Николаева Анастасия Владимировна (nikolaeva) wrote,
Николаева Анастасия Владимировна
nikolaeva

Categories:

Любовь и насморк

Любовь и насморк навсегда
Меня поймали в сети.
Но мне и насморк не беда,
Не будь любви на свете.
(Русская народная песня. Исполняет хор сопливых)

Насморк очень способствует философскому взгляду на мироустройство.
Уж не знаю - почему. То ли сопли давят на мозг, и он начинает более активно работать, то ли, напротив, разжижают его, и он перестает нормально функционировать.

Насморк... Что может быть обычнее и привычнее?
Детство с соплей под носом, шмыгающая носом юность в тонких колготочках, харкающая себе под ноги мужественность, вечно простуженная старость.

Так привыкли, что почти уже и не замечаем.
Чужой насморк не замечаем. Но всегда очень сильно, всем телом и душой реагируем на собственный. И ужасаемся безразличию и равнодушию окружающих. Ты тут уже света белого не видишь сквозь толщу соплей, а никому и дела нет!

Насморк - это настоящая проверка истинных чувств ваших близких. Они не рыдают вместе с вами, не заламывают руки, не несутся с горячим чаем, чтобы поить вас, или с тигровой мазью, чтобы растирать?! Нет?
Значит - вы женщина.
Потому что только мужчины умеют заставить весь мир крутиться вокруг своих соплей.[Spoiler (click to open)]

О эти полные трагизма трубные звуки, которые издавал мой страдающий соплями отец!
Никаких платков! Салфеток! Соответствовать столь скорбному моменту могло только самое большое махровое банное полотенце. Он уходил в него всей своей лучезарной лысо-бородатой головой. И именно оттуда, из недр махровой пещеры, доносились звуки, которые сразу переносили всякого слышащего их в древний первобытный мир ископаемых чудовищ.
Такие утробные рыки сотрясали нашу юную землю только тогда, когда одна чешуйчатая тварь откусывала другой твари какой-нибудь жизненно важный орган.

Мы с сестрой, не в силах слышать подобное, спешили скрыться в другой комнате.
Наша мужественная мать оставалась возле своего сопливого чудовища, веря, что когда-нибудь чары рассеются и она опять прижмет к своей отнюдь не мощной груди своего принца.

Но чары рассеиваться не спешили. Несчастная мать предлагала разные волшебные снадобья типа чая с лимоном. Но ответ всегда был один:
"Дайте мне умереть спокойно!"
И новый рык сотрясал хлипкие блочные стены типовой трехкомнатной квартиры.

Почему же женщины не владеют секретом правильного сопливого страдания?! Почему ни один из мужчин не поделился им с нами?!!

А может, секрет не в них, а в нас, женщинах, в нашем благоговейном отношении ко всему, что происходит с нашими мужчинами?

И любое отступление от этого традиционного поклонения и благоговения очень, ну просто очень опасно для женщины.

В пору моей студенческой юности (зря вы сейчас подумали про семнадцатый год, это было совсем не так давно) одна моя студенческая подруга пошла с одним моим студенческим другом в кино. Между ними в те поры что-то такое намечалось.

И вот это было практически первое такое серьезное их свидание в темноте и теплоте кинозала.
Наше поколение не было избаловано ночными клубами и другими подобными гаджетами. Уединиться влюбленным всегда было негде. Чужие подъезды, темные переулки, ребристые батареи между этажами, возле вонючей мусорки. Вот, пожалуй, и все.
А тут кинозал! Мягкие сидения, жаркие касания. О-о-о!

Подруга собиралась вся трепеща. Мамины сапоги, бабушкина брошка, польские сухие духи в тюбике и перламутровая помада. Мы обсудили с ней все возможные варианты развития событий: если возьмет за руку, если начнет трогать колено, если полезет целоваться...
Но того, что сделал юный влюбленный, мы не могли представить, в нашу картину мира это не помещалось...

Утром, после свидания, мне позвонила подруга, ничего внятного она сказать не могла, только как-то странно всхлипывала, то ли от смеха, то ли от плача. Пришлось ехать к ней домой.
И там, дома у нее, я узнала, что произошло...

Он ждал ее у кинотеатра. Такой трогательный, с тремя гвоздичками.
Фонари освещали снежную искрящуюся дорожку, ведущую, казалось, прямо в сказку.
И старенький маленький зальчик арбатского кинотеатра был тайной пещерой, в которой влюбленные скрылись ото всех.

Свет погас. Подруга десятый раз перекладывала свою руку с подлокотника на колено и обратно, потому что не могла сообразить, как будет сподручнее кавалеру взять ее за эту самую руку, если он, наконец, решится.
А ей так хотелось, чтобы решился. Он ей так нравился. Смешной, чуть полноватый кудрявый брюнет, он уже писал романы и постоянно читал стихи наизусть, конечно, сочинял и собственные.
Такой интеллигентный и воспитанный! Из хорошей московской семьи!
И подруга все ерзала, то поправляя юбочку, то смахивая со лба прядочку.
И вдруг услышала странные звуки, какое-то сопение и всхлипывание.
- О! Неужели рыдает от любви?! - подумала она.
От фильма точно ведь не зарыдаешь. Шла какая-то проходная невнятная советская лабуда.
Она стала всматриваться. Ее избранник, почувствовав взгляд, повернулся к ней и извинительно прошептал:" Это все насморк, болею."
И стал опять старательно выдувать что-то такое в большой платок.

Подруга несколько раздражилась. У нее тут юбочка, прядочка, а он! Гудит и хлюпает как засорившаяся канализация!

Она попыталась отвлечься, глядя на экран, но там ничего отвлекающего не происходило. Зато ее кавалер, видимо переместив уже все сопли из носа в платок, стал подвигать свою руку к руке подруги.
Но ее мысли текли уже в другом направлении.
- А! - думала она. - Сморкался-сморкался, а теперь романтики захотелось?!
А если у него уже руки в соплях?!
От этой мысли ее просто передернуло. Она сразу почему-то вспомнила одноклассника, который ел на уроках козявки.
- А вдруг и этот ест?!- мелькнула в голове уж совсем лишняя мысль.

Подруга чуть отодвинулась. Но ее избранник явно не собирался отступать и подвинулся еще ближе. И вот его рука накрыла ее руку, она почувствовала его теплое дыхание на своей щеке. Сопли как-то сразу забылись...

И вдруг он оглушительно чихнул. Мельчайшие капельки слюней, а может, и соплей оросили девичий профиль. Спутник испуганно отпрянул и стал опять извиняться, сморкаясь и вздыхая.
Но ей было уже все равно. Еле дождавшись конца фильма, она быстро побежала домой, придумав какую-то ничего не значащую отмазку.
На этом было кончено все.

Прошло много лет. Я была у нее в гостях. На кухне мы пили чай, был включен телевизор, в телевизоре громко вещал он, тот самый бывший сопливый студент. Он теперь частенько там вещает, талант, чего уж там, хоть и упитанный сверх меры.

- Эх, - вдруг сказала подруга. - А мой муж, когда сильно чихнет, и пернуть может. Причем, даже в общественных местах.

И вот к чему она мне это сказала? Зачем мне такие пикантные подробности о ее муже?

Так что насморк - это вам не просто так.
С сопливым приветом ко всем ваша Я.
Tags: Невыразимое
Subscribe
promo nikolaeva may 1, 00:41
Buy for 250 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments