Николаева Анастасия Владимировна (nikolaeva) wrote,
Николаева Анастасия Владимировна
nikolaeva

Category:

Мама Анечка. Сказка моей бабушки

Много сейчас разных в интернете сообществ, где мамы горячо обсуждают, как воспитывать малышей. Иногда так долго и страстно спорят, что даже становится непонятно, а на практику-то время остается? Или теория все же важнее?

И уже много раз видела я там такую тему для обсуждения:"Стоит ли позволять бабушкам проводить время со внуками?"
Первый раз я просто глазам своим не поверила.

В моей судьбе все было совсем иначе. Это бабушка, моя мама, раздумывала, стоит ли ей проводить время со внуками, а я трепетала, надеялась на положительный ответ и всегда была очень благодарна за помощь.

А все-таки, может, проблема на самом деле есть?
Ведь бабушки балуют, закармливают, засоряют детскую головушку разными историями.

Я вспоминаю своих бабушек. Какой была бы моя жизнь без них? Наверное, какой-нибудь была бы. Но не такой, совсем не такой. Чего-то очень важного, просто необходимого в ней не было бы.

Удивительно, но я почти не помню маму и папу времен моего раннего детства. Наверное, так же, как не могу вспомнить и себя. За исключением коротких разрозненных эпизодов. Мама, папа - это постоянно, это всегда. Как воздух. Родителями живешь и до поры до времени не замечаешь.

А вот бабушки - это совсем-совсем другое. Они не связаны с повседневной обычной жизнью. К ним надо ехать.
И сразу прерывается привычная череда дней, и открывается волшебная дверь в мир, лучше которого нет на земле, - мир бабушкиной любви.

Мама Анечка - дочка моей прабабушки Груни. Мама моей мамы.
Моя нежная, прекрасная, трепетная, жертвенная бабушка. Моя любовь, мое счастье и утешение. Как легко, ласково, внимательно оттирала ты все мои слезы, всегда находя самые нужные, верные слова. Я скучаю, родненькая. Очень- очень. Я люблю тебя еще больше. Потому что, увы, действительно, все самое важное виднее на расстоянии. Но я не хочу, чтобы это расстояние становилось все больше и больше, чтобы уходил из моей памяти твой тонкий и светлый облик. Побудь, пожалуйста, сегодня со мной.

Когда я родилась, моя бабушка была еще совсем молодой. У нас в семье ранние браки - традиция.
И вот моя молодая бабушка строго сказала своей старшей дочке, что не готова еще именоваться бабулей. И стала для меня навсегда мамой Аней.
Так я ее называла, а потом и все после меня народившиеся внуки.
И вся семья, и собственные мамы Анины дети. И вот уже правнуки требовательно кричат:"Мама Аня!"
Мама Анечка в какой-то момент было всполошилась и торжественно нам всем объявила, что уже созрела до звания бабушки. А все. Поздно. Уже собственная ее мама, баба Груня, нет да спросит:" Мамы Ани никто не видел?"

Не было для нас ничего обычнее, чем называть ее так. А вот посторонние иногда удивлялись.
Помню, стою я, совсем маленькая, в молочном отделе магазина на Кутузовском проспекте и вдруг потеряла бабушку из поля зрения, кричу что есть сил: " Мама Аня!"
Поворачивается ко мне тетя толстая в темном пальто и, неодобрительно покачивая головой, говорит:
- Девочка, это некультурно маму "маманей" называть. Ты что, из деревни приехала?!

Промолчала я, ничего не ответила, только подумала, что странная это тетя какая-то.
А тут и мама Аня вынырнула откуда-то со стороны касс. Такая красивая, стройная, молодая, обязательно в шляпке и с сумочкой. Королева!

И комната у нее была королевская. Большая сдвоенная кровать с прекрасными покрывалами, черный полированный шкаф, в дверцах которого загадочно отражалась очень похожая на меня темнокожая девочка.
Трехстворчатое зеркало - на прекрасном комоде. А в том комоде - ящички - а в тех ящичках- духи, кольца, бусы и волшебные наряды - шелковые комбинации с кружевом по подолу.
Скорее вытащить эту красоту и нарядиться. Стелется кружево по полу, позвякивают бусики в три ряда на тощей шейке, переливаются то и дело спадающие с пальцев кольца. Видели ли вы когда-нибудь хоть кого прекраснее?!
И целых три зеркала восторженно отражают эту красоту.
А если крайние слегка сдвинуть, отражения начинают множится.
И в таинственной голубой зеркальной глубине уже много-много прекраснейших меня. И все эти восхитительные красотки вместе со мной поют и танцуют.
Время от времени мы посылаем друг другу обворожительные, полные понимания улыбки. Никогда я не была так прекрасна, как в доме своей бабушки.

Она кормила меня досыта своей любовью. Но никогда не закармливала. Ее прикосновения были нежными и легкими, ее слова тихими и добрыми, ее пирожки, блинчики и оладушки - восхитительными.

А каждую ночь мы лежали с ней на огромной резной кровати, темнота мягко и бесшумно наплывала на нас из дальних углов комнаты.
Тюлевые занавески теребил ветерок, в открытую форточку заглядывала удивительно яркая луна.
Бабушка рассказывала сказки.

Она вроде ничего и не выдумывала. Герои мне были давно известны - царевичи, царевны, их вечные сказочные друзья и недруги.
Но что-то такое делала с этими сказками мама Анечка, что они сразу стряхивали с себя несовершенную шелуху слов и начинали видеться так, сами по себе.
Прямо над нашей постелью пролетал Иван-Царевич на Сером Волке.
И это уже не ночной ветерок шевелил мои волосы, это сказочный конь-волк слегка задел меня пушистым хвостом по щеке.
Надо крепче держаться за бабушкину руку, потому что вокруг вдруг вырос дремучий сказочный лес. И мы бредем по нему вдвоем, и глухо ухает где-то сова.

А утро всегда сияющее и вкусное.
В ванной - зубной порошок. Ну разве может он сравниться с липкой зубной пастой?! Такая красивая белая круглая коробочка. Похожа на ту, в которой бабушкина пудра. Только пудра невкусная, она только пахнет приятно. А вот порошок и пахнет приятно, и очень-очень вкусный.

На кухне хлопочет мама Анечка. Утром обязательно - каша. А к каше много сортов варенья. Я-то не особенный любитель каш этих.
Сначала в одну баночку, с вишневым, ткну пальчиком, потом попрошу и клубничного. Затем потребую сверху все это полить вареньем смородиновым.
Вот уже и каши не видно совсем. А я и с вареньем не хочу! Вредная маленькая тощая малоежка.
Приходится бабушке начинать печь блинчики. Вот на блинчиковую диету я всегда согласна.

А потом идем гулять. Двор дома зеленый, большие деревья вокруг, и есть такой волшебный куст, на котором всегда летом божьи коровки.
И имеется детская площадка с очень быстрыми высокими качелями, и чудесные огромные пни везде.
Спрячешься за такой, а мама Анечка сразу встревоженно:"Куда же зайка маленький делся? Никто не видел?!"
Еле-еле сдерживаешься, чтобы не запищать от восторга. Но надо стараться сидеть тихо - а то вдруг сразу найдет?

А потом обед, и супчик с тефтельками, и таинственная кладовка со старыми вещами. А в кладовке шкаф огромный, перины. Это еще из дома бабы Груни. Они были даже тогда, когда мама Анечка молоденькой была.
Молоденькой. Неужели? Так странно. А может, и маленькой?

Конечно, была маленькой, все были. Мне про маленькую Анечку и баба Груня много раз рассказывала.

Маленькая, светленькая, худенькая девочка Анечка. Где ты? Неужели только в этих старых пожелтевших страницах твоего девичьего дневничка?
Он у меня в руках, я вижу твои ровные строчки, слышу голос. Я буду идти за тобой, рассказывай... ( Продолжение следует) Мама Анечка
Tags: Летопись семьи
Subscribe
promo nikolaeva may 1, 00:41
Buy for 250 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments