Николаева Анастасия Владимировна (nikolaeva) wrote,
Николаева Анастасия Владимировна
nikolaeva

Давид Самойлов




Познакомились мы с ним в 50-е годы, он обладал чувством юмора и терпимостью понимавшего жизнь человека, то есть качествами у нас довольно редкими.

Оказалось, что мы во многом сходимся и что у нас было немало общего в жизни – в московском детстве, в годы войны и после. Солдат пехоты Давид Самойлов прошел всю Великую Отечественную войну. Его стихотворения о ней заслуживают того, чтобы их увековечили в камне на памятниках погибшим воинам:

Они шумели буйным лесом,
В них были вера и доверье.
А их повыбило железом
И леса нет – одни деревья.

Дружеское родство между нами было предопределено свыше, мы одинаково, в унисон, воспринимали тяжкую судьбу, выпавшую на долю нашей многострадальной страны. Вот как он описывает последние восемь лет жизни Сталина, с 1945 по 1953 год:
«Страшное восьмилетие было долгим. Вдвое дольше войны. Долгим, ибо в страхе отшелушивались от души фикции, ложная вера; медленно шло прозрение. Да и трудно было догадаться, что прозреваешь, ибо прозревшие глаза видели ту же тьму, что и незрячие… Не только я, неопытный в мыслях юноша, но и мудрый Пастернак в своих фронтовых записях, но и прожженный граф Алексей Толстой в своем дневнике,- все думали о том, что после победы придет к нам свобода… Обнаружилось, что во время войны руками и кровью народа одержало победу бюрократическое государство… Мы знаем, какое крушение потерпел этот замысел (о грядущей свободе – В.Н.) в 1946-1948 годах, как грубо был пресечен и изничтожен… Сталин знал, куда бить, он бил по мечте о свободе. То, что едва начинало звучать в музыке и поэзии, было пресечено».


Вскоре после войны бедного (действительно бедствовавшего от нужды) молодого поэта привлёк более опытный коллега, поэт и переводчик Лев Озеров. У него никак не получался перевод стихотворения Расула Гамзатова «Горцы у Ленина», вот он и попросил способного Давида помочь ему, тот действительно помог. И потом пошло, поехало… Давид перевел бесчисленное количество поэтических строк, хороших и плохих, часто к датам, то есть срочно. Тогда проводилось много разных официальных мероприятий, создававших видимость «нерушимой братской дружбы советских народов». Самойлов вспоминает декаду казахской литературы в Москве. Ему пришлось срочно переводить стихи одного казахского акына. Тот пригласил его к себе в гостиничный номер. Давид пишет:

«На диване за столиком сидел бритоголовый мурза, он сидел, скрестив ноги. Налив мне водки, он сказал: «Ты меня всегда переводи, Самойлович. У меня много разных стихов есть: политический, лирический, художественный. Мы выпили, он налил снова…»

Еще из его воспоминаний на ту же тему:
«Остался замечательный памятник, книга «Поэты мира в борьбе за мир». Это энциклопедия переводческой халтуры и беззастенчивости. Я тоже там представлен…»

Другой случай:
«Когда пришла корректура «Албанских поэм»,- пишет Самойлов в своих мемуарах,- Борис Всеволодович (редактор – В.Н.) прибаливал и потому призвал меня делать поправки к нему домой… Видя болезненное состояние Бориса Всеволодовича, я предложил сходить за коньяком. На что Борис Всеволодович…»
Дальше все ясно. Одних албанских стихотворных сборников Давид перевел несколько штук, он не без усмешки называл себя первым и единственным переводчиком албанской поэзии на русский язык. А как сказывалась на нем такая работа? С другой стороны, выжил бы он в том мире без переводческих гонораров? Наверное, нет. И Давид как поэт не просто выжил, но и при жизни познал заслуженную огромную славу, причем, могу свидетельствовать, она его нисколько не испортила. И во все времена, мрачные и не очень, он оставался жизнерадостным и остроумным человеком, во всяком случае, на людях никогда не унывал, всегда был приятным собеседником и лихим собутыльником. Он писал:
Веселой радостью общенья
Я был когда-то весь исполнен.
Оно подобно освещенью –
Включаем и о нем не помним.
Мой быт не требовал решений,
Он был поверх добра и зла…


Самойлов вошел в небольшое число самых именитых поэтов двадцатого века. Прославился он и своими блестящими сатирическими и юмористическими произведениями, которых у него бесчисленное множество и которые больше подходят к теме нашего разговора. Свой сборник стихотворений «В кругу себя» он открывает задорными строками:
Трудна задача у творца –
На столько строк ни грамма мата.
Ей Богу, очень трудновато
Одним глаголом жечь сердца.
Боюсь, что я трудился зря
На поприще литературы.
С ограниченьем словаря
Не выразить моей натуры.

В той же книге Давид пишет в своей шутливой «Автобиографии»:
«…Женат дважды и оба раза удачно, имею четверых детей, из коих трое – сыновья. Впрочем, мой друг поэт Левитанский при том же количестве браков имеет троих детей – которые все дочери. Я хочу этим сказать, что в жизни много загадочного. Особенно в моей».

Вот две миниатюры из того же сборника:
ИЗ ПОСЛАНИЯ Н.ЛЮБИМОВУ
От Марселя-то, от Пруста
Ошалела наша Русь-то.
Ходишь нынче без Пруста
Словно жопа без хвоста.
Даже бабы, будь им пусто,
День и ночь читают Пруста.
Только ляжешь к ней в постель,
Глядь – а там уже Марсель.
ЕЩЕ ОДНА ФИЛОСОФЕМА
Как сказал однажды Чацкий,
Возмущая томных дам:
От завязки до развязки
Расстоянье двести грамм.

Давид оставил после себя прекрасную книгу воспоминаний, вот несколько строк из нее:
«Ничто больше не сближает нашу правящую проходимскую элиту с нашей страждущей интеллектуальной эссенцией, чем презрение к народу.
Не знаю, достоин ли каждый народ своего правительства, но уж наша уксусная эссенция вполне достойна именно нашего правительства.
Ибо хамски-элитарный взгляд на народ вполне соответствует хамски-элитарному устройству власти…»

Это все уже о постсоветских временах. Еще несколько слов на ту же тему:
«…Оттого у нас и высших демократических понятий нет, что нет аристократизма, то есть встроенной в общество среды власти, успевшей не только обокрасть и обожраться, но и уже понять вред и безнравственность жратвы и воровства и почувствовать существование народа, свое отличие от него, свою благодарность к нему, выстроить свою концепцию нации и ее истории.
Бедный переходной период! Как подумаешь, то внезапно спадает раздражение против уксусников, а только уксусная усталость охватывает душу».

От всего этого поэт уехал из Москвы в Прибалтику, где и умер в 1990 году. Уже там он писал о переменах в нашей жизни:
«Для России американизм не годится. Мафия вместо партии, и вороватость вместо бизнеса. Еще при нашей бедности…
Можно предположить, что каждое общество делится на лиц причастных и непричастных к власти… Психология причастности к власти порой сложна и не однозначна. Ее диапазон – от прямого цинизма до корнелевских категорий долга и чести. Суть ее в том, что естественно развивающиеся нравственные понятия человечества, заложенные в истинном самопознании духа, искажаются средой власти. Среда власти требует от человека подчинения долга внутреннего внешнему, личного – надличному, требует понятия о нравственной стратегии и тактике, о различии целей и средств… Высокие требования среды власти к отдельной личности прекрасно уживаются с внутренней коррупцией. Ибо с развитием этой среды высокие критерии прилагаются только вовне, внутри же создается комплот безнравственности с его тактикой и стратегией».
По-своему определив понятие «причастность», поэт продекларировал:
Не пою свободу слова
Или гласность.
А пою сегодня снова
Непричастность.
Талант и непричастность – таков девиз его творчества. Что ж! Это уже совсем немало…


Tags: Папины мемуары
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Дух чужого мужчины

    Есть, есть порох в пороховницах, а здоровый эрос в современных текстах. Не верите? Читайте Маргариту Симоньян. Но будьте осторожны, а то…

  • Палачи и жертвы

    Он — доцент известнейшего вуза. Она его ученица. У них многочисленные научные работы в соавторстве. Сейчас все СМИ сообщают о том, что Петербурге на…

  • В клочки порвали за клоачность

    Новости из клоаки! Ответишь за клоаку!!! От нас, клоакеров, респект и уважуха!!!". Слово "клоака" внезапно стало настолько популярным, что…

  • Территория любви

    Человек, похожий на человека, в форме, похожей на спецодежду, подошёл к другому человеку, сидящему на земле, и слегка попинал его ботинком. Не…

  • К обсуждению темы эвакуации детей из блокадного Ленинграда за деньги

    Я видела эту тему уже на самых разных площадках. Начинается она обычно так: «Детей блокадного Ленинграда эвакуировали за деньги родителей».…

  • Муляж свиньи

    Не, нормально, а? Дали ребеночку в школе задание принести фотографию на тему "Я, любимая книжка и мой маленький питомец". Сделали фотографию. Не…

  • "Веретено"

    Когда-то, много лет назад, мы с мужем случайно зашли в маленький магазинчик на Таганке. Забрели и замерли в изумлении: там проходил мини-показ…

  • "Я хочу, чтобы меня не забирала опека"

    Говорит шестилетний Денис и прячет лицо на плече двоюродной бабушки, единственного родного человека, который у него есть на этот момент. У…

  • Учитель пообещал отправить школьников в "газовые камеры"

    В классе начальной школы 28 детей, многие из них евреи по национальности. Учительница на уроке пообещала отправить в газовые камеры тех, кто не…

promo nikolaeva may 1, 00:41
Buy for 250 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments