Николаева Анастасия Владимировна (nikolaeva) wrote,
Николаева Анастасия Владимировна
nikolaeva

Categories:

УЧИТЕЛЬНИЦА

​Олд Бридж – городок в штате Нью-Джерси. Такие населенные пункты сами американцы метко называют «спальным городом». Потому что взрослое, жизнедеятельное население не имеет там возможности для службы или бизнеса и вынуждено с утра отправляться на работу в ближайшие деловые центры. Таких городков в стране тысячи. В Олд Бридже есть местная средняя школа. Для такого городка она сравнительно велика – две тысячи учащихся. По американским понятиям она является самой обыкновенной, государственной (в стране много и частных школ).
Точнее ее можно считать средней школой второй ступени, поскольку в ней учатся ребята 9 – 12 классов (среднее образование в США означает не 10, а 12 лет учебы).

​Итак, обязательные знания для всех в США получают в первых восьми классах. А вот в 9 – 12 классах многие предметы не являются обязательными, каждый ученик волен выбирать себе предметы с учетом своих способностей, наклонностей и планов на будущее. По-моему, это более подходящая система обучения, нежели наша десятилетка с обязательным для всех набором предметов.

Я точно помню, что в шестом-седьмом классе в мои школьные годы было ясно, кого из нас тянет в гуманитарные науки, а кого – в технические. И дальнейшая жизнь подтвердила это разделение. Тем не менее, будущие гуманитарии должны были учить в полном школьном объеме математику, физику, химию и т.п. науки, то есть получать знания, которые им в дальнейшем никогда не требовались. Такая же история получалась и со школьниками, которых больше увлекали технические науки.

​В этой школе в Олд Бридже не все предметы являются обязательными, каждый ученик вправе выбирать их с учетом своих планов на будущее. Например, можно записаться на курс лекций и практических работ по автоделу, домоводству, компьютерному программированию, зубоврачебной практике, кулинарии, живописи и скульптуре, истории, литературе, искусству и т.п. Для удовлетворения таких наклонностей в школе есть: свой автопарк и мастерские; школьные ясли и детский сад, куда живущие поблизости родители приводят своих малышей; все условия для занятий с компьютерами; помещения с современными кухнями; художественная студия и т.п. Есть и два больших спортивных зала – один для мальчиков, другой для девочек.

​В школе помимо прочих предметов преподают также иностранные языки: французский, немецкий, итальянский, испанский. Тоже по выбору самих учащихся. Недавно начали изучать и русский язык. Была найдена учительница – Саша Весслер. Когда она начала свои занятия в школе, ей не было еще и тридцати, но это обстоятельство совсем не означало отсутствие опыта. Не имея никаких связей с нашей страной, она со школьной скамьи полюбила русскую литературу (вначале, разумеется, в переводах на английский) и решила изучать наш язык. Даже свое подлинное имя Сандра она переделала на Сашу, теперь ее все так и зовут. Она рассказывает о себе:

​«Что касается моего происхождения, то во мне много разных кровей, есть даже немного от американских индейцев, но русской нет. Когда в школе учила латынь, то решила еще изучать и русский язык. Нашла школу, где преподавали русский, и перевелась туда. После ее окончания преподаватель посоветовал мне наняться гидом на одну из американских выставок в Москве. После окончания специальных языковых курсов в Вашингтоне выехала в Россию с выставкой средств связи и провела тогда там полгода. Сначала, конечно, было нелегко переводить, но постепенно все пошло на лад. Затем я снова приезжала с выставкой, посвященной американской архитектуре. И в дальнейшем мне очень повезло: в течение нескольких месяцев я смогла поработать преподавателем в специальной английской школе в Москве. Я была в восторге от дружного коллектива учителей, с которыми работала, все они превосходные специалисты. Именно в этой школе я окончательно решила стать преподавателем и затем ни разу об этом не пожалела.

​Могу свидетельствовать, что Саша Весслер сделала правильный выбор. В Олд Бридже я присутствовал на пяти ее уроках, видел, как она занимается с ребятами, изучавшими наш язык и в первый год, и в течение нескольких лет. У Саши тогда было около ста учеников! В этом, конечно, большая ее заслуга. Она не только хорошо знает русский язык, она любит его и умеет привить эту любовь своим ученикам. Может быть, с точки зрения педагогической науки, на ее уроках не все идет так, как положено, но зато ребята не скучают, даже постигая сложные правила русской грамматики. В ее классе все без исключения постоянно вовлечены в живой и, более того, остроумный диалог со своей учительницей, разумеется, на русском языке.
​-Где вы обычно отдыхаете? – задается классу очередной вопрос.
​Тут же тянется лес рук, каждый готов ответить. Саша обращается к одному парню, тот отвечает:
​-Я обычно отдыхаю на уроках.
​Смех всего класса.
​-Надеюсь, не на уроках русского языка? – продолжает диалог учительница.
​Другие ее вопросы:
​-Кто из вас курит? Хорошо это или плохо? Курите ли вы, когда идете по улице? Прилично ли это?
​Еще типично американские вопросы:
​-Какой марки и какого цвета ваша машина? А какая у меня машина?
​В ответ на последний вопрос одна школьница отвечает:
​-Плохая.
​Снова смех. Машина у Саши действительно старенькая.
​-Опишите, как я хожу сейчас перед вами,- просит Саша, вышагивая перед классом, как солдат на параде, громко стуча каблуками.
​И тут же быстрый ответ одного из ее учеников:
​-Как слон!

​Говорить по-русски американскому школьнику нелегко, шутить еще труднее, но они обладают счастливой возможностью – под руководством своей учительницы осваивают чужой язык как бы играючи. И это, думаю, самый верный метод, когда имеешь дело с юной аудиторией.
​На уроке с ребятами, изучающими русский язык третий год, Саша вдруг устраивает небольшой перерыв – все пьют кофе с булочками. Это ее самая способная группа. Не совсем обычно выглядит и сама аудитория, в которой проходят занятия. Во всю стену нарисован Московский Кремль. Под ним по-русски выведено: «Пусть всегда будет солнце!» Рядом по-русски написаны наши пословицы, цитаты из стихотворений Маршака и Чуковского. Их ребята знают наизусть. Саша говорит, что такие хрестоматийные, кристально чистые стихотворные строки очень помогают в учебе. Но самый главный секрет успеха у нее в том, что классными занятиями и домашними уроками дело не ограничивается, русский язык становится для ее учеников частью их жизни. В школе создан Русский клуб, есть в нем свой президент, казначей, секретарь и десятки членов, есть у него и свой печатный орган – журнал «Ежик» со своим главным редактором и редколлегией. Есть в школе русский хор, его репертуар весьма обширен: «На закате ходит парень…», «Вниз по матушке по Волге…», «Во поле березонька стояла…», «Ехали цыгане…».

​Успех русского хора дал толчок другому начинанию: ребята своими силами сделали несколько телевизионных программ на русском языке, отрывки из них показывали даже по нью-йоркскому телевидению. Я видел эти программы: шуточные сценки, клоунады, русские танцы и песни. И все, от начала до конца, от русских народных костюмов до самих телесъемок, сделано школьниками. Ими же написана песня о Москве, открывающая каждую программу.

​Велико было желание ребят, изучающих русский язык, поехать в нашу страну. Но где взять столько денег? И вот девочки урывают часы для работы официантками в ресторане, мальчики – в гаражах. Сотни часов отсидели они с малышами в роли нянь, тоже за плату, разумеется. Много раз с раннего утра отправлялись на местный базар и несли на продажу всякое старье, которое уже не нужно дома. Так и складывался фонд на поездку. Захваченные энтузиазмом своих детей кое-что добавили им и родители. В результате всех этих усилий большая группа учеников Саши прилетела к нам и за две недели побывала в Москве и Петербурге. В своем журнале «Ежик» участники поездки так заканчивают свой рассказ о ней:
​«Сборы домой мы начали с того, что пытались втиснуть в свой багаж все подарки и сувениры. Вскарабкавшись по трапу в самолет, мы качались от усталости и постоянного недосыпания. Но хотя мы совсем обессилели физически, торжеству нашему не было предела, мы были переполнены чудесными воспоминаниями об этом замечательном путешествии».

​Мне понравилось, как ведется дело в обычной американской школе в Олд Бридже. Понравилось, что обыкновенная учительница прочно стоит на своих ногах, потому что получает от общества вполне достойное вознаграждение за свой труд, ей не приходится беспокоиться о хлебе насущном и крыше над головой. Кстати, квартира Саши поистине огромна по нашим меркам, поскольку в США жилую площадь считают не на квадратные метры, а на количество спальных комнат в квартире или же собственном доме. Любопытно, что обычно самую большую площадь в жилом помещении занимает кухня со всеми необходимыми устройствами для хранения продуктов, приготовления и приема пищи в самых комфортабельных условиях.
​Через несколько лет после моего пребывания в Олд Бридже я познакомился с еще одним типичным представителем американской системы образования. Это произошло на юге страны, в городе Нэшвилл, штат Теннесси. На этот раз я повстречался с пенсионером Чарли Таркингтоном, который ушел на заслуженный отдых с поста директора местной средней школы, он мне, разумеется, ее показал, и она оказалась нисколько не хуже той, где учительствует Саша Весслер. Мое пребывание в Нэшвилле сложилось таким образом, что я в течение двух недель был гостем в доме Чарли, с которым мы, можно сказать, подружились, он даже стал обучать меня игре в гольф, требующей многочасового общения.
​Пенсионер Чарли проживал в своем собственном двухэтажном каменном доме, за который он уже давно выплатил все, что в Америке положено. Там же с ним проживала его взрослая дочь, другая дочь обитала отдельно от них. Так что я их своим присутствием нисколько не стеснял, наоборот, в провинциальной привычной тишине они были рады своему такому экзотическому (с их точки зрения) гостю. Кстати, я, поездив по Америке почти полвека, давно убедился, что в доброжелательстве американцев большую роль играет тот факт, что они не стеснены квадратными метрами жилой площади, у них всегда есть условия без всяких дополнительных хлопот принять своего гостя, предоставить ему крышу над головой. А ведь наш народ не менее любознателен и дружелюбен, у нас любой всегда рад расстараться и принять чужестранца, но вот приютить его по-человечески хотя бы на время у нас мало кому доступно.
​Итак, скажите у нас учителю, даже директору школы, что он при своих официальных доходах будет проживать на пенсии в своем двухэтажном каменном доме в очень комфортных условиях. Засмеют вас.
​Учитель в США – уважаемый и обеспеченный член общества, человек с высоко развитым чувством ответственности и собственного достоинства. Я глубоко убежден, что именно с его труда начинается могущество Америки. Сегодня оно прежде всего выражается, например, в том, что среди Нобелевских лауреатов подавляющее большинство составляют американцы. И каждого из них начинает учить его школьный учитель. Несомненно, что секретом успешной деятельности преподавателя является его же благосостояние, уверенность в завтрашнем дне.

​Жалкое положение учителя в нашей стране в 21-ом веке никак не сравнишь с жизнью и работой его американских коллег. Небо и земля! А ведь было время и в России, когда учитель являлся одним из самых уважаемых членов общества. Вспомним, например, отца Ленина, Илью Николаевича Ульянова. Он был преподавателем математики и физики, затем – инспектором и директором народных училищ Симбирской губернии (по-нашему – начальником облоно). На свою зарплату он обеспечивал безбедную жизнь семье из девяти человек, а после смерти кормильца семья жила на его пенсию. Можно вспомнить и о преподавателе гимназии К.Циолковском. На свое жалование он смог выстроить двухэтажный дом и содержать большую семью, причем платил сам за издание своих трудов по космонавтике. Учитель, преподававший географию гимназисту К.Паустовскому (ставшему известным писателем), превратил свою большую квартиру в первоклассный географический музей.

​Основатель советского государства Ленин, конечно, прекрасно знал о положении учителя до революции и после нее. Вот что он по этому поводу провозглашал уже при советской власти:
​«Народный учитель должен у нас быть поставлен на такую высоту, на которой он никогда не стоял и не стоит и не может стоять в буржуазном обществе. Это истина, не требующая доказательств. К этому положению мы должны идти систематически неуклонной, настойчивой работой и над его духовным подъемом, и над его всесторонней подготовкой к его действительно высокому званию и, главное, главное и главное – над поднятием его материального положения».
​Какой же это все-таки был демагог! Хотя, правда, косноязычный…
Tags: Папины мемуары
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Студенты МГУ — ректору

    Студенты Московского университета решили действовать сами. Студенческий совет МГУ передал ректору Виктору Садовничему письмо, в котором попросил от…

  • Лингвистическое

    Вот в этом месте слегка подзависла. Я ведь не ошибаюсь, это же изящная интерпретация известного выражения "бабы новых нарожают"? Смело. Откровенно.…

  • Грустно

    Всем привет! Я не пропала. Просто то, что сейчас происходит, трудно укладывать в буквы. Все сейчас трудно. На работу хожу как на войну: студенты…

  • Мышь

    Калебастра Пятнистая окончательно уматерила моего младшего ребёнка, то есть стала ему настоящей матерью. Она совершенно справедливо считает, что…

  • Когда муж с женой на волне одной

    Вот славно, а? Такую гармонию не срежиссируешь. Тут режиссёр сама жизнь. Охлобыстин и Охлобыстина. Галкин и Галкина. Чудесные и задорные.…

  • Нетаниягу: "В самом разгаре война..."

    "Были ли ошибки? Несомненно. Наше решение открыть банкетные залы было слишком поспешным. А может быть, и решение возобновить работу учебных…

promo nikolaeva may 1, 2019 00:41
Buy for 250 tokens
До 500 000 показов вашего контента всем заинтересованным в рекламе могу обеспечить на своём канале в Яндекс.Дзене. nikolaeva.lj@yandex.ru
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments