Николаева Анастасия Владимировна (nikolaeva) wrote,
Николаева Анастасия Владимировна
nikolaeva

Category:

Сретенье

Сретенье... Встреча с Богом. Старые, хрупкие руки в мольбе немой протянуты ко Святому Младенцу. Душа, очищенная подвигом праведной жизни, ясно видит, ликуя: Спаситель пришел, мы спасены... Они ждали, молились, они увидели. А как нам увидеть Бога? Страшно даже думать об этом. Моя коллега однажды мне сказала:"Знаешь, у меня умирала маленькая дочь в больнице, я в окно посмотрела - а там ветка дерева, листочки на ней такие зеленые,маленькие. А в каждом листике - Бог,в каждом-каждом". Девочка ее по Божьей милости выздоровела,выросла, но для памяти сердца времени нет. И когда она мне это рассказывала,я поняла,сразу поняла истинность и выстраданность этой,в общем-то, простой фразы. И когда я слышу вокруг: "Ну где Бог-то ваш, где?" Внутренним взором я вижу белое больничное окно, маленькую девочку в жару,мать, распятую страданьем, и над ними ветку... и Господа. И душа моя говорит мне: "Везде, везде он, Господь наш..."
И бесконечная светлая радость охватывает меня и плачу я о тех, кто бежит от самого большого счастия в жизни своей - счастья Встречи.
Никудышная молитвеница и ленивая постница, сердцем черствая, не могу я никому помочь, рассказать, доказать. Господь наш тих, он никому не навязывается, когда его гонят - отходит. Но если из глубины своего сердца вы вдруг начнете звать искренне, неотступно, Он окажется рядом. И тогда вы вдруг поймете всем существом своим, какой несчастной, какой нелепой и бесполезной была вся ваша жизнь до этой встречи. И в самых страшных снах, и в самых жутких триллерах нет и миллионной доли того страха и жути, как жизнь человеческая без Веры. Несчастные в своем внутреннем одиночестве, озлобленные в своей душевной боли, замотанные мороком ежедневной человеческой суеты, бредут они к неизбежной могиле, смертники без права помилования. А рядом - только руку протяни - такое счастие и такое торжество. Завязаны глаза, опутана душа. Каких доказательств вы хотите?
И бесполезен оказывается разговор о батюшке Серафиме и верном служке его Мотовилове, увидевшем по его молитвам действие Духа Святого. И рассказ о несчастной окаменевшей Зое, подтвержденный сотнями документальных свидетельств, все это так, не убеждает. Любят меня мои друзья, терпят со снисходительной улыбкой рассказы мои, жалеют, наверное. А я-то еще более их Фома неверующий. Уже и в храм ходила, и причащалась, и много чего видела и читала. Ан нет, мало все. Где язвы Твои, Господь мой, страдающий за меня? Покажи!
Причастилась я как-то, Слава Богу! Иду и в голове моей высокомудрой ну такие мысли умные, что радоваться остается, что невидимы они людям другим, если бы бежали они красной строкой над мудрой головой, оставалось бы только горевать о читающих. Так вот иду и думаю: "Ну как же так, вот причастилась я. Во мне Кровь и Тело Господа нашего, Святыня великая. А читала ведь я, что, например, бесноватые, чувствуя святыню, из себя выходят, в припадке закатываются. Что же я вот по улице иду, а никто не реагирует? Бесноватые что ли повывелись? Это уж вряд ли. Наверное, - думаю, - не могу я в себе Святыню сохранить, грешная слишком". На том и порешила. День будний был, на работу поехала, поучила студентов, пошла в книжную лавку в Храме Святой Татианы посмотреть чего-нибудь почитать. Иду вверх по Никитской , а навстречу мне тетенька средних лет,прилично одетая, с простым безмятежным широким лицом. Поравнялась она со мной и вдруг как закричит: "Ударила меня, ты ударила меня, больно мне!" И с хрипом утробным бросилась от меня прочь, я только с испугом вслед ей посмотрела и подумала: "Сколько же в Москве людей странных". Зашла в лавку, стала книги просматривать, как вдруг в коленях у меня стало так мягко, а в голове звонко. Я вспомнила! Я спрашивала! Слезы хлынули у меня из глаз. Господи, прости меня, маловерующую, прости меня. Страшно как, как же страшно, прости дитя свое неразумное. Бежала домой, влетела на кухню. Муж и два сына за столом испуганно смотрят на меня. Захлебываясь от слез, молю: "Веруйте, только веруйте..."
Года два после этого я на Чашу с Дарами в храме даже глаза поднять боялась. Так Господь только самых нестойких детей своих учит. Страшно, очень страшно слабому в вере встретить Бога, безнадежно страшно не встретить никогда. Сретенье... Праздник. Радость.</span>
(©А.В.Николаева)
Tags: Вера
Subscribe
promo nikolaeva май 1, 00:41
Buy for 250 tokens
До 500 000 показов вашего контента всем заинтересованным в рекламе могу обеспечить на своём канале в Яндекс.Дзене. https://zen.yandex.ru/nikolaeva nikolaeva.lj@yandex.ru
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments