Николаева Анастасия Владимировна (nikolaeva) wrote,
Николаева Анастасия Владимировна
nikolaeva

Category:

Про жизнь

Вот не писатель я и не сочинитель. Записываю только то, что вижу. Наверное, известный чукча из анекдота про "чукчу, который, что видит, то и поет",- мой близкий родственник.

Иногда я вижу ужасное. И тогда песня моя как стон раздается.
А иногда вижу прекрасное. И тогда хочется делить текст на припевы, прихлопывать и притопывать.

Сегодня о прекрасном.

То есть о настоятеле нашего храма деревенского. Именины у него были, и мы там, конечно, тоже были, ели-пили.

У отца Дионисия всего много: детей, прихожан, забот. Только матушка одна. И та какая-то не очень солидная. Худенькая, глазастенькая, с косой русой ниже пояса. Восьмиклассница, а не матушка. Ее за пятью детьми и не видать.
А батюшке очень нравится его несолидная матушка.

Когда она в больнице была - сохраняла младшенького своего ребеночка, батюшка сразу стал похож на двухметровую печальную сиротку. И даже черная лохматая борода не спасала дела.
Вроде все при нем осталось: и рост огромный, и голос зычный, и глаз острый, а вот сиротинушка и все тут.

Дети родные его, конечно, утешали, прихожане поддерживали, матушка по телефону вразумляла, но воспрял отец Дионисий только тогда, когда матушка Тонечка из больницы вернулась.

Тогда батюшка опять счастливо нырнул в свои приходские и строительные дела. А их у него столько, сколько другому человеку на сто лет бы хватило.

Храм у нас старинный, редкий, его все время охранять, оберегать, обновлять надо. А еще и приходской дом перестраивать: там и воскресная школа должна разместиться, и пекарня, и сам отец Дионисий со своим семейством немалым.

Есть, конечно, у батюшки в городе квартира. Только разве может он храм оставить?! Никогда. И матушку тоже должен в поле зрения держать, а уж детей само собой. Вот так и поселил настоятель всех своих в недостроенном, сыром доме приходском.
А там и входа нормального нет. Надо по лестнице приставной на второй этаж, а там через окно. Ловко лезет наша беременная матушка в окно, а за ней и все дети, громко стонут бабули церковные внизу. Где это видано, чтобы беременные матушки по лестницам карабкались?!

А матушка улыбнется, длинную юбку тонкой рукой перехватит и скажет свое любимое:"Ничего страшного!"

Это у нее всегда так. Упадет малыш, заболеет ребенок, в слезах придет жаловаться на жизнь прихожанка, матушка тут же поможет встать, уберет волосы с горячего лобика, выслушает со всем вниманием прихожанку и скажет всем несчастным убежденно и ласково:"Ничего страшного!"

И точно так: утешится упавший, исцелится заболевший, развеселится прихожанка.

За четыре года только раз я видела, как нахмурилась матушка. Это тогда было, когда девочка лет шести в храм в совсем коротком платьице зашла. Таком коротком, что даже трусики видны были. Всполошились бабушки, кинулись к ребенку, чтобы обвязать, завязать, научить, обсудить. Тогда матушка быстро подошла к растерявшейся девочке, взяла за ручку и увела с собой. И только, наверное, я слышала, как сказала она негромко сама себе:" В храме молиться надо, а не детские трусики рассматривать".

Если бы я сама этого не видела, то думала бы, что ничто и никогда не может вывести матушку из состояния мира и покоя. Теперь знаю: может. Если кто ребенка напугает или обидит.

Не мог, конечно, батюшка смотреть спокойно, как матушка в дом через окошко попадает, сделал лестницу, прекрасную, витую-кружевную.

А потом батюшка на стройке своей оступился и ногу сломал, очень неудачно, операцию делали. И все это прямо перед Рождеством.
Эх, грустно, когда в такой праздник настоятель болеет.
Пришли мы все храм, смотрим: а из алтаря батюшку выводят, с двух сторон его поддерживают, в руках у него посох. И так все возликовали - сбежал батюшка из больницы, к нам сбежал!
Только матушка чуть бледнее обычного была и очень напряженно всю службу на батюшку смотрела.

Батюшка потом обмолвился, что кровят еще его раны, приходится бинты постоянно менять. А увидев мой испуганный взгляд, тут же добавил:"Могу их вам отдать, если прикладываться хотите!"

Прошло совсем немного времени, и матушка младшенького своего, Данилу, родила, второго сына, пятого ребенка. Батюшка, сияющий и ликующий, в роддом отправился забирать жену и сыночка крошечного.

А роддоме сразу налетели на него фотографы разные, давай за рясу дергать, услуги свои предлагать и тревожно вопрошать, когда же отец ребенка появится. Они, видно, подумали, что какой-то небедный человек решил широко выписку своей супруги отметить. Вот и священника для антуражу пригласил, и цыгане наверняка вот-вот подтянутся.

Тогда отец Дионисий скорбно так на этих жертв частного бизнеса посмотрел и сказал ласково:" А не будет отца, сбежал, негодяй эдакий!"
И пока мастера объектива хлопали глазами и ставили руками свои челюсти на место, отец Дионисий бережно взял своего сына из рук матушки и гордо выдвинулся к выходу.

А еще наш батюшка построил детскую площадку возле храма, развел птиц диковинных, поселил в домиках енотов. И теперь у нас дети в ограде храма веселой толпой бегают, павлины кричат голосами гадкими, еноты через решетки просовывают носы черные.

А еще, когда мы пропускаем службу, батюшка звонит мне и очень-очень ласковым голосом, прямо медовым, спрашивает, в какую конкретно я секту попала и чего теперь от меня ждать. И ведь даже здоровьем не отговоришься. Батюшка сразу отпеть предлагает. Он всегда помочь готов!

А еще отец Дионисий, когда я начинаю критиковать наше образование или медицину, говорит, что вся моя беда в том, что я слишком долго живу на свете и помню хорошие времена. Жила бы меньше, и проблем было бы меньше.

А еще он сегодня на именинной проповеди так объяснил особенности своего характера:
"Мой святой покровитель, священномученик Дионисий Ареопагит, когда язычники отрубили ему голову, взял ее в руки и пошел к тому месту, где стояла христианская церковь. Вот и я такой же неугомонный".

Вот не ходила бы я в церковь, никогда бы не узнала отца Дионисия и матушку Тоню. И тогда другой была бы моя жизнь. Без рассказов батюшки, без тортов матушки,а главное - без их любви. Улыбается ласково матушка, грозно вышагивает с посохом батюшка, горохом катятся за ними дети. Это их жизнь, их счастье. Но это уже и моя жизнь, и мое счастье тоже.


Енот
Tags: Семья
Subscribe
promo nikolaeva may 1, 2019 00:41
Buy for 250 tokens
До 500 000 показов вашего контента всем заинтересованным в рекламе могу обеспечить на своём канале в Яндекс.Дзене. nikolaeva.lj@yandex.ru
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →