, часа три. Как у них сложился разговор, можно только догадываться, поскольку все осталось на своих местах: Гущин вернулся в свой кабинет, а Коротич в очередной раз укатил в Америку. После этих переговоров с Гущиным он фактически перестал заниматься журналом и начал подыскивать себе работу в США (к моему удивлению, меня он об этих своих планах предупредил перед отъездом в Америку). Убежден, что Гущину было чем запугать Коротича, ко всему прочему к тому времени наш покровитель Яковлев утратил свое влияние на Горбачева, который тоже сидел уже непрочно, а без Яковлева Коротич ничего не значил.

История с уголовщиной в «Огоньке» была замята, но о ней подробно рассказал популярный тогда журнал «Столица», на его восьми (!!!) страницах председатель Совета трудового коллектива журнала и член редколлегии В.Вигилянский поведал о том, что же на самом деле произошло в «Огоньке». Мало этого. Весь Совет трудового коллектива в полном составе (девять человек) покинул редакцию после того, как Коротич прикрыл расследование дела Гущина. Так начался закат перестроечного «Огонька».


Вот несколько цитат из журнала «Столица»:
«Одной тысячной из собранных Коротичем фактов было бы достаточно, чтобы указать Гущину на дверь. Коротич этого не сделал – тем самым превратив нас в соучастников своей трусости и беспринципности»,
«Гущин с ближайшим своим сподвижником Валентином Юмашевым вместо того чтобы как минимум хотя бы сделать вид, что они оскорблены и потребовать новой ревизии с послушным им составом комиссии, в открытую несколько дней праздновали победу – с шампанским, обильной закуской и цветами»,
«Коммерческие подразделения, руководимые Гущиным, сдавали нам липовые отчеты, однако внимательное прочтение их даже нам, несведущим, сразу открыло серьезные злоупотребления»,
«Пригласили независимую аудиторскую службу для ревизии «Огонька» - видео» (а таких подразделений в журнале было штук пять). Результаты были ошеломительны! Выяснилось, что эта фирма, учрежденная журналом, официально нигде не зарегистрирована, никому не платила налогов, продукцию свою под крышей «Огонька» продавала (в том числе и на Запад) незаконно, все отчисления редакции растрачивались Гущиным и Юмашевым так, как будто это были их личные деньги»,
«Поражало в «Огоньке» пренебрежительное отношение к талантам. Гущин перекрывал кислород тем, кто не превращался в его холуев, да и Коротич с невероятной легкостью расставался даже с ценимыми им незаурядными журналистами»,
«Гущин и его «команда»… Даже не хочется влезать в их шкуру, но методы их мне известны. Они ужасно самолюбивы и мстительны. Главное их оружие – демагогия и клевета».
Автор этого материала в «Столице», В.Вигилянский, был известным литературным критиком. Он и его жена, поэтесса Олеся Николаева, были глубоко религиозными людьми, и после всей этой истории Вигилянский стал священником, оставив блестящую литературную карьеру. Видимо, новое жулье перестроечного типа произвело на него слишком сильное впечатление. Вспоминаю, что в разговорах со мной он больше всего поражался их беспардонной безнравственностью: «Воровать у своих коллег!» - возмущался он.
В редакционном вступлении к этому материалу журнал «Столица» писал: «На наш взгляд, эта история, ее развитие и финал («клиническая смерть» лучшего политического еженедельника страны) – многозначительнее и шире кулуарных баталий. Выслушав одну сторону, мы, впрочем, готовы предоставить слово и другой стороне».
Но «другая сторона» на этот призыв не откликнулась. И даже не обратилась в суд за то, что ее публично обвинили в хищениях в особо крупных размерах.
Как же Гущин и компания смогли уйти от таких обвинений даже после публикации в «Столице?! Случай помог! Номер журнала с огромной статьей Вигилянского вышел в свет сразу после провала августовского путча 1991 года, то есть после полной победы Ельцина. Тогда обвинять Юмашева в такой уголовщине означало бросить тень на самого Ельцина, к тому времени Юмашев стал его официальным биографом, ближайшим соратником и другом. Конечно, Ельцин не мог не знать о скандале в «Огоньке» и роли в нем Гущина и Юмашева. Недаром журнал «Столица» вскоре был закрыт. А сегодня уже всем известно, сколько жулья слетелось к Ельцину за годы его правления.

Но вернемся к перевороту в редакции «Огонька». Надо же было случиться такому совпадению: пробыв два месяца в США, Коротич взял билет на Москву на 19 августа! Уже собрался поехать в аэропорт, когда узнал о путче в Москве. Сдал свой билет и вернулся к нам уже после путча. А вот Гущин поспешил его опередить со своим возвращением из Германии. Вскоре стало ясно, что он вернулся захватить место Коротича, пока тот застрял в Америке. По редакции журнала пополз слух: вот главный редактор бросил нас, испугался, нам такой главный не нужен. Это мнение нашло в редакции благодатную почву, поскольку, повторяю, Коротич все заметнее отходил от редакционных дел. Важно и то, что в редакции к тому времени было уже немало сотрудников, набранных лично Гущиным и Юмашевым, за последним стоял самый многочисленный у нас отдел писем (более тридцати человек).

Гущин позвонил Коротичу в Нью-Йорк и сообщил тому, что коллектив намерен просить его уйти в отставку. На это Коротич ответил, что он сам просит освободить его от обязанностей главного редактора в связи с тем, что будет преподавать в США. К тому времени гущинская команда уже обошла всех сотрудников с письмом, в котором требовалась отставка главного. Я его подписать отказался. Общее собрание редакционного коллектива «избрало» Гущина главным редактором вместо Коротича. Буквально в ту же минуту Гущин предложил мне уйти на пенсию, что я незамедлительно сделал. У меня было приглашение читать лекции в американском университете в штате Висконсин, туда я и направился. С тех пор с Коротичем и Гущиным ни разу не общался (это, значит, с 1991-го года!).

Здесь ссылка на интервью Вигилянского ( в настоящее время отец Владимир - настоятель домового храма Св. Татианы при МГУ), в котором речь идёт тоже об описанных моим отцом событиях.https://ria.ru/media_Russia/20131112/976087751.html



Tags: Папины мемуары
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Студенты МГУ — ректору

    Студенты Московского университета решили действовать сами. Студенческий совет МГУ передал ректору Виктору Садовничему письмо, в котором попросил от…

  • Лингвистическое

    Вот в этом месте слегка подзависла. Я ведь не ошибаюсь, это же изящная интерпретация известного выражения "бабы новых нарожают"? Смело. Откровенно.…

  • Грустно

    Всем привет! Я не пропала. Просто то, что сейчас происходит, трудно укладывать в буквы. Все сейчас трудно. На работу хожу как на войну: студенты…

  • Мышь

    Калебастра Пятнистая окончательно уматерила моего младшего ребёнка, то есть стала ему настоящей матерью. Она совершенно справедливо считает, что…

  • Когда муж с женой на волне одной

    Вот славно, а? Такую гармонию не срежиссируешь. Тут режиссёр сама жизнь. Охлобыстин и Охлобыстина. Галкин и Галкина. Чудесные и задорные.…

  • Нетаниягу: "В самом разгаре война..."

    "Были ли ошибки? Несомненно. Наше решение открыть банкетные залы было слишком поспешным. А может быть, и решение возобновить работу учебных…

  • А ты такой холодный...

    Смех да и только. Сегодня в салоне красоты видела такую крупную тетю, уже и коней давно всех тормознувшую и в избе изрядно подкоптившуюся. Кровь с…

  • Ковид-19 чёрными штрихами

    Руслан Меллин — врач в красной зоне. В свободное время он рисует то, что видел на дежурстве, это помогает ему. Он считает, что уже идёт вторая…

  • Натаскивание на ЕГЭ =неуспешные студенты

    Доктор философских наук, заслуженный деятель науки РФ, вице-президент Российского общества социологов Гарольд Зборовский в интервью изданию Znak:…

promo nikolaeva май 1, 2019 00:41
Buy for 250 tokens
До 500 000 показов вашего контента всем заинтересованным в рекламе могу обеспечить на своём канале в Яндекс.Дзене. nikolaeva.lj@yandex.ru
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments