Николаева Анастасия Владимировна (nikolaeva) wrote,
Николаева Анастасия Владимировна
nikolaeva

Categories:

СЕМНАДЦАТЬ ПИРАМИД ХЕОПСА

Кто не слышал о пирамиде Хеопса в Египте! Она, как известно, причислена к одному из семи чудес света. Высота ее около 150 метров, площадь основания - более пяти гектаров. На ее сооружение ушло почти три миллиона каменных многотонных блоков, вес самых крупных из них доходит до тридцати тонн.
Но только сложив семнадцать таких пирамид Хеопса, можно получить объем, равный высотной Асуанской плотине, построенной нами в прошлом веке при египетском президенте Насере.



Во что она нам обошлась, точно не скажет никто, сегодня - тем более. Да и как подсчитать, как учесть все, что пришлось там сделать?! Так, например, только одна подземная часть плотины (так называемая противофильтрационная завеса) ушла в землю на глубину в 170 метров ниже уровня дна Нила, чтобы не допустить просачивания воды могучей реки. Как подсчитать, во что обошлось нам подготовить на стройке около двадцати тысяч рабочих высокой квалификации и создать там учебный центр, пропускная способность которого была около четырех тысяч человек в год?!




Вторым Асуаном назвали египтяне Хелуанский металлургический завод, который с нашей помощью превратился в промышленного гиганта и стал, можно сказать, стальным сердцем современного Египта.




Наши специалисты на базе действовавшего завода построили металлургический комбинат, продукция которого возросла в пять раз по сравнению со старым производством. Теперь это крупнейший на Ближнем Востоке металлургический центр. Несколько десятков тысяч рабочих производят здесь сталь и чугун, полный цикл Хелуана включает в себя такие огромные производства, как рудная база с фабрикой дробления, известковый и доломитовый карьер, дробильно-промывочный завод, доменные печи и коксовые батареи, кислородно-конверторное производство, листопрокатный и другие цеха. И все это - плоды нашей помощи!

В первый же день моего пребывания на комбинате трижды раздавался сигнал воздушной тревоги, но здесь к этому уже привыкли. Война в этом регионе стала привычным делом. А раз так, значит, и нам пришлось ввязаться в эту войну так же плотно, как и в экономическую помощь Египту. Разница только в одном: о последней мы без устали шумели, а о военной -помалкивали.

На 150 километров протянулся фронт вдоль Суэцкого канала, параллельно ему тянется шоссейная дорога. Даже в условиях войны она очень красива, хотя и пустынна. Изредка промчится по ней на большой скорости машина. Местами между пальмами проглянет канал, промелькнут дозоры, укрывшиеся у обочины дороги. И редкие строения, давно разрушенные и покинутые своими обитателями. И трудно предположить, что в стороне от дороги, совсем рядом, притаилась крупная воинская часть со всем своим мощным современным хозяйством, до зубов вооруженная. Наша машина притормаживает и съезжает с шоссе. Останавливаемся, выходим на раскаленный песок. Небольшой холм удачно маскирует вход в просторный туннель. Пологий спуск. Проходит еще минута-другая, и мы оказываемся в настоящем подземном царстве, где правят бал военные. Огромное подземное сооружение напоминает наше метро, совпадение, конечно, не случайное.

Была весна 1970 года. К этому времени в Египте насчитывалось несколько тысяч наших военных специалистов, которых называли советниками, Это были старшие офицеры и при них в переводчиках тоже наши - лейтенанты и старшие лейтенанты. Их можно было тогда встретить на каждом шагу - и в этом подземелье, и на артиллерийских батареях, и на аэродромах, и в танковых частях, и на радиолокационных станциях. И везде - горы нашего оружия. Все это - тоже наш интернационализм, он наверняка обходится нам не дешевле той экономической помощи, на которую мы так щедры. Когда нет активных боевых действий, здесь все равно неспокойно, обе враждующие стороны патронов и снарядов не жалеют и чужих жизней не щадят. Один наш дипломат мрачно поделился со мной: «Каждый день гробы в Москву отправляем».

Да, война тут стала образом жизни. В этом убеждаешься, попав в Суэц. Такого я не встречал со времен Великой Отечественной войны. Похожие руины я видел только в Сталинграде, куда попал сразу после разгрома немцев. Никогда не думал, что придется еще раз увидеть такие бесконечные развалины. Это был город-красавец, ослепительно белый, вытянувшийся вдоль синего Суэцкого залива. От него остались мертвые остовы домов, развороченные внутренности квартир, лестничные пролеты - зловещие пропасти, бесформенные куски стен, висящие на арматуре. Многие строения снесены с лица земли до основания, до самого фундамента. Заваленные мусором и обломками улицы без транспорта и пешеходов. Тощие, неправдоподобно длинные кошки, бесшумно снующие по развалинам. Город разрушен бомбежками с воздуха и артиллерийскими снарядами, в нем не было уличных боев. Прокопченные от пожаров развалины. Опаленные огнем пальмы. И удивительно мирный библейский пейзаж за городом, у невысоких горных отрогов, спускающихся к воде. Мне попалось только одно уцелевшее в городе здание в самом его центре – гостиница «Бель эр». Ее старомодная архитектура, внутреннее помпезное убранство и само название переносят тебя в давно ушедшую колониальную эпоху. Огромные зеркала, обитые медью, громоздкая старинная мебель. Перед этим случайно уцелевшим великолепием с еще большей силой ощущаешь всю слепую беспощадность войны.

А семена этой войны мы тоже посеяли здесь (вместе с другими заинтересованными в ней силами) вскоре после окончания второй мировой войны. Сталин в пику англичанам всячески содействовал созданию Израиля на палестинской территории, тогда же и появились на этой древней земле наши первые офицеры и генералы, участники Великой Отечественной войны, посланные в рамках все той же интернациональной помощи, правда, повод был сосем уж необычный - способствовать созданию Израиля, чтобы освободить этот регион от влияния англичан и попытаться самим заменить их.

Этот сталинский замысел не осуществился: государство Израиль не без его помощи было все-таки создано, но затем оно оказалось совсем не таким, каким он хотел его видеть. Вскоре наши военные советники появились уже на противоположной стороне Суэцкого канала, в Египте.

Но и там все завершилось полным позором. Во время шестидневной войны в 1967 году Израиля с Египтом было захвачено около двух тысяч наших танков, которые потом в качестве военного трофея участвовали в победном параде израильских войск. После такого урока мы все равно продолжали с еще большим усердием направлять в Египет наше оружие и военных специалистов.
Сколько же средств у нас вылетело в трубу!

Мы усердно готовили офицерские кадры для
развивающихся стран в своих военных учебных заведениях. И странное дело!
Готовили по полной программе, никуда не спешили, но в боях с Израилем,
например, они никак не могли проявить себя должным образом. Когда израильский истребитель появлялся в небе, египетские летчики (даже те, кто учился у нас) подниматься не рисковали.

В чем тут дело? Частичный ответ на этот вопрос я неожиданно услышал от вице-президента Садата.




Он пригласил меня к себе домой на семейный ужин. Трое его дочерей пели наши песни на русском языке (научились в пионерском лагере «Артек» в Крыму). Но больше всего мне запомнился один вопрос ко мне хозяина дома. Обняв меня за плечи, он вкрадчиво спросил: «Ну, когда же, когда?» Я не понял. Он объяснил: «Когда же сюда придут ваши солдаты?» От изумления (и негодования) я просто на какое-то мгновение потерял дар речи. Десятки миллионов вооруженных до зубов арабов, в том числе и египтяне, никак не могут одолеть крошечный Израиль. Нашей более чем щедрой помощи им мало, нужно еще пушечное мясо. Потрясающая логика!


Впрочем, так нам и надо! Понятно, что за Израилем стоит Америка, но ведь
он как-то обходится без американских солдат. Кстати, тот же Садат вскоре после того, как он стал президентом вместо умершего Насера, выгнал из Египта всех наших специалистов (так и не дождавшись наших солдат!), позабыв при этом сказать просто «спасибо» за все, что мы бескорыстно сделали для развития его страны. Решил, что ему теперь выгоднее переориентироваться на Запад.

Я, возможно, был последним иностранным журналистом, который брал интервью у египетского президента Насера весной 1970-го года, он умер вскоре после его публикации в «Огоньке». Он произвел на меня неожиданное и странное впечатление. Он был президентом Египта с 1956 года и к тому времени очень сильно сдал. Его внушительная фигура как бы обмякла, утратила свою врожденную величавость. Когда-то живые умные глаза потускнели, в них поселилась печаль. Думаю, он так и не смог оправиться после «шестидневной войны» с Израилем в 1967 году, такого сокрушительного и молниеносного поражения история вообще не знает, хотя самых разных войн было бесконечное множество. Насеру не помогли ни наше оружие, ни другая помощь. До этой войны египтяне и жители других арабских стран не раз говорили мне, что они ждут только одного - приказа выступить против Израиля. Когда я напоминал им, что война - дело рискованное, они только смеялись в ответ, утверждали, что уничтожат Израиль в считанные дни. Гордый, сильный и самоуверенный человек, Насер, наверное, получил еще более сокрушительный удар в результате того поражения, нежели вся страна.



Возможно, он не мог простить себе такого позора и последовавшего затем стремительного усиления Израиля. Несгибаемый и могучий на вид Насер умер, не дожив до пятидесяти.



Tags: Папины мемуары
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Студенты МГУ — ректору

    Студенты Московского университета решили действовать сами. Студенческий совет МГУ передал ректору Виктору Садовничему письмо, в котором попросил от…

  • Лингвистическое

    Вот в этом месте слегка подзависла. Я ведь не ошибаюсь, это же изящная интерпретация известного выражения "бабы новых нарожают"? Смело. Откровенно.…

  • Грустно

    Всем привет! Я не пропала. Просто то, что сейчас происходит, трудно укладывать в буквы. Все сейчас трудно. На работу хожу как на войну: студенты…

  • Мышь

    Калебастра Пятнистая окончательно уматерила моего младшего ребёнка, то есть стала ему настоящей матерью. Она совершенно справедливо считает, что…

  • Когда муж с женой на волне одной

    Вот славно, а? Такую гармонию не срежиссируешь. Тут режиссёр сама жизнь. Охлобыстин и Охлобыстина. Галкин и Галкина. Чудесные и задорные.…

  • Нетаниягу: "В самом разгаре война..."

    "Были ли ошибки? Несомненно. Наше решение открыть банкетные залы было слишком поспешным. А может быть, и решение возобновить работу учебных…

  • А ты такой холодный...

    Смех да и только. Сегодня в салоне красоты видела такую крупную тетю, уже и коней давно всех тормознувшую и в избе изрядно подкоптившуюся. Кровь с…

  • Ковид-19 чёрными штрихами

    Руслан Меллин — врач в красной зоне. В свободное время он рисует то, что видел на дежурстве, это помогает ему. Он считает, что уже идёт вторая…

  • Натаскивание на ЕГЭ =неуспешные студенты

    Доктор философских наук, заслуженный деятель науки РФ, вице-президент Российского общества социологов Гарольд Зборовский в интервью изданию Znak:…

promo nikolaeva may 1, 2019 00:41
Buy for 250 tokens
До 500 000 показов вашего контента всем заинтересованным в рекламе могу обеспечить на своём канале в Яндекс.Дзене. nikolaeva.lj@yandex.ru
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments